Главная страница
Поиск
Статистика
2 пользователь(ей) активно (2 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 2

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Доклад о правах человека за 2011 год. Туркменистан
Написал admin в 26/06/2012 5:48:00 (2751 прочтений)

Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда;
Резюме
Несмотря на то, что Конституция провозглашает Туркменистан светской демократической и президентской республикой, у страны авторитарное правительство, контролируемое Президентом Гурбангулы Бердымухаммедовым и его Демократической Партией, единственной политической партией в стране. Сразу после смерти Президента Сапармурада Ниязова в 2006 году, Бердымухаммедов был торжественно введен в должность Президента после президентских выборов в феврале 2007 года, которые не соответствовали международным стандартам. Парламентские выборы декабря 2008 года также не соответствовали международным стандартам. Силы безопасности подчинялись гражданским властям.

Три наиболее важные проблемы по правам человека были: произвольные аресты, пытки, и несоблюдение гражданских свобод, в том числе ограничения на свободу слова, печати, собрания, религии, и передвижения.

Другие продолжающиеся проблемы по правам человека включали в себя: неспособность граждан изменить свое правительство; отказ в проведении надлежащего судебного разбирательства и справедливого суда; произвольное вмешательство в личную жизнь, дом, и переписку; дискриминация и насилие в отношении женщин; и ограничения свободы объединения рабочих.

Должностные лица в спецслужбах и в других ведомствах в правительстве действовали безнаказанно. Не было никаких судебных преследований правительственных должностных лиц за нарушения прав человека.

Часть 1. Соблюдение неприкосновенности личности, включая свободу от:

а. Произвольное или незаконное лишение жизни
Сообщений о том, что правительство или его службы совершали произвольные или незаконные убийства не было.

б. Исчезновение
Согласно Хьюман Райтс Уотч (HRW), приблизительно 10 человек, якобы члены Министерства национальной безопасности (МНБ), насильственно вторглись в дом Базаргельды и Айджемал Бердыевых и задержали семейную пару 19 апреля. Пара добивалась компенсации за пытки и конфискацию имущества с конца 1990-ых годов. Информация об их местонахождении после ареста не была доступна.

в. Пытки и иные виды жестокого, негуманного или унижающего достоинство обращения или наказания

Несмотря на то, что Конституция и закон запрещают такую практику, сотрудники сил безопасности, пытаясь выбить признание от задержанных лиц, пытали, избивали лиц, подозреваемых в совершении преступления, заключенных, и лиц, критикующих правительство. Согласно данным из апрельского отчета, представленного Комитету ООН Против Пыток (UNCAT) Независимой ассоциацией адвокатов Туркменистана (TILA) и Туркменской инициативой по правам человека, «…среди подозреваемых помещенных во временный изолятор, каждый второй был подвергнут разным видам жестокого обращения и пыткам». В отчете также сообщалось, что «…избиение и изнасилование заключенных сотрудниками исправительной колонии, применение пыток, и психологического давления сильно распространены. Такое обращение с заключенными приводит к частым попыткам самоубийства среди заключенных».

Статья 16 Закона о Статусе и социальной защите военнослужащих от 2009 года гласит, что государство обеспечивает защиту здоровья и жизни военнослужащих. Однако военнослужащие сообщали, что дедовщина в отношении призывников происходила повсеместно и выражалась в унижении человеческого достоинства и духа, включая жестокость и оскорбления. Однако, по сравнению с предыдущими годами, распространенность дедовщины, согласно полученным сообщениям, была намного ниже. Военнослужащие сообщали, что офицеры реагировали на случаи злоупотребления, проверяли призывников на признаки плохого обращения с ними, и наказывали виновных в некоторых, но не во всех случаях. Согласно сообщениям, дедовщина над призывниками была более распространена за пределами Ашхабада.

Условия содержания в тюрьмах и в местах предварительного заключения

Тюрьмы были переполнены, условия содержания в них были антисанитарные и небезопасные. Некоторые объекты, такие как колония общего режима LBK-12, расположены в такой местности, где заключенные подвержены экстремальным погодным условиям — сильная жара летом и очень холодные температуры зимой.

Были неподтвержденные сообщения о физическом насилии над заключенными как со стороны сотрудников тюрьмы, так и со стороны других заключенных. Согласно отчету TILA, общая вместимость в колониях и тюрьмах (за исключением военного штрафного батальона) составляла 8100 заключенных. Однако, согласно этому отчету, до амнистии, объявленной в 2009 году, общее количество заключенных составило 26720 человек. Эта цифра не включала в себя задержанных содержащихся до суда в изоляторах временного содержания, камерах предварительного заключения, лечебно-трудовых реабилитационных центрах и штрафных батальонах. Задержанные до суда в изоляторах временного содержания, были в основном лицами, которые уже были приговорены, но еще не были перемещены в колонии. В шести изоляторах временного содержания до суда, которые рассчитаны на 1120 человек, по оценочным данным, содержалось в три-четыре раза больше человек.

В отчете TILA также отмечается, что охранники и другие заключенные участвовали в широко распространенном насилии против заключенных. Согласно февральскому отчету TILA, на территории LBK-12, «жестокое обращение с применением силы используется против заключенных персоналом колонии и другими лицами с согласия и, зачастую, по указанию администрации колонии». В отчете также отмечается, что были образованы несколько групп заключенных по «племенному признаку», и что «настоящие бои с ножами и кастетами происходят между группами, которые приводят к высокой смертности среди заключенных». Болезни, в частности, туберкулез был широко распространен. В связи с переполненностью, как сообщается, заключенные у которых обнаружен туберкулез и кожные заболевания содержались со здоровыми заключенными, что способствовало распространению заболевания. Продолжает оставаться обеспокоенность, что государство не проводило соответствующие анализы и лечение заключенных, страдающих туберкулезом перед их освобождением и присоединением к общему населению, хотя государственные органы сообщали, что проверяли и лечили заключенных. Государственные органы сообщали, что они переводили заключенных, страдающих туберкулезом в специальный госпиталь Министерства внутренних дел в Марыйском велаяте для лечения, а также обеспечивали дальнейшее лечение для освобожденных заключенных по месту их проживания.

Пищевая ценность тюремной еды была очень низкая, и большинство заключенных страдало от недоедания. Заключенные зависели от родственников, которые приносили им продукты в дополнение к недостаточному тюремнму питанию. Некоторые члены семей и заключенные заявляли, что сотрудники тюрем иногда конфисковывали эти посылки с продуктами. Доступность чистой питьевой воды не могла быть подтверждена.

Власти обычно содержали мужчин и женщин в отдельных помещениях мест заключения. Общее число заключенных и задержанных женщин не известно, но согласно отчету TILA, 2010 заключенных женщин содержались в DZK/8 в Дашогузе.

Полные данные о среднем периоде или числе заключенных подростков не были доступны. В следственных изоляторах временного содержания при МВД содержались около 800 задержанных взрослых и подростков. В это число входили лица, находящиеся под следствием или же уже осужденные, но еще не переведенные в исправительные колонии.

