Главная страница
Поиск
Статистика
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : «Войны троллей» в Центральной Азии
Написал admin в 21/02/2012 8:28:00 (1535 прочтений)

Троллинг стал обычным делом на центральноазиатских интернет-форумах. Здесь их посетители открыто озвучивают антиправительственные мнения, которые они никогда не решились бы озвучить оффлайн. Здесь же вдруг появляется некий пользователь, который с энтузиазмом превозносит достоинства властей или нападает на их критиков. Интересно?

Здесь же обитает целый мир центральноазиатских проправительственных «интернет-троллей» — анонимных комментаторов, которые таинственным образом возникают из ниоткуда и защищают правительство, когда оно подвергается критике в социальных сетях или на новостных сайтах.

Власти региона в течение долгого времени держали инакомыслие под жестким контролем, но делать это становится все сложнее, так как все больше и больше людей получают доступ к Интернету.

Существует мнение, что власти наняли технически подкованных граждан для защиты своей власти, запугивания критиков и попытки переписать историю онлайн.

Их тактика включает в себя грубые оскорбления со стороны нарушителей спокойствия в Туркменистане и Узбекистане, и более изощренные действия в Казахстане, а также онлайн-кампании в Кыргызстане, больше похожие на профессиональные мероприятия по связям с общественностью.

Всех их объединяет анонимность, возможная благодаря интернет-псевдонимам — «никам», — и поддержка с той или иной стороны.

Виртуальная рука Узбекистана

В Узбекистане феномен троллинга тесно связан со Службой национальной безопасности, которая вступила в виртуальные споры после андижанских событий 2005 года.

«После событий в Андижане, когда… любые либеральные мысли и идеи жестко пресекались, спецслужбы усилили работу в направлении интернет-троллинга», — говорит разработчик софта из ташкентской компании, пожелавший остаться неназванным.

Когда международное сообщество надавило на правительство и потребовало ответов на вопросы, тролли попытались восстановить подпорченную репутацию. В основном это сводилось к оскорблению критиков и попыткам рассредоточить и запутать дискуссии.

Баходир, интернет-пользователь в Узбекистане, говорит, что даже сегодня, как только в сети упоминаются андижанские события, появляется множество комментариев с обвинениями в адрес исламских террористов.

По словам Баходира, «особенно они активизируются во время заметных политических событий, потрясений, под видом простых людей начинают переубеждать аудиторию, что все не так, как описывают журналисты».

Из 28-миллионного населения Узбекистана около 27 процентов граждан имеют доступ к Интернету, сообщает сайт Internetworldstats.com, который базируется в США.

Когда беспорядки в Северной Африке и на Ближнем Востоке вызвали дебаты в киберпространстве Узбекистана, в сети так же появлялись анонимные проправительственные комментарии. Подобные же постинги появились и в защиту дочери президента Ислама Каримова Лолы Каримовой-Тиллаевой, когда в прошлом году она проиграла в Париже дело о клевете по статье, в которой ее изобразили как дочь диктатора.

Баходир сказал, что одинаковая манера писать и одни и те же аргументы от якобы разных людей позволяют предположить, что они либо организованы, либо пишет один и тот же человек.

Независимый репортер в Ташкенте сказал, что спецсужбы иногда нанимают журналистов государственных СМИ, чтобы те выступили как анонимные комментаторы.

В основном тролли действуют на новостных сайтах, освещающих события в Узбекистане из-за рубежа: uznews.net, centrasia.ru, ca-news.org и узбекская служба Радио Свободная Европа/Радио Свобода ozodlik.org.

«Если масса критических комментариев уже зашкаливает, то всегда могут набежать несколько человек, которые начнут оскорблять участников дискуссии… и называть журналистов радио предателями, — говорит Алишер Сиддиков, главный редактор узбекской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода в Праге. — Троллей отличает излишняя грубость в комментариях и однотипность аргументов».

