Главная страница
Поиск
Статистика
2 пользователь(ей) активно (2 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 2

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : HRW:Туркменистан продолжил курс возвращения к репрессивным ниязовским методам.
Написал admin в 23/01/2012 20:19:00 (1280 прочтений)

В 2010 г. – четвертом году президентства Гурбангулы Бердымухамедова - власти Туркменистана продолжили курс на возвращение к репрессивным методам ниязовского периода. Первые два года после смерти Сапармурата Ниязова прошли под знаком отказа от наиболее одиозных аспектов его социальной политики, однако затем обозначился разворот вспять. Правительство усилило давление на НПО и отдельных активистов; в 2009 – 2010 гг. произошло значительное ухудшение ситуации со свободой передвижения, многих граждан не выпускали из страны. Вместо продолжения назревших реформ в образовании правительство ввело обременительный порядок выезда на учебу за рубеж и сохранило в вузах вступительный экзамен по ниязовской «Рухнаме». Блокировался доступ к интернет-сайтам, запрещался ввоз в страну некоторых печатных материалов. Места лишения свободы оставались закрытыми для внешнего мониторинга. Дальнейшее расширение отношений с иностранными государствами и международными организациями не сопровождалось сколько-нибудь реальными последствиями для прав человека.

Гражданское общество
Существующая в стране репрессивная атмосфера в значительной степени исключала возможность организации и деятельности независимых НПО. В последние годы обращений за регистрацией почти не поступало.
30 сентября 2010 г. президент призвал сотрудников Министерства национальной безопасности быть «непримиримыми борцами с теми, кто клевещет на наше демократическое правовое светское государство». Накануне в эфире спутникового телеканала прошло интервью с эмигрировавшим активистом Фаридом Тухбатуллиным, который возглавляет базирующуюся в Вене «Туркменскую инициативу за права человека». В последующие дни сайт этой НПО был парализован хакерской атакой, появились правдоподобные сведения о том, что туркменские спецслужбы планируют физическую расправу с Тухбатуллиным.
В июне в Туркменистане власти стали «проводить беседы» с бывшими одноклассниками и учителями сыновей Тухбатуллина. По меньшей мере в трех случаях им угрожали обвинением в измене родине, если они не прекратят все связи с этой семьей.
В декабре 2009 г. «Врачи без границ» - последняя остававшаяся в стране международная гуманитарная организация - решили закрыть свой офис в Туркменистане после неоднократного отказа властей утвердить проектные предложения, в результате чего дальнейшая работа этой НПО стала невозможной.
Деятельность ОБСЕ и ООН внутри страны ограничена рамками семинаров и технического содействия.
В 2010 г. туркменская делегация третий год подряд попыталась не допустить участия активистов из эмиграции в обзорной конференции ОБСЕ по человеческому измерению. Когда последние все же были зарегистрированы, официальная делегация покинула конференцию.
Свобода СМИ
Свобода СМИ по-прежнему полностью отсутствовала. Почти все печатные и электронные СМИ контролировались государством. Представители зарубежных СМИ нередко не могли попасть в страну, в последние годы отмечались случаи нападений, притеснений и другого запугивания в отношении местных корреспондентов.
Доступ ко многим сайтам блокировался, посетители интернет-кафе должны были предъявлять паспорт, электронная переписка отслеживалась властями.
Внутри страны было крайне трудно достать зарубежные газеты и журналы сколько-нибудь политического профиля. Известно, что на границе иностранные печатные материалы изымаются. В августе 2010 г. президент заявил, что «в настоящее время объемы производимой отечественной издательской продукции достаточны для удовлетворения внутренних потребностей страны и нет необходимости ее импортировать». Таможенной службе было поручено принять «необходимые меры по предотвращению поступления из-за рубежа некачественной, низкопробной издательской и видеопродукции».
Свобода передвижения
С помощью неофициальной системы «черных списков» власти произвольно вмешиваются в право на выезд за рубеж, особенно широко практикуя это в отношении активистов и родственников эмигрировавших диссидентов.
16 июля пограничники не выпустили в Казахстан Умиду Джумбаеву, которая помогала экологу Андрею Затоке в 2009 г., когда тот был арестован по сфабрикованному делу, неправосудно осужден и выслан из страны. 28 июня в разрешении на выезд с целью лечения было отказано гражданским активистам Аннамамеду и Елене Мятиевым. Супругам разрешили выехать только 10 июля, после того как дело получило международную огласку.
Стрингера Радио Свобода Гурбансолтан Ачилову и ее семью власти на протяжении многих лет притесняли и отказывали им в разрешении на выезд за рубеж. 12 июня ее сын Мухамметмырат покончил жизнь самоубийством. Через месяц из миграционной службы на его имя пришло выездное разрешение.
В 2009 г. в Туркменистане был введен обременительный порядок оформления выезда на учебу, в результате чего сотни молодых людей не смогли выехать для получения образования в частных зарубежных вузах. К августу 2010 г. многим все же удалось уехать, за исключением студентов Американского университета в Центральной Азии (Кыргызстан). На протяжении всего 2010 года Министерство образования, пограничники и миграционная служба никак не объясняли причин такой избирательности, на все письменные запросы поступал стандартный ответ – отказано. К сентябрю 2010 г. из Туркменистана не выпускали людей с действующей киргизской визой в паспорте.
В июле правительство запретило гражданам Туркменистана с российским паспортом выезжать в Россию, если только у них не было российской визы. Туркменистан вышел из соглашения о двойном гражданстве с Россией в 2003 г., однако владельцам российских паспортов до июля 2010 г. разрешалось использовать их для выезда в Россию.