В марте правительство внесло изменения в Статью 88 Уголовного Кодекса, касающуюся наказания несовершеннолетних. По пересмотренному Кодексу, несовершеннолетние, впервые привлеченные к ответственности и признанные виновными в незначительных преступлениях, подлежат помещению в обязательную исправительную школу для малолетних правонарушителей, вместо более суровых мер наказаний. Ранее государство помещало несовершеннолетних осужденных в медицинские-воспитательные учреждения.

По словам родственников, некоторые заключенные не могли получать передачи, а членам их семей часто отказывали в свиданиях с ними. Государственные органы разрешали дипломатам встречаться с заключенными гражданами своих стран, которые содержались в местах заключения по обвинениям в совершении уголовных преступлений. Государственные органы не сообщали, разрешалось ли заключенным соблюдать религиозные обряды, и не сообщали о систематическом мониторинге условий содержания в тюрьмах и местах предварительного заключения. Сообщений о тюремном омбудсмене (лицо, назначенное правительством для разбора жалоб частных лиц на государственные учреждения) не было.

Государственные служащие, как правило, игнорировали вопросы от членов семей и дипломатов о местах нахождения или состоянии политических заключенных. Однако, 28 марта, Правительство предоставило информацию о количестве посещений со стороны семей, передачах продуктов, и медицинских услугах, полученных заключенными с 2007 года в тюрьме журналистами Аннагурбаном Аманклычевым и Сапардурды Хаджиевым. Государственные должностные лица продолжали отказывать в доступе членов семей и международных наблюдателей, в том числе Международному Комитету Красного Креста (МККК), к задержанным или заключенным. Правительству и Международному Комитету Красного Креста (МККК) не удалось договориться о приемлемых условиях для регулярных визитов в тюрьмы. В итоге, Международный Комитет Красного Креста не проводил регулярных визитов в тюрьмы в течение года. Однако, в июле, Правительство разрешило представителям Международного Комитета Красного Креста посетить неопределенное заведение Министерства внутренних дел.

17–18 мая, UNCAT рассмотрел первый отчет правительства о выполнении его обязательств в качестве страны, подписавшей Конвенцию против пыток. В своем итоговом наблюдении, отчет UNCAT выразил сожаление по поводу того, что «в отчете [правительства] отсутствовала статистическая и практическая информация относительно выполнения положений Конвенции, и что этот отчет был представлен с 10 летним опозданием, что помешало Комитету провести анализ выполнения Конвенции государством-участником, после ратификации Конвенции в 1999 году».

г. Произвольный арест или задержание

Законодательство запрещает произвольный арест и задержание, но они остаются серьёзной проблемой.

Роль полиции и аппарата безопасности

Министерство внутренних дел руководит уголовной полицией, которая тесно работает с Министерством национальной безопасности (МНБ) по вопросам национальной безопасности. МНБ играет роль в кадровых изменениях в других министерствах и приводит в исполнение президентские указы. Как МНБ, так и уголовная полиция действовали безнаказанно. Президентская комиссия, созданная в 2007 году для рассмотрения жалоб граждан по фактам злоупотребления правоохранительными органами, не провела никаких выяснений, которые привели бы к привлечению к ответственности сотрудников сил безопасности за какие-либо злоупотребления.

Процедура ареста и обращение в местах временного содержания

Ордер не требуется для проведения ареста, если сотрудники поймали подозреваемого во время совершения преступления. Генеральный прокурор выдает ордер на арест в течении 72 часов задержания. Если, в течении 10 дней задержания, следственные органы не находят доказательства вины, они должны отпустить задержанного. Если сотрудники выявляют доказательства вины, то следствие может длиться до 2 месяцев. Прокурор велаятского или государственного уровня может продлить срок следствия до 6 месяцев. Генеральный прокурор или заместитель Генерального прокурора может продлить срок следствия максимум до одного года. После проведения следствия, прокурор готовит проект обвинительного акта, и дело передается в суд. Эти процедуры, в основном, соблюдались на практике, и прокурор немедленно сообщал задержанным какие обвинения против них выдвинуты.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает систему освобождения под залог и поручительство; однако, эти положения не выполнялись. В соответствии с законодательством, задержанные имеют право на немедленный доступ к адвокату по своему выбору после предъявления им официального обвинения, но на практике задержанные не имели незамедлительного или регулярногодоступа к адвокату. Власти отказывали некоторым задержанным в визитах со стороны членов их семей в течение года. Семьи иногда не знали о местонахождении своих задержанных родственников. Содержание под стражей без права переписки и общения с родственниками было проблемой. Масштаб этих проблем в системе уголовного судопроизводства оставался неясным. Власти юридически должны были предъявить официальное обвинение в течении 10 дней после ареста, для того, чтобы держать задержанных дольше. Однако, власти не придерживались этих положений на практике.

Произвольный арест: Закон характеризует любую оппозицию правительству, как измену. Те, кто обвинен в измене, получили пожизненное заключение и не имеют право на амнистию или сокращение срока приговора. В течение года не было известно ни об одном обвинении в измене. В прошлом, государственные органы арестовывали и выдвигали обвинения против тех, кто выражал критику или отличающиеся взгляды по экономическим или уголовным обвинениям вместо того, чтобы предъявить обвинение своим критикам в измене.

Заключение под стражу до суда: В целом, закон допускает задержание не более, чем два месяца, но в исключительных случаях оно может быть продлено до одного года, если следователь обратится с таким запросом к Генеральному прокурору. Для незначительных преступлений срок расследования значительно короче. В отличие от предыдущих лет, власти редко превышали правовые ограничения по задержанию до суда. В прошлом, хроническая коррупция и громоздкий бюрократический процесс способствовали длительным задержкам судебных разбирательств; однако, усилия государства по борьбе с коррупцией и образование Академии государственной службы для повышения квалификации государственных служащих, в общем, искоренили такие задержки.

Несмотря на то, что в прошлые годы, государство содержало противников режима под домашним арестом без проведения надлежащих правовых процедур, положения УПК не предусматривают такого наказания.

11 апреля, сотрудники МНБ задержали Бисенгула Бегдесенова, лидера Казахской диаспоры, у него дома. Согласно HRW, сотрудники МНБ без ордера обыскали его дом и конфисковали компьютеры, карты памяти USB, и документы. Его осудили, признали виновным в мошенничестве, вынесли условное наказание, и осободили в мае месяце.

Согласно «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»» (RFE/RL), в феврале Амангелен Шапудаков, 80-летний пенсионер и гражданский активист, приехал в Ашхабад, чтобы пожаловаться Министерству внутренних на местную коррупцию. В интервью (RFE/RL), он утверждал, что полицейские в Копетдагском районе Ашхабада избили его, увезли его обратно в его родное село Гаррыгала, и сказали ему, что если он снова вернется в Ашхабад, с ним может произойти нечто хуже. Согласно сообщению RFE/RL, Туркменские власти задержали Шапудакова 9 марта и поместили его в психиатрическую больницу в Балканабаде. Он был освобожден спустя 43 дня пребывания в больнице.

