Главная страница
Поиск
Статистика
4 пользователь(ей) активно (3 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 4

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Мониторинг использования принудительного труда в Туркменистане (часть II)
Написал admin в 08/11/2014 8:07:00 (730 прочтений)

Когда речь заходит о формах принудительного труда или насильственного вовлечения граждан в выполнение работ, не связанных с их основной профессиональной деятельностью, мало кто в Туркменистане вспоминает Конституцию и Трудовой кодекс, ибо статьи и положения законов Туркменистана — это простая декларация того, что должно быть. На практике же ни Основной закон страны, ни другие нормативно-правовые акты, не защищают права граждан.

Статья 32 Конституции Туркменистана предоставляет трудящимся право на отдых, статья 8 Трудового кодекса Туркменистана запрещает принудительный или обязательный труд, как «всякую работу (службу), требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для выполнения которой это лицо не предложило своих услуг добровольно». Однако в реальной жизни трудящиеся, особенно занятые в государственных организациях, финансируемых из бюджета, по воле руководства могут лишиться как своего законного права на отдых (например, в нарушении статьи 105 Трудового кодекса «Отзыв из отпуска»), так и подвергнуться принудительному или обязательному труду.

Ущемление прав и свобод граждан, принуждение человека к труду или к выполнению несвойственных ему функций, обязанностей имеет сезонный характер. Правовой беспредел достигает своего апогея в период хлопкоуборочной кампании, накануне и в дни проведения общегосударственных праздников и знаменательных дат, в канун и во время поездок президента страны Гурбангулы Бердымухамедова по стране, в дни проведения международных научно-практических симпозиумов и конференций.

***
В Туркменистане — горячая пора уборки хлопка. Несмотря на то, что еще 27 октября руководители всех четырех хлопкосеющих областей неожиданно и одновременно рапортовали президенту об успешном выполнении земледельцами страны договорных обязательств по производству сырца, людей на хлопок продолжают отправлять.

При этом с рабочими обращаются, как с собственностью: «Вставай!», «Иди!», «Привезешь!», «Отвезешь!», «Сделаешь!», «Давай быстрее!»

В хлопкоуборочной кампании так или иначе задействованы все государственные учреждения. Однако нужно заметить, что ситуация с мобилизацией работников на хлопок разнится от области к области, от ведомства к ведомству. Даже в сфере образования привлечение людей на хлопок в разных регионах отличается один от другого. Например, в Лебапском велаяте (области) учителя выезжают на поля минимум два раза в неделю плюс в воскресенье, а педагоги некоторых школ Дашогузского велаята работают на уборке только по воскресеньям. В других школах этого же велаята учителя привлекаются к уборке хлопка по нескольку раз в неделю. Зависит это от того, насколько строгий спрос предъявляют местные мэрии (хякимлики) к заведующим районных управлений образования в отношении участия в уборке хлопка работников этой сферы и результатов сбора. Если руководитель управления образования будет получать взыскание от местных властей за низкие результаты сбора или за пассивное участие учителей в кампании, если он боится потерять свое место, то учителя этого района будут ездить на хлопок часто и надолго.

Еще это зависит от директора конкретной школы. Большинство школьных руководителей — это послушные и безропотные исполнители воли вышестоящего начальства, но есть в каждом районе и области директора, которые проявляют принципиальность и способны прямо заявить вышестоящему начальнику, что основная деятельность учителей связана с обучением и воспитанием детей, а не с хлопком.

В большинстве же государственных учреждений по всей стране сотрудники выезжают на поля ежедневно. Работники отделов кадров этих ведомств (банков, заводов и фабрик различного профиля, региональных управлений различных министерств и ведомств и т.д.) каждый день составляют графики поездок людей.

Каждый работник расписывается в том, что он официально уведомлен о сроках поездки на хлопок, и что в случае отказа от выхода в поле он несет ответственность.

График утверждается руководителем организации и подлежит исполнению. Кадровики предприятий и учреждений исполняют волю начальника, поэтому они не смотрят на то, может работник по состоянию здоровья или по семейным обстоятельствам поехать надолго на хлопок или нет. Однако даже в таких условиях жесткого спроса бывают случаи, когда кадровики извлекают для себя определенные выгоды. Например, с ними можно «договориться» и попасть в первую группу выезжающих на хлопок, а именно в начале осени, когда не так холодно и дождливо, как в конце октября и в ноябре.