Тролли постепенно развивают более изощренные способы ведения онлайновых войн. По словам пользователя под ником Mega, троллей выдавали в первую очередь злые сообщения с большим количеством нецензурных слов, но с тех пор, как многие веб-сайты ввели строгую премодерацию, фокус троллей сместился в сторону подрыва репутации журналистов или их новостных агентств.

По словам ташкентского медиаэксперта, последний метод заключается в том, чтобы не просто отрицать, что проблемы в Узбекистане существуют, а в том, чтобы утверждать, что правительство работает над преодолением трудностей.

В типичном недавнем сообщении на новостном веб-сайте пользователь под именем Назар (Nazar) встал на защиту президента Ислама Каримова 30 января, в его 74 день рождения. В ответ на жалобы о перебоях с электричеством и газом «Назар» написал: «А кто может заменить [Каримова]? Практически никто. Кого винить в том, что происходит в Узбекистане? Мы все виноваты. Каримов не ангел, это точно. Но кто еще может защитить страну… от коллапса и гражданской войны?»

Подавление и без того ограниченных дебатов в Туркменистане

В соседнем Туркменистане доступ к Интернету более ограничен, только 1,6 процента пятимиллионной страны пользуются Интернетом, сообщает Internetworldstats.com.

Тем не менее, тролли есть и на интернет-пространстве Туркменистана. Они собираются в основном вокруг русскоязычных социальных сетей и находятся за пределами страны. Одна из наиболее популярных соцсетей в Туркменистане — российская сеть Odnoklassniki.ru, весьма популярная во многих странах бывшего Союза.

Интернет-пользователь в Туркменистане сказал, что этот сайт популярен в его стране, но проводить там дискуссии на социальные темы невозможно. Если граждане Туркменистана, проживающие в России, только попробуют заговорить о сложностях с получением визы для возвращения домой, их забросают оскорблениями.

Иностранные блоггеры, пишущие о Туркменистане, тоже испытали на себе внимание троллей. Бектур Искендер, известный в Кыргызстане журналист, получал угрозы от одного из частных посетителей его блога, который требовал, чтобы журналист прекратил писать о Туркменистане.

В Казахстане агрессии предпочитают позитивный PR

В Казахстане власти осуществляют контроль над традиционными СМИ — телерадиокомпаниями и газетами. Власти также блокировали оппозиционные вебсайты, но им все тяжелее заставить молодых людей не выражать недовольство в онлайне.

Почти 35 процентов 16-миллионного населения страны имеют доступ в Интернет, что делает эту страну одной из наиболее продвинутых в этом отношении среди стран региона. В стране 362 тысячи зарегистрированных пользователей сети Facebook, и, как отмечают наблюдатели, данный сайт часто используется казахстанцами для критики правительства.

Власти осознали важность продвижения своих взглядов онлайн, вместо того чтобы просто обличать критиков.

«Государство рассматривает Интернет как дополнительную площадку, где следует поддерживать свой положительный образ», — говорит Александр Данилов, гражданский активист и политолог из Казахстана.

В КаЗНете поднял шум один размещенный на социальных сетях скриншот. Дело было в следующем. В начале января некий блоггер разместил сообщение, которое, по его словам, является интернет-перепиской, в которой редактор правительственного новостного агентства просит его оставлять на вебсайте проправительственные комментарии. Редактор якобы предложил блоггеру 170 долларов за месяц работы, которая заключалась в написании постов и комментариев о парламентских выборах 15 января и о декабрьских кровопролитных событиях в Жанаозене.

Блоггер отказался от предложения редактора, мотивировав отказ тем, что он пишет в поддержку протестующих.

Бану Нургазиева, директор департамента общественно-политической работы Министерства культуры и информации Казахстана, отрицает причастность властей к подобным кампаниям, назвав это «нонсенсом».

«Я бы знала о существовании такой практики, если бы это было так. Откуда бы на это взяли деньги? Все расходы должны быть заложены в бюджет», — сказала Нургазиева.