Амнистия: Государство помиловало необъявленное число заключенных в мае в честь праздника Дня Победы и Международного дня защиты детей. В августе, государство помиловало 3700 заключенных в преддверии праздника «Ночь Всемогущества». В октябре Президент Бердымухаммедов помиловал 1700 заключенных в честь Дня Независимости. Еще 754 заключенных были амнистированы в декабре по случаю Дня Нейтралитета.

д. Отказ в справедливом открытом судебном процессе

Несмотря на то, что законодательство предусматривает независимую судебную систему, на практике, судебная система подчинялась Президенту. Законодательный контроль за президентскими назначениями и увольнениями судей не проводился, за исключением Председателя Верховного суда, назначение которого номинально рассматривал Парламент. У Президента была единоличная власть уволить любого судью. Судебная система имела репутацию коррумпированной и неэффективной.

Процедура судебного процесса

Закон предусматривает надлежащий судебный процесс для ответчиков, в том числе открытый судебный процесс, доступ к обвинительным материалам, право вызова свидетелей для дачи показаний, адвоката или назначенного судом защитника, в случае если ответчик не может себе его позволить, а также право представлять себя в суде. На практике, власти часто отказывали в этих правах. Ответчики часто не могли пользоваться презумпцией невиновности. Системы присяжных не существовало. Государство разрешало общественности присутствовать на многих судебных слушаниях, но некоторые заседания были закрыты, особенно те, которые считались политическими. Только несколько независимых адвокатов могли представлять ответчиков. УПК предусматривает, чтобы ответчики присутствовали на своих судебных заседаниях и своевременно консультировались со своими адвокатами. Закон не устанавливает ограничений в отношении доступа ответчика к защитнику. Суд временами не позволял ответчикам встречаться или задавать вопросы свидетелю, свидетельствующему против них и отказывал ответчикам и их защитникам в доступе к уликам. В некоторых случаях, суды отказывались принимать доказательства невиновности, представленные защитниками ответчиков, даже если эти доказательства могли бы изменить результат судебного процесса.

Даже в случаях, когда суды следовали надлежащему судебному процессу, полномочия государственного обвинителя намного превосходили полномочия адвоката, поэтому ответчику трудно было добиться справедливого суда. Стенографические протоколы суда часто содержали ошибки или были незаконченными, особенно, когда свидетельские показания ответчика необходимо было перевести с русского языка на туркменский язык. Ответчики могли подать апелляцию на решение нижестоящего суда и ходатайство Президенту о помиловании. Были достоверные сообщения, что судьи и прокуроры часто предрешали результаты суда и приговора.

Политические заключенные и задержанные

Группы оппозиции и некоторые международные организации заявляли, что государство содержало политических заключенных и задержанных. Точное число этих лиц, в том числе лиц, осужденных за участие в нападении на бывшего Президента Ниязова в 2002 году, оставалось неизвестным.

Гражданское судопроизводство и средства судебной защиты

Система гражданского судопроизводства не была независимой и беспристрастной; все судьи назначались Президентом. Согласно закону, улики, собранные во время уголовного расследования, могут использоваться как основание для гражданского иска в процессе, называемом «гражданский иск в уголовном судопроизводстве». В прошлом были сообщения о взятках в системе гражданского суда для обеспечения необходимого решения. В делах, где государство имело интересы в отношении какого-либо гражданина, оно навязывало судам решения. Самыми распространенными распоряжениями суда, которые выполнялись, были уведомления о выселении.

Восстановление права собственности

Государство не смогло привести закон к последовательному исполнению в отношении восстановления прав собственности или компенсации за конфискованную частную собственность. В 2007 году, Президент Бердымухаммедов объявил, что дома не будут сноситься, пока не будет предоставлено жилье взамен. Тем не менее, в течение отчетного года, государство продолжило снос некоторых частных домов в и около Ашхабада, в рамках программы реконструкции города, без соответствующей компенсации владельцам. В июне, правительство объявило о создании новой межведомственной комиссии, уполномоченной Президентом рассмотривать жалобы жителей, чьи дома находились на местах строительства новых зданий в Ашхабаде и в велаятах. Число и методы решения жалоб, поданных на рассмотрение этой комиссии, оставались неизвестны.

Как и в предыдущие годы, были сообщения о том, что государственные органы предоставляли людям всего 72 часа на освобождение жилья, не предоставляя домовладельцам альтернативного жилья или компенсации.

е. Произвольное вмешательство в частную жизнь, семью, дом, или переписку

Конституция и закон запрещают такие действия; однако, власти часто не соблюдали эти запреты на практике. В некоторых случаях, власти принудительно обыскивали дома некоторых членов групп религиозных меньшинств без независимой судебной санкции. Закон не регламентирует регулярную слежку государственных органов безопасности, которые регулярно следили за деятельностью должностных лиц, граждан, оппонентов, и критиков правительства, а также иностранцев. Сотрудники безопасности использовали физическую слежку, прослушивание телефонных разговоров, перехват электронных сообщений, и информаторов. Государственные органы, как сообщается, перехватывали обычную корреспоненцию до ее доставки, а письма и пакеты, доставленные в почтовое отделение должны были оставаться не запечатанными до проверки государственными органами.

Правило устанавливающее, что не граждане могут вступать в брак с гражданами только после проживания в стране в течении одного года, ограничивает право совершеннолетних мужчин и женщин вступать в брак. Были многочисленные сообщения о том, что сотрудники государственных сил безопасности преследовали иностранцев, женатых на гражданках страны. Были случаи, когда государство не признавало свидетельства о бракосочетании, выданные зарубежом.

Лица, подвергшиеся преследованиям, задержанию или аресту со стороны властей, а также члены их семей сообщали, что государственные органы требовали увольнения членов семей с работы или исключения из школы, а иногда власти задерживали и допрашивали членов семей этих лиц.

Глава 2. Соблюдение гражданских свобод, включая:

а. Свобода слова и печати

Статус cвободы cлова и печати

Свобода слова: Конституция и закон предусматривают свободу слова и печати, но государственные органы не соблюдают эти права на практике. Государственные органы предостерегли критиков обсуждения с иностранными журналистами или другими иностранцами проблем с правами человека.

Свобода печати: Правительство финансировало и контролировало почти все печатные средства массовой информации. Новая «частная» еженедельная газета «Rysgal» была основана в течение года. Однако, статьи этой газеты, были в значительной степени перепечатанными изданиями государственных средств массовой информации или отражали взгляды государственных новостных агентств. Правительство наложило значительные ограничения на импорт иностранных газет за исключением частной, но разрешенной правительством, турецкой газеты «Zaman», которая отражала точку зрения государственных газет.

Правительство контролировало радио и местное телевидение, но спутниковые антенны, дающие доступ к иностранным телевизионным программам были широко распространены по всей в стране. Граждане принимали международные радио программы через спутниковый доступ.