Политзаключенные и пенитенциарная система
Как и в предыдущие годы, точное число политзаключенных оставалось неизвестным из-за повышенной секретности, окружающей этот вопрос. Среди известных политзаключенных были Аннакурбан Аманклычев и Сапардурды Хаджиев, сотрудничавшие с правозащитными организациями, а также политический диссидент Гульгельды Аннаниязов.
В феврале две эмигрантские правозащитные группы опубликовали доклад, в котором указывалось на серьезные проблемы в тюремной системе Туркменистана, включая перенаселенность, унижающее достоинство обращение, коррупцию и отсутствие общественного контроля. Реакция президента Гурбангулы Бердымухамедова была беспрецедентной - он признал наличие проблем и обещал принять меры. Однако последовавшие поправки в уголовный кодекс не затронули главных вопросов, поставленных в докладе. Ни одна из межправительственных или неправительственных международных организаций по-прежнему не имела доступа в места заключения.
Вмешательство в семейную жизнь
В Туркменистане существует негласный запрет на регистрацию брака с иностранцами, который в сочетании со сложностью получения туркменской визы приводит к разделению семей. В апреле в Узбекистан, как страну гражданской принадлежности, были высланы около 30 женщин, которые были замужем за гражданами Туркменистана, причем вместе с несовершеннолетними детьми, родившимися и выросшими в Туркменистане.
В октябре 2009 г. около 500 иранских туркмен выступили с коллективным заявлением против разделения смешанных семей. В частности, они утверждали, что власти Туркменистана отказываются выдавать долгосрочные визы тем членам семьи, у кого нет туркменского гражданства.
Свобода религии
Необъявленная кампания по борьбе с терроризмом включала преследования «ваххабитов», как власти огульно именуют сторонников ортодоксального ислама. Так, в июне мулла из Дашогуза получил три года после того, как у него дома нашли неснаряженную гранату, загадочным образом исчезнувшую впоследствии из материалов дела. Всех его прихожан милиция заставила сбрить бороду.
В апреле мусульманский священнослужитель Шири Гелдимурадов и трое из его сыновей были арестованы и осуждены за хранение оружия. На момент подготовки этого доклада все его сыновья находились за решеткой. В июне Гелдимурадов умер в заключении.
В местах собраний незарегистрированных религиозных групп проводятся облавы. Профильная международная мониторинговая НПО «Форум 18» сообщала об одной из таких операций против баптисткой общины в Дашогузе в декабре 2009 г. У верующих была изъята религиозная литература, прихожане были допрошены, и с них взяли подписку о неучастии в молитвенных собраниях. В июне 2010 г. у нескольких человек аналогичная подписка была взята повторно.
21 октября 2010 г. пастор пятидесятнической церкви «Свет миру» Ильмурад Нурлиев был приговорен к четырем годам лишения свободы по сфабрикованному, как представляется, делу о махинациях с пожертвованиями. По версии обвинения, он мошенническим путем вымогал деньги у четырех человек, приходивших в приходской приют. При этом один из потерпевших большую часть времени, в течение которого якобы происходило вымогательство, находился за решеткой, а еще двое не давали показаний в суде. Председательствующий также заслушал лишь троих прихожан со стороны защиты, адвокату своевременно не предоставили копию приговора для обжалования. Собрания этой общины уже разгонялись в 2008 г., сам пастор и его прихожане на протяжении ряда лет подвергались притеснениям со стороны официальных инстанций.
20 июня в Геоктепе были задержаны 47 протестантов, на два дня приехавших в город для совместной молитвы и библейских чтений. Верующих до утра продержали в милиции, допросили и отпустили.
Свидетели Иеговы по-прежнему подвергались лишению свободы за отказ от военной службы по религиозным убеждениям, на момент подготовки этого доклада за решеткой находились по меньшей мере восемь человек.
Ключевые международные игроки
Целый ряд ведущих субъектов международного сообщества по-прежнему предпочитали воздерживаться от активной критики ситуации с правами человека, будучи заинтересованными в энергетических ресурсах и стратегическом положении Туркменистана. Особенно заметным это было применительно к Евросоюзу, который активно продавливал замороженное по правозащитным основаниям еще в 1998 г.
Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, не требуя никаких увязок с реформами. На момент подготовки этого доклада соглашение ожидало утверждения Европарламентом. Первоначальная положительная рекомендация вызвала значительные споры. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве также подлежит ратификации парламентами двух стран – членов ЕС: Франции и Великобритании. В апреле комитет французского парламента по иностранным делам принял резолюцию, в которой рекомендовал правительству воздержаться от вынесения соглашения на ратификацию, пока не будут обеспечены определенные улучшения в ситуации с правами человека, включая освобождение политзаключенных Аманклычева и Хаджиева.
В ходе своего апрельского визита в Туркменистан генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун необычно откровенно высказался о проблемах с правами человека, в особенности обозначив необходимость открытия страны для спецдокладчиков ООН и улучшения условий содержания в местах заключения.
Европейский банк реконструкции и развития в принятой в апреле новой страновой стратегии по Туркменистану частично пересмотрел свою политику полного отказа от финансирования госсектора, отставив за собой право повысить уровень сотрудничества. С другой стороны, были сформулированы конкретные целевые показатели в области прав человека и было прямо заявлено, что уровень сотрудничества со стороны ЕБРР будет зависеть от прогресса правительства в их достижении.

http://www.hrw.org/ru/world-report-2011-17

Версия для печати Отправить эту статью другу