Она сказала, что у сторонников правительства есть все права озвучивать свою точку зрения в Интернете.

«Сегодня у всех есть компьютеры и все могут по собственной инициативе писать все, что взбредет им в голову. Это нельзя запретить», — сказала она.

В интервью Радио Свободная Европа/Радио Свобода 6 февраля Александр Ляхов, заместитель главы Интернет-Ассоциации в Казахстане, утверждает, что оппозиционные группы тоже используют технику троллинга.

Жанна Прашкевич, известный PR-консультант, говорит, что лишь незначительный процент постингов — это работа троллей. Помимо них существуют нанятые бизнесменами или политиками люди, задача которых заключается в том, чтобы формировать у аудитории нужное мнение и отношение к людям, товарам, услугам.

Призывы к сдержанности в Таджикистане

Хотя доступ к Интернету имеет менее 10 процентов населения Таджикистана, популярность социальных сетей набирает небывалые обороты. Русскоязычные социальные сети привлекают многих молодых людей, и число зарегистрированных на Facebook пользователей выросло с менее чем 10 тысяч в конце 2010 года до более чем 27 тысяч в конце 2011-го, сообщает Internetworldstats.com.

На страницах Facebook иногда разворачиваются горячие дебаты по политическим вопросам, но сторонники правительства, как правило, призывают к сдержанности, говорит Фазлиддин Насреддинов, пользователь этой социальной сети.

По словам Насреддинова, как только кто-нибудь озвучивает призыв к радикальным политическим переменам в Таджикистане, «всегда появляются несколько человек, которые начинают говорить о том, что нам такие действия не нужны, нужно приходить к консенсусу, нам нужны эволюционные методы».

Махмуджон Сараев из информационной службы Администрации президента Таджикистана сказал, что правительственные чиновники не инициируют дебаты в сети и не принимают в них участие.

В то же время, говорит он, «это не значит, что мы не в курсе, какие вопросы обсуждаются в таких группах. Мы знаем и видим».

Сараев высказал предположение, что вопросы, которые вызывают споры, задают, как правило, люди, находящиеся за пределами Таджикистана.

Существуют опасения, что пользователями тонко манипулируют через Facebook. Парвина Ибодова, председатель Ассоциации интренет-провайдеров Таджикистана, вспоминает как подписчики группы в Фейсбуке, насчитывающей более 1500 участников, предложили устроить антимосковскую демонстрацию после новости об убийстве таджикских граждан скинхедами в России.

«Человек 10-15 там собрались, но, как оказалось, тех, кто призывал к этому, среди тех людей не было», — сказала она.

Протестующие уверены, что стали жертвами провокаторов, хотя неясно, кто это мог быть, сказала Ибодова.

Плюралистический троллинг в Кыргызстане

В Кыргызстане, где свобода слова выражена сильнее, чем в других странах региона, так же были попытки осуществления контроля над использованием Интернета, но в меньшей степени. Страна имеет наибольший процент проникновения Интернета в Центральной Азии — около 40 процентов из 5,5-миллионного населения, по данным Internetworldstats.com.

Анонимные комментарии, полные ненормативной лексики, в адрес оппонентов правительства отошли в прошлое, а проправительственные пользователи Интернета становятся более технически продвинутыми и совмещают PR-навыки с неподдельным интересом к политике.

Медиааналитики уверены, что в пользу правительства действуют лишь 25-30 троллей в Кыргызстане, и они «работают» в группах. По словам Сергея Макарова, основателя НПО «Институт новых медиа», многие из них действуют независимо, им больше 25 лет и это журналисты, блоггеры, юристы, экономисты или бизнесмены. Это, как правило, образованные и политически осведомленные люди, которые, тем не менее, не всегда имеют определенные политические взгляды, и получают от 200 до 700 долларов за интернет-кампанию.

«Тролли — очень закрытая группа. Об этой работе не распространяются», — говорит Макаров. Тем не менее, добавляет он, кыргызская блогосфера такая маленькая, что «все друг друга знают».