Насилие и преследование: В 2010 году, правительственные спецслужбы, по сообщениям, задерживали, преследовали и запугивали журналистов и их семьи. Были сообщениия о том, что сотрудники правоохранительных органов преследовали и задерживали граждан-журналистов, которые работали на иностранные средства массовой информации. Например, журналисты, работающие на RFE/RL, сообщали о частой слежке и преследованиях со стороны властей. В октябре, власти приговорили репортера RFE/RL Довлетмурада Язгулыева, освещавшего подробности взрыва боеприпасов на военном складе в местечке Абадан, к пяти годам лишения свободы за якобы его роль в попытке самоубийства его невестки. Члены семьи Язгулыева сообщали о том, что полиция оказывала на них давление с тем, чтобы они написали обвинительное заявление против него. Государство амнистировало Язгулыева в конце октября.

В течение года, было несколько сообщений о том, что государственные органы применяли ограничения на выезд за границу, чтобы наказать независимых журналистов и лиц, открыто критикующих правительство. Государственные органы также ограничивали выезд за границу членов семей журналистов. Как и в предыдущие годы, государственные органы требовали, чтобы государственные журналисты, получали разрешение на освещение определенных событий, а также на публикацию или вещание темы, которую они освещали.

Цензура или фильтрация контекста: Местные журналисты и иностранные корреспонденты занимаются самоцензурой из страха репрессий со стороны государства. Государственные органы продолжали цензуру газеты, и запрещали сообщать оппозиционные политические мнения или любую критику в адрес Президента.

Для регулирования печатной и копировальной деятельности, государственные органы требовали от всех издательств и всех печатных и копировальных учреждений получения регистрационных лицензий на их оборудование. Государственные органы не разрешали публикацию работ на темы, которые не нравятся правительству, в том числе и некоторые художественные произведения.

Государственные органы продолжали запрет на подписку на иностранную периодику неправительственными организациями, хотя, копии российской газеты «Аргументы и Факты» и другие периодические издания неполитизированного характера иногда появлялись на базарах. В течение года, правительство восстановило услуги подписки на русскоязычные издания для сотрудников государственных органов, однако, эти публикации не были доступны для общественности.

Издательские ограничения: В стране не было независимого надзора за аккредитацией прессы, не было определенных критериев по распределению удостоверений для журналистов, не было гарантированного положения по получению аккредитации, когда есть место, и не было защиты от отмены аккредитации по политическим причинам. Государственные органы требовали от всех иностранных корреспондентов подавать заявки на получение аккредитации. Визы выдавались журналистам из других стран только для освещения конкретных событий таких, как например, международные конференции и встречи на высшем уровне, где за их деятельностью можно следить. По крайней мере, семь журналистов представляющих иностранные средства массовой информации были аккредитованы. У турецких информационных агентств были восемь корреспондентов в стране, и по сообщениям, как минимум пять из них были аккредитованы. Несмотря на неоднократную подачу официальных заявлений в течение нескольких лет, RFE/RL ни разу не получило ответ от Правительства по аккредитации корреспондентов. Не менее 11 корреспондентов, представляющих иностранные информационные службы работали без аккредитации. Приезжие иностранные журналисты сообщали о преследованиях и об отказе им в свободе передвижения, когда они пытались посылать сообщения по неофициальным каналам.

Свобода Интернета

Правительство продолжало контролировать электронную почту граждан и их деятельность в интернете, сообщения также указывали, что МНБ контролировало основной доступ потока, контролировало просмотр пользователями информации, блокировало доступ к определенным неугодным веб-сайтам, в некоторых случаях обрывая связь. Государственные органы задерживали и преследовали нескольких граждан — журналистов, которые пользовались Интернетом для того, чтобы поделиться фотографиями разрушений, которые произошли вследствии взрывов снарядов в Абадане в июле месяце.

Академические свободы и культурные мероприятия

В марте Президент издал указ, позволяющий государственным органам признавать дипломы, выданные иностранными университетами. Однако, предыдущие процедуры, такие как обязательные экзамены по Рухнаме и по Истории Туркменистана, а также экзамены по специальности на туркменском языке, оставались без изменений и усложняли процесс признания иностранных дипломов. Государственные органы не объявили ни о каких новых процедурах оформления для признания иностранных дипломов, и многие выпускники иностранных университетов сообщали о том, что они не могли заверить свои дипломы в Министерстве образования, что делало невозможным их трудоустройство в государственные ведомства. По некоторым сообщениям, должностные лица министерства требвали взятки за заверение их дипломов.

Государство нетерпимо относилось к критике государственной политики или Президента в академических кругах, и урезало исследования в областях, которые считались политически деликатными, таких как сравнительное право, история, этнические отношения, и теология.

Государственные служащие Министерства образования и велаятских властей пытались не допустить в программы обмена студентов, которые не являлись этническими туркменами.

Во многих средних школах учебники были пересмотрены с целью исключить все тексты, посвященные бывшему Президенту Ниязову и его семье, однако, портрет Ниязова остается на первой странице всех учебников. Тексты, посвященные идеологии «Нового Возрождения» Президента Бердымухаммедова заменили предыдущие тексты о Ниязове и его семье. Несмотря на заявление Министерства образования в 2008 году о том, что все учебники были полностью пересмотрены, приблизительно, только половина из них была пересмотрена в конце года.

Несмотря на то, что ограничения ослабли в какой-то мере, государственные органы отказывали в разрешении постановки некоторых иностранных пьес и спектаклей в государственных театрах. Только русский театр в Ашхабаде продолжал ставить иностранные пьесы на русском языке, и эти пьесы были неизменно аполитичными.

Министерство культуры подвергало цензуре и контролировало все общественные выставки, включая музыкальные, изобразительные и культурные мероприятия.

б. Свобода мирного собрания и ассоциации

Свобода собраний

Конституция и закон позволяют свободу собраний, но правительство ограничивает это право на практике. Власти не предоставили требуемых разрешений для общественных собраний и демонстраций в течение года, не позволяли незарегистрированным организациям, особенно тем, которые воспринимались как организации с политической повесткой дня, проводить демонстрации. В мае полиция арестовала четырех женщин за организацию демонстрации в знак протеста против сноса частных домов для строительства новой дороги к правительственным новостройкам, согласно сообщению независимого веб-сайта Хроника Туркменистана.

Свобода ассоциации

Хотя Конституция и закон позволяют свободу ассоциации, правительство ограничивает эти права на практике. Закон требует от всех общественных организаций регистрации в Министерстве юстиции, а вся иностранная помощь, зарегистрированная в Министерстве юстиции, Министерстве экономики и развития координируется через Министерство иностранных дел. Деятельность незарегистрированных общественных организаций караема штрафом, краткосрочным задержанием, и конфискацией имущества. Из 98 зарегистрированных общественных организаций, международные организации признали независимыми только восемь. Общественная организация сообщила, что правительство создает ряд административных препятствий общественным организациям при попытке зарегистрироваться. Несколько заявлений неоднократно были возвращены по техническим причинам. Несколько организаций, ожидающих регистрацию, нашли альтернативные пути для осуществления своих действий, как например, регистрация как хозяйственные общества или дочерние предприятия зарегистрированных групп, а другие временно приостановили или ограничили свою деятельность.

Источники отмечают ряд препятствий для образования и функционирования гражданского общества в стране. Они включают требования правительства о том, что основателями ассоциаций должны быть граждане Туркменистана, и что ассоциация национального масштаба должна иметь по крайней мере 500 членов для регистрации. Другие препятствия включают правила, которые позволяет Министерству юстиции посылать представителей на мероприятия и встречи ассоциации и требования к ассоциациям уведомлять правительство об их запланированных действиях.

Не было независимых политических групп. Единственная зарегистрированная политическая партия была правящая Демократическая партия, бывшая Коммунистическая партия Туркменистана. Правительство официально не запрещало членство в политических организациях, но на практике не было ни одного сообщения о том, что кто-либо претендовал на членство в политической организации кроме Демократической партии.

в. Свобода вероисповедания

Посмотрите в отделе отчет о государственном международном свободном вероисповедании www.state.gov/j/drl/irf/rpt/.

г. Свобода передвижения, внутренне перемещённые лица, защита беженцев, и лица без гражданства

Конституция и закон не позволяют полную свободу движений.

Внутреннее перемещение: Закон требует внутренние паспорта и разрешение на право проживания. Требование получения разрешения на посещение приграничных местностей осталось в силе для всех иностранцев.

Гражданам не позволяется иметь двойное гражданство, и это требование периодически приводилось в жизнь. Должностные лица оказывали давление на граждан с двойным гражданством, отбывающим из страны, для того чтобы те отказались от одного из своих гражданств перед выездом из страны, прежде чем они разрешат им выехать. Лицам, имеющим двойное гражданство и подававшим заявление на получение международных паспортов нового образца, было отказано в выдаче паспорта, в то время как лица, заявившие о наличии у них только туркменского гражданства, получили их.

Путешествие за границей: Хотя правительство отрицало наличие списка лиц, которым запрещен выезд, оно продолжало препятствовать выезду определённых граждан. Требуется чтобы все граждане и лица, посещающие страну, прошли проверку Государственной миграционной службы до отъезда из страны. 6 апреля, представители Государственной миграционной службы аэропорта не разрешили группе врачей пройти на борт самолета, несмотря на то, что у них уже имелись билеты и визы. Кроме того, сообщалось что некоторым студентам вузов также не позволили выехать из страны. Не было никаких объяснений по этим случаям. Закон о миграции 2005 года запрещает выезд гражданам, имеющих доступ к государственным секретам, сфальсифицировавших персональную информацию, совершивших серьёзные преступления, находившихся под наблюдением, возможного жертву торговли людьми или ранее нарушивших законы страны назначения, или чей выезд противоречит интересам государственной безопасности. Закон об образовании позволяет правительству навязывать ограничения в получении образования по специальной профессии и специальностях; этот закон был применён для того, чтобы воспрепятствовать выезду студентов за границу для учебы.

Изгнание: Закон предусматривает внутренние перемещения, требуя от отдельных лиц проживания в определенной местности установленный срок от 2 до 5 лет.

Защита беженцев

В 2009 году, правительство приняло на себя обязательство от Управления Верховного Комиссара по делам беженцев (УВКДБ) ООН для определения статуса беженцев. Хотя формально существует система для предоставления статуса беженца, но на практике она не работает. Правительство не развивало службы поддержки для лиц, ожидающих определения статуса беженца. Управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев выдаёт сертификат беженца мандатным беженцам, получившим статус беженца до 2009 года. Эти сертификаты являются единственными официальными документами, свидетельствующие о законном статусе беженца. Мандатные беженцы обязаны ежегодно обновлять сертификаты УВКДБ в правительстве. В стране было 59 мандатных беженцев УВКДБ.

Доступ к убежищу: Законы страны позволяют предоставлять убежище или статус беженца, и правительство создало систему предоставления защиты беженцам. Страна не предоставляла убежище беженцам с 2005 года.

Невыдворение: Правительство заявило о том, что среди мандатных беженцев УВКДБ не было ни одного выдворенного или вынужденного вернуться в страны, где их жизнь или свобода находились под угрозой по причине их расовой принадлежности, религии, национальности, членства в определённых социальных группах, или политических взглядов. Однако, в течение года, правительство отказывало в просьбе убежища шести университетским студентам из Афганистана, которые утверждали, что Талибан будем угрожать жизни их семей, если они вернутся в Афганистан. УВКДБ вмешалось, чтобы посоветовать правительству не возвращать студентов в Афганистан, все шесть которых вернулись в Афганистан добровольно. Двое из студентов затем вернулись вторично в Туркменистан на основании визы для воссоединения семьи. Правительство принудительно депортировало третьего студента в Афганистан, когда тот вернулся в Туркменистан и попросил убежище во второй раз.

УВКДБ имеет статус наблюдателя на слушаниях правительства по определению статуса беженца. Лица, которым правительство отказало в статусе беженца, обратились за помощью в УВКДБ для получения статуса мандатного беженца.

Доступ к основным видам услуг: Беженцы имели доступ к основным видам услуг, такие как медицинское обслуживание и начальное и среднее образование, но они не имели права работать в правительственных учреждениях и не имели права на владение собственностью или компанией.

Лицо без гражданства

Гражданство наследуется от родителей. УВКДБ подсчитало, что около 15,000 незарегистрированных лиц рискуют остаться без гражданства. Общее количество людей, не имеющих гражданство, которые также являются беженцами, неизвестно. Требования правительства о том, что заявители на гражданство должны доказать, что они не являются гражданами другой страны, препятствует усилиям по установлению гражданства незарегистрированных лиц.

В течение года Государственная миграционная служба совместно с УВКДБ зарегистрировали около 8,000 людей в возрасте 18 лет и старше, считающихся без гражданства, таким образом, подводя общее количество лиц, зарегистрированных как без лиц гражданства до 20,000 сначала 2007 года. Эти лица в основном были неучтёнными жителями, у которых были советские паспорта на момент распада Советского Союза и у которых не было принадлежности к тому или другому государству ко времени, когда срок этих паспортов истёк. Правительство административно оформило многих из них и выдало им вид на жительство. В соответствии с двумя постановлениями Президента, правительство предоставило гражданство 1,590 лицам без гражданства в июле, и ещё 1,728 лицам в октябре.

Часть 3. Соблюдение политических прав: Право граждан изменить своё Правительство

Граждане не могут свободно выбирать и изменять законы и должностных лиц, которые ими правят. Конституция провозглашает страну светской демократией в форме президентской республики. Конституция призывает к разделению полномочий между ветвями правительства, но наделяет несоразмерными полномочиями должность президента. На практике власть президента над государством продолжается оставаться абсолютной.

Согласно отчетам Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), закон о выборах не соответствовал стандартам ОБСЕ.