Султан Каназаров, глава правительтсвенного отдела информационной политики, отмечает, что многие политики имеют полностью прозрачное интернет-присутствие; они сами либо их ассистенты выходят на контакт с общественностью и продвигают свои взгляды.

В Кыргызстане анонимные пользователи не только реагируют на существующие новости, они также помогают составлять план работы, публикуя на свободных площадках в Интернете информацию, которую отслеживают информагентства и традиционные СМИ.

Юлия Барабина, руководитель пресс-центра известного нарколога Дженишбека Назаралиева, говорит, что спровоцировать всплеск анонимных постингов может любое политическое событие, включая выборы, правительственные назначения и политические дебаты. Такие интернет-кампании используют все политические партии, не только правительство.

«На выборах президента в 2010-м на многих русско- и кыргызскоязычных ресурсах можно было заметить троллей практически всех главных игроков, — сказала она. — Иногда они вступали в открытые перепалки друг с другом, и это уже были настоящие войны троллей».

Это вызвало определенные заявления относительно кандидатов, некоторые могли быть сфабрикованы, другие, возможно, правдивы.

«Для избирателей, юзеров, которые читали данные темы и наблюдали за процессом, это была возможность узнать о кандидатах нечто, что они могли не знать ранее», — сказала Барабина.

Однако один «профессиональный юзер» признался, что ложная информация о политиках действительно привела к неясности и путанице.

Во время парламентских выборов 2010 года просочившийся телефонный разговор выставил одного политика в невыгодном свете. И хотя было очевидно, что разговор был по меньшей мере отредактирован и многое в нем было неправдой, он все равно навредил политику, так как посеял семена сомнения относительно него, сообщил источник.

Более опытные интернет-пользователи научились выявлять троллей и игнорировать их, но определить их не всегда просто, так как они могут выставить аргумент, способный расстроить любые политические дебаты.

Эксперт по данному вопросу сказал, что пока политики находят интернет-активность привлекательной, она может иметь меньшее влияние на общественное мнение, чем они рассчитывают, потому что в лучшем случае они могут надеяться лишь на то, что тролли будут «контролировать потоки распространения разных слухов и сплетен» в их пользу.

Размещать информацию анонимно становится все сложнее. Многие новые вебсайты ввели запрет на создание разных пользователей с одного IP-адреса. Это не позволяет потенциальным троллям создавать видимость популярной общественной проправительственной реакции. Один из наиболее популярных интернет-форумов Кыргызстана Diesel ввел для каждого нового пользователя период ожидания длительностью в месяц.

В то время как тролли, может быть, еще задержатся в интернет-сообществе, они не являются сдерживающим фактором для молодых людей в Центральной Азии, которые ищут более демократичное сообщество онлайн.

Чолпонбек, житель столицы Кыргызстана Бишкека, говорит, что вместо того, чтобы выходить на уличные протесты, выражает свою точку зрения в Интернете.

«Я высказываю то, что думаю, нахожу единомышленников и спорю с теми, у кого другая точка зрения», — сказал он, добавив, что анонимные комментарии не влияют на его мнение.

«Для меня на самом деле важно, чтобы была свобода, хотя бы в Интернете. Потому что это то место, где многие люди сбивают свой конфликтный потенциал, — сказал он. — Если не будет этой возможности, не знаю тогда, что будет».

(Имена некоторых опрошенных были изменены в целях их безопасности.)

Юлия Горяйнова — редактор IWPR по Туркменистану и Узбекистану в Бишкеке; Лола Олимова — редактор IWPR в Таджикистане; Бахтиёр Расулов — псевдоним контрибьютора IWPR в Узбекистане; Алмаз Рысалиев — редактор IWPR в Казахстане; Дина Токбаева — региональный редактор IWPR по Центральной Азии.

Источник :: Институт по освещению войны и мира

Версия для печати Отправить эту статью другу