Выборы и политическое участие

Недавние выборы: Выборы в этрапские халк маслахаты прошли в декабре 2010 года. Выборы в местные советы (генгеш) прошли в 2009 году в соответствии с законом, который был пересмотрен в апреле для того, чтобы привести избирательные процедуры в соответствие с Конституцией 2008 года и избирательным законом. Конституция 2008 года предоставила более широкие полномочия Меджлису (Парламенту), увеличила полномочия Президента, и упразднила Халк Маслахаты (Совет Старейшин) как политический орган. В мае Меджлис внес изменения в Закон о Выборах Президента, который сократил число требований для регистрации кандидатов.

Политические партии: Демократическая партия является единственной политической партией в стране. Статья 30 Конституции гарантирует право граждан создавать политические партии в рамках Конституции и других законов. В дополнение, статья 93 гарантирует право политических партий выдвигать кандидатов в соответствии с избирательным законом. Однако, не существует такого избирательного закона, который удерживал кандидатов от оппозиции от участия в выборах. Согласно общественной организации Фонд Джеймстауна, правительство не разрешило оппозиционным движениям за пределами страны, включая Национальное демократическое движение Туркменистана, Республиканскую партию Туркменистана и партию Отчизна (Watan), осуществлять свою деятельность внутри страны.

Участие женщин и меньшинств: Из 125 членов парламента или Меджлиса 21 были женщины, включая Председателя Меджлиса. Женщины работали в нескольких видных правительственных должностях, в том числе Заместитель Председателя Кабинета министров по культуре, телерадиовещания и печати (позиция вице-премьера), министр образования, министр текстильной промышленности, директор Государственного архива, директор Института демократии и прав человека, председатели двух из пяти парламентских комитетов, и председатель государственной издательскойо службы.

Правительство отдало предпочтение при назначении на правительственные должности этническим туркменам, а представители этнических меньшинств занимали несколько высоких правительственных должностей. Представители самого большого племени теке, к которому относится президент, занимали самые важные функции в культурной и политической жизни.

Часть 4. Должностная коррупция и прозрачность правительства

Хотя закон и наказывает за преступления, связанные с должностной коррупцией, правительство не осуществляло закон действенно, и, по имеющимся данным, должностные лица были часто вовлечены в коррупционные действия безнаказанно. Коррупция существовала в силах безопасности и и во всех социальных и экономических секторах. Факторы, поощряющие коррупцию, включали существование системы протекций, отсутствие прозрачности и отчётности, и опасение того, что правительство применит ответные меры против гражданина, который пожелает придать огласке факт коррупции. Согласно международным показателям государственного управления Всемирного банка, страна имеет серьёзные проблемы коррупции.

Как и в предыдущие годы, президент объявил выговор ряду министров и правительственных лиц, отстранив некоторых их них с должностей. Другие находились под следствием и были арестованы за предполагаемые должностные преступления, однако из-за отсутствия информации об их делах было сложно определить были ли их аресты политически мотивированы.

В июле суд приговорил к тюремному заключению четверых должностных лиц Центрального банка за вымогательство взяток от турецких бизнесменов, вовлечённых в строительный проект. Сроки тюремного заключения были от 5 до 17 лет. Суд не был открытым для общественности.

Требования к обнародованию финансовой информации не являются прозрачными и не соответствуют международным нормам. С государственных предприятий не требуют предоставления финансовых отчетов, даже для иностранных партнеров. Финансовые аудиты часто осуществляются местными аудиторами, фирмами, не признанными на международном уровне.

Не существует закона, который бы предоставлял доступ к правительственной информации, и на практике правительство не предоставляет доступ. Власти отклонили запросы на выдачу специфической информации, обосновав это тем, что данная информация являлась государственной тайной. Некоторые статистические данные рассматриваются как государственная тайна. Общественности не раскрываются демографические данные, а чиновники подтасовывают экономические и финансовые показатели, чтобы оправдать государственную политику и расходы.

Часть 5. Позиция правительства по отношению к международным и неправительственным расследованиям заявленных нарушений прав человека

Из-за отказа правительства регистрировать общественные организации, в результате чего деятельность незарегистрированных организаций являлась незаконной, в стране нет местных общественных организаций в области прав человека. В течение года правительство продолжало следить за деятельностью неполитических социальных и культурных организаций.

ООН и Прочие Международные Организации: В стране не было международных общественных организаций по правам человека с постоянным присутствием в стране, хотя правительство и дало разрешение международным организациям, в том числе ОБСЕ и УВКДБ ООН, открыть постоянные миссии. Ограничения правительства на свободу слова, печать и собрания сильно ограничило способность международных организаций исследовать, понять и полностью оценить политику и деятельность правительства в области прав человека.

Следуя курсу, взятому в предыдущем году, правительство отчасти ослабило свои попытки контролировать доступ граждан в международные организации и миссии, и перестало препятствовать сотрудничеству граждан с иностранцами. Правительство предоставило беспрепятственный доступ в центр ОБСЕ. Сообщений о воспрепятствовании правительства контактам граждан с другими международными организациями не было.

В течение всего года правительство не выполнило ни одной рекомендации, сделанной в 2009 году специальным докладчиком ООН по вопросам свободы религии или вероисповедания.

Правительственные организации в области прав человека: Руководимый правительством Институт демократии и прав человека, учрежденный в 1996 году, в полномочия которого входит содействие демократии и мониторинг защиты прав человека, не был независимой организацией. Его возможности в получении правовой помощи для граждан были ограничены. Несмотря на это, в течение всего года организация выступала в качестве неофициального омбудсмена в решении жалоб некоторых граждан, связанных с правами человека. В августе президент подписал постановление о создании Межправительственной комиссии по приведению в исполнение Туркменистаном международных обязательств по правам человека и международному гуманитарному праву. Конкретная информация о планах данной комиссии не была доступна. В 2005 году президент учредил Парламентский комитет по защите прав и свобод человека, чтобы осуществлять контроль над исполнением законов в области прав человека. Информации по её деятельности в области прав человека, доступной для общественности, не сушествует.

Часть 6. Дискриминация, плохое обращение со стороны общества и торговля людьми

Несмотря на то, что закон запрещает дискриминацию по расовому, половому, языковому признаку, в отношении национальных меньшинств, инвалидов или по социальному статусу, дискриминация все еще является проблемой, так же как и жестокое обращение с женщинами.

Женщины

Изнасилование и жестокое обращение: изнасилование, в том числе и супружеское изнасилование, незаконно, с наказанием от 3-х до 25 лет лишения свободы в зависимости от степени жестокости и оттого, был ли инцидент в первый раз или повторялся. Культурные предубеждения против сообщения или подтверждения совершения изнасилования затруднили определение масштабов проблемы, но некоторые источники заявили что это не редкость.

Закон запрещает применение домашнего насилия, в том числе и насилие со стороны супруга, но правительство не обеспечивает выполнения данного закона. Наказания, например, зависят от степени телесного повреждения, но не конкретизированы в уголовном кодексе. Согласно показателям, опубликованным ПРООН в 2009 году, страна включена в категорию стран в которых «законы против жестокого обращения, изнасилования, в том числе супружеского изнасилования, не существуют или слабые, и эти законы в целом не соблюдаются».

Согласно отдельным сообщениям, домашнее насилие по отношению к женщинам широко распространено; большинство жертв домашнего насилия сохраняли молчание, потому что они не знали о своих правах или боялись, что это повлечет за собой более жестокое обращение мужа или родственников. В СМИ упоминалось всего лишь о нескольких судебных делах и были редкие ссылки на домашнее насилие. Одна официальная группа женщин в Ашхабаде и несколько неформальных групп в других регионах помогали жертвам домашнего насилия. Местная организация продолжила работу телефонной «горячей линии» по вопросам домашнего насилия при поддержке центра ОБСЕ в Ашхабаде. Та же общественная организация также предоставляла бесплатные юридические консультации и психологическую помощь жертвам домашнего насилия, и организовала семинары для общественности по повышению осведомленности на эту тему.

Вредные традиционные обычаи: Сообщений о наличии убийств «ради сохранения чести» не было. Власти не предпринимали конкретных мер по предотвращению вредных обычаев, таких как убийства «ради сохранения чести» или «(само)убийства из-за приданого», но они действенно возбуждали уголовные дела по убийствам в соответствии с уголовным кодексом.

Сексуальные домогательства: Ни один законконкретно не запрещает сексуальное домогательство, и согласно сообщениям, сексуальное домогательство имеет место на рабочем месте.

Права на репродукцию: Пары и отдельные лица имеют право свободно и с ответственностью определять количество, интервал и время рождения своих детей и имеет средства для осуществления этого будучи свободными от дискриминации, принуждения, и насилия.

Согласно данным Бюро по народонаселению, приблизительно 70 процентов женщин получили медицинские услуги для беременных, квалифицированный персонал присутствовал на 99 процентах родов, и 99 процентам женщин, по крайней мере, один раз нанесли постнатальный визит. Современные противозачаточные методы были доступны 99 процентам населения. Статистика по использованию противозачаточных средств одинокими женщинами не доступна, но 53 процента замужних женщин использовали хоть какую-либо форму современных контрацептивов. Из-за культурных взглядов, почти одна треть замужних женщин отказались использовать методы планирования семьи. Местный источник, который работал по проекту ВИЧ-СПИД, подтвердил, что женщины и мужчины в равной степени диагностируются и проходят лечение от инфекций, передающихся половым путём.

Дискриминация: Женщины имели равные права в соответствии с законами о семье и собственности и в судебной системе. Комитет Меджлиса по правам и свободам человека был ответственен за подготовку проекта закона о правах человека и гендерного законодательства, включение новой гендерной программы в учебный план образовательных учреждений и опубликование регулярных бюллетеней о национальном и международном гендерных законах. По закону женщины имеют равные права с мужчинами во все сферах, включая заработную плату, получение кредитов, открытие бизнеса, и работу в правительстве. Тем не менее, на практике женщины продолжают подвергаться дискриминации из-за культурных предубеждений. Предположительно, работодатели отдавали предпочтение мужчинам, чтобы избежать потери производительности из-за беременности или обязанностей, связанных с уходом за ребенком. На высоких должностях экономических предприятий, находящихся в государственной собственности, количество женщин было небольшое и в основном они были сконцентрированы в сфере здравоохранения, образования, и оказания услуг. Правительство ограничило работу женщин в некоторых опасных и экологически вредных рабочих местах.

Правительство не признавало дискриминацию, не решало её и не сообщало о ней. В стране не существует специальной правительственной организации, которая бы способствовала соблюдению законных прав женщин, но Союз женщин (правительственная «общественная организация») и Национальный институт демократии и прав человека работали над законными правами женщин.

Дети

Регистрация новорожденных: В соответствии с законом, гражданство ребенка определяется гражданством его родителей. Если на момент рождения ребенка у лиц без гражданства есть вид на жительство, то этот ребёнок считается гражданином. Правительство предприняло скромные шаги для улучшения благосостояния детей, включая сотрудничество с ЮНИСЕФ и другими международными организациями по программам, предназначенным для улучшения здоровья детей.

Согласно отчету, подготовленному ЮНИСЕФ, было зарегистрировано рождение 96 процентов городских детей и 95 процентов сельских детей.

Жестокое обращение с детьми: Были единичные сообщения о жестоком обращении с детьми. В 2006 году Комитет ООН по правам ребенка издал рекомендации, которые призывали правительство сфокусировать усилия на вопросах семейного и альтернативного ухода за детьми, правосудия по делам несовершеннолетних, предотвращения жестокого обращения с детьми, здоровья и благосостояния, образовании, детях-инвалидах и специальных мерах защиты.

Брак несовершеннолетних: Согласно имеющейся в наличии самой последней информации (предоставленной в отчете ЮНИСЕФ за 2006 год), 9 процентов из всех заключивших брак составили несовершеннолетние.

Сексуальная эксплуатация детей: Юридическое совершеннолетие для вступления в сексуальные отношения наступает в 16 лет. Производство порнографических материалов или предметов с целью распространения или рекламирования и торговля печатной продукцией, фильмами и видео, изображениями или другими предметами порнографического характера, включая предметы, распространяющие и отображающие детскую порнографию, преследуются законом в соответствии со Статьей 164 Уголовного кодекса. В отчете Интерпола указано, что Уголовный кодекс «…устанавливает уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в проституцию».

Международные похищения детей: Страна не является участницей Гаагской конвенции 1980 года о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

Антисемитизм

В стране находятся около 300 евреев, преимущественно в Ашхабаде, но Сообщества евреев не организовано. Сообщений об антисемитских действиях не было.

Торговля людьми

Смотрите отчет Госдепартамента о торговле людьми на www.state.gov/j/tip.

Инвалиды

Закон запрещает дискриминацию в отношении лиц с физической, сенсорной, интеллектуальной и психической неполноценностью при приеме на работу, получении образования, медицинского обслуживания или предоставлении других государственных услуг, или в других сферах. Однако на практике инвалиды испытывали дискриминацию, и им регулярно отказывали в получении работы, образовании и доступе к медицинскому обслуживанию и другим государственным услугам по причине сильных культурных предубеждений.

Правительство предоставило пособия и пенсии для инвалидов, однако помощь была несоразмерной для покрытия основных нужд. Правительство рассматривало инвалидов, которые получали субсидии, как трудоустроенных и поэтому не имеющих права на подачу заявлений на работу в правительстве, самом крупном работодателя в стране.

Некоторые студенты-инвалиды не смогли получить образование по причине отсутствия квалифицированных учителей и приспособлений, обеспечивающих инвалидам доступ в здания учреждений. Студенты-инвалиды не подходили к неофициальному облику студента университета и не были допущены в высшие учебные заведения. Правительство поместило детей с ограниченными способностями, включая тех с психическими отклонения, в школы-интернаты, где им должно было быть предоставлено образование и возможности получения работы, если их состояние позволяло им работать; на практике ничего не было предоставлено. Специальные школы для детей с сенсорными отклонениями существовали в крупных городах. Правительство начало строительство школ-интернатов с реабилитационными центрами для инвалидов в каждой провинции и в Ашхабаде.

Хотя закон требует чтобы новые строительные проекты включали приспособления, которые обеспечивают инвалидам доступ в здание, исполнение этого требования было непоследовательным и старые здания оставались недоступными для инвалидов. Отсутствие стандартов доступа в здания привели к тому, что в некоторых новых зданиях наклонный въезд был спроектирован несоответственно. Министерство социального обеспечения было ответственно за защиту прав инвалидов. Данное министерство предоставило помещение и организационную поддержку для мероприятий, проведённых общественной организацией, оказывающей помощь инвалидам.

Национальные/расовые/этнические меньшинства

Закон предоставляет равные права и свободы для всех граждан. Группы меньшинств, включая казахский культурный центр Элимай Туркменистан, пытались зарегистрироваться как общественные организации для получения законного статуса для проведения культурных мероприятий, но никакие группы меньшинств не добились успеха в регистрации в течение года.

Закон установил туркменский официальным языком, хотя он также предоставляет права говорящим на языках национальных меньшинств. Русский язык остается преобладающим в коммерции и ежедневной жизни в столице, хотя правительство продолжает кампанию по ведению официального бизнеса только на туркменском языке. Правительство требовало от работников министерств пройти тест на знание профессиональных предметов на туркменском языке; работники, не прошедшие тест, были уволены. Правительство предоставило ресурсы для преподавания туркменского языка для не носителей туркменского языка только в начальных и средних школах.

Лица, не говорящие на туркменском языке отмечали, что некоторые возможности для продвижения по службе граждан, не говорящих на туркменском языке были закрыты для них, и что только небольшое количество лиц нетуркменской национальности занимали высокие должности в правительственных министерствах. В некоторых случаях претенденты на правительственные должности должны были предоставить информацию об этнической принадлежности вплоть до третьего поколения. При сокращении штатов правительство в первую очередь увольняло лиц нетуркменской национальности.

Плохое отношение со стороны общества, дискриминация и акты насилия, основанные на сексуальной ориентации и половой принадлежности

Сексуальные однополые отношения между мужчинами нелегальны и наказуемы до 2-х лет тюрьмы; в законе не упоминаются женщины. Согласно сообщению, полученному от общественной организации по правам человека, гомосексуализм рассматривался властями как психическое расстройство, и иногда геев направляли на лечение в психиатрические учреждения.

Случаев жестокого обращении или других нарушений прав человека, основанных на сексуальной ориентации и гендерной принадлежности, не отмечалось, и также не было никакой информации относительно дискриминации против лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов при найме на работу, предоставлении жилья, предоставлении гражданства, доступе к образованию или медицинского обслуживанию.

Прочее плохое обращение общества или и дискриминация

Сообщений о плохом обращении общества или дискриминации против ВИЧ/СПИД-инфицированных лиц не было. Власти официально не признавали наличие в стране ВИЧ/СПИД-инфицированных больных.

Часть 7. Права рабочих

а. Свобода объединений и право на заключение коллективного договора

Закон разрешает гражданам объединяться в независимые союзы, и предусматривает заключение коллективных договоров и проведение переговоров между рабочими и работодателями по правам и обязательствам. Проведение забастовок или коллективных переговоров запрещается законом.

Закон не запрещает антипрофсоюзную дискриминацию работодателями против членов профсоюзов и организаторов. В стране не существует механизмов по решению жалоб по дискриминации, как нет и законов, обеспечивающих восстановление прав.

На практике свобода объединений не соблюдалась. Все существующие профсоюзы контролировались государством и не имели права независимого голоса в своей деятельности. Правительство не разрешало частным гражданам организовывать независимые профсоюзы. Сообщений о забастовках или попытках организовать профсоюзную деятельность не было.

б. Запрет на применение подневольного или принудительного труда

Закон запрещает применение подневольного или принудительного труда. Сообщений о применении принудительного труда на практике не было.

в. Запрет на применение детского труда и минимальный возраст при найме на работу

Минимальный возраст детей при найме на работу-16 лет, а при найме на предприятия тяжёлой промышленности –18 лет. Закон запрещает детям от 16 до 18 лет работать более 6 часов в день. 15-летний подросток может работать от 4 до 6 часов в день с разрешения родителей и профсоюза, хотя такое разрешение давали редко. Закон запрещает работать детям сверхурочно или между 22:00 и 06:00. Постановление президента запрещает применение детского труда во всех отраслях, особо отмечая запрет на применение детского труда при сборе хлопка. В стране существуют законы для защиты детей от эксплуатации на рабочих местах. Министерство юстиции и Генеральная прокуратура отвечали за исполнение законов о детском труде. Правительство действенно исполняло раздел трудового кодекса о запрете детского труда.

г. Приемлемые условия работы

Минимальная месячная заработная плата для всех отраслей 400 манат (140 долл.). Официальная оценка дохода, необходимого для прожиточного минимума, недоступна. Стандартная рабочая неделя составляет 40 часов с выходными. Закон утверждает, что сверхурочная работа или работа в праздничные дни должна быть оплачена в двойном размере. Максимальное сверхурочное время в течение года — 120 часов, и оно не может превышать 4-х часов в течение 2-х последующих дней. Закон запрещает работать сверхурочно беременным женщинам, женщинам с детьми младше 3-х лет и с детьми-инвалидами младше 16 лет, и одинокому родителю с двумя и более детьми.

Закон предоставляет работникам государственного сектора ежегодный минимальный оплачиваемый отпуск в 30 дней, преподавателям всех типов образовательных учреждений 45 календарных дней, профессорам 55 дней. Закон предусматривает предоставление молодоженам и их родителям 10 дней оплачиваемого отпуска для приготовления к свадьбе. Также, работникам предоставляется 10 дней оплачиваемого отпуска для проведения похорон и поминальных обрядов по случаю смерти близкого родственника. По достижении 62 лет, граждане имеют право получить к оплачиваемому отпуску три дополнительных дня.

Правительство не установило всесторонних стандартов по гигиене и безопасности труда. В стране не существует государственной инспекции по контролю за условиями труда. Однако, государственный профсоюз имеет в своём штате 14 инспекторов по труду, которые имеют право уведомлять руководство правительственных предприятий о необходимости улучшений условий труда. В соответствии с законом, инспекторы профсоюза не могут налагать штраф.

На практике правительство требует от своих служащих и многих сотрудников, работающих в частном секторе, работать 10 часов в день или шесть дней без компенсации. Согласно сообщениям, многие служащие государственных предприятий работали, по крайней мере, полдня по субботам. Законы, регулирующие оплату сверхурочной работы и работы по праздникам, исполнялись неэффективно.

Строители и промышленные рабочие на старых предприятиях часто работали в небезопасных условиях и не были обеспечены надлежащей защитной экипировкой. Некоторые сельхозрабочие были подвержены вредным условиям в связи с использованием дефолианта при подготовке хлопковых полей к механической уборке урожая. У рабочих не было права оставить работу, осуществление которой угрожала их здоровью или безопасности, без риска увольнения с работы. Статистика по травмам, полученным на производстве, была недоступной.

Источник :: Посольство США в Туркменистане

Версия для печати Отправить эту статью другу