При отправке вместо себя наемного рабочего, «хлопкообязанный» должен исправно выходить на работу. Контроль за этим тщательно ведут кадровики и сами руководители предприятий. Если еще несколько лет назад сотрудник госучреждения, отправив вместо себя «наемника», мог находиться дома, то в последние два года ситуация ужесточилась. Перед отправкой автобусов на поля людей пересчитывают по несколько раз, сверяют с ранее составленными списками. Внезапные проверки не редки и на полях: руководители могут нагрянуть неожиданно, выстроить и пересчитать подчиненных по головам, сверяя присутствующих со списками. И если вдруг выяснится, что сотрудник учреждения не доехал до поля, а вышел по пути из автобуса и отправился домой, его ждет неминуемое наказание в виде выговора или даже увольнения.

В других учреждениях работников посылают на поля в отдаленные районы с проживанием там в течение двух недель или даже месяца. Затем график меняется, и на поля выезжают их коллеги. Как мы писали в предыдущих частях мониторинга, на длительный срок выезжают, в основном, работники коммунальных хозяйств страны, почты, технические работники различных учреждений.

Есть в Туркменистане и ведомства, сотрудники которых на хлопок вообще не ездят, но исправно сдают в казну профкома по 15-30 манатов (5-10 долларов) в день — «на хлопок». Сбор денег «в помощь хлопкоуборочной кампании» широко практикуется в подразделениях нефтегазового комплекса, банковской сфере, в системе здравоохранения. Людям так и говорят: если не хочешь собирать хлопок сам, то плати деньги в помощь хлопкоробам, в выполнение плана. Имеются достоверные сведения, что под таким предлогом с работников собирают деньги в велаятском объединении «Дашогузгазоснабжение». На какие цели идут эти деньги впоследствии, работники этого ведомства не знают, главное, что по поводу хлопка их больше не беспокоят.

О разгаре хлопкоуборочной кампании говорит и тот факт, что до празднования Дня независимости (27 октября) каждую неделю президент страны проводил совещания с руководителями регионов о состоянии дел на полях. За последние несколько недель руководителям четырех областей страны было указано на низкие темпы уборки хлопка в отдельных районах страны. И, как следствие, в этих районах тут же ужесточается контроль сверху донизу: от областного руководителя до рядового сотрудника предприятия. Немедленно усиливается мобилизационная работа, закрываются базары, ограничивается движение общественного транспорта и принимаются другие меры, сильно усложняющие жизнь населения.

Принудительный труд: частный сектор

Одной из отличительных черт нынешнего сезона хлопкоуборочной кампанииявляется требование местных властей большей вовлеченности в уборку хлопка представителей частного сектора. Зависит это, в основном, от того, как район или область справляется с государственным планом. По данным источника АНТ в Госконцерне «Туркменпагта» («Туркменский хлопок»), в этом году выполнение плана идет с большим трудом. Официальная сводка в открытой печати не публикуется. Тем не менее, отставание в уборке и плохое состояние урожая косвенно подтверждается также словами президента Г. Бердымухамедова, который в начале уборочной страды неоднократно требовал безусловного выполнения плана ко Дню независимости страны (что и было, в итоге, сделано), а на последнем заседании правительства в октябре ограничился тем, что сказал: «Надо собрать урожай без остатка и потерь». Однако, ежегодно прослеживается закономерность: чем более низким созревает урожай и тяжелее дается выполнение плана, тем больше людей со стороны привлекается к уборке хлопка и тем жестче становятся требования начальства к подчиненным.

Например, 15 сентября 2014 года президент Г. Бердымухамедов выразил недовольство низкими темпами сбора хлопка в некоторых района Ахалского велаята, после чего 21-го сентября местные власти приняли решение ограничить время работы всех рынков, включая и крупнейший базар во втором по величине городе этой области — Теджене. Пришедшие с утра на базар торговцы наткнулись на закрытые ворота и наряд полиции, дежуривший у входа. Стражи порядка объяснили людям, что, по решению местной администрации, на время хлопкоуборочной кампании базар будет работать с 15 часов. «Сейчас все должны быть на полях», — сказали они. Помимо ограничения времени работы базаров, в дневное время суток в городе были также закрыты все продовольственные магазины. Однако, по сообщениям корреспондентов АНТ, к середине октября магазины вновь стали работать в обычном режиме.

Имеются сведения, что на хлопок, как и в прошлом году, заставляют ехать рыночных торговцев и мелких коммерсантов, арендующих торговые площади под магазины, кафе, парикмахерские, салоны красоты, ремонт обуви и часов и т.д. В Туркменабаде сотрудники местной городской администрации ходят по таким заведениям и обязывают частных предпринимателей в месяц 5 раз собираться у базара в первом микрорайоне города. Туда за ними подъезжает автобус и везет на поля. Чиновники записывают в тетрадь фамилии продавцов и берут их подпись-согласие. По требованию властей, торговцы и коммерсанты должны сдавать справки о собранном хлопке. Справки эти им выдают арендаторы.

В хлопкоуборочной кампании также задействованы и представители среднего и крупного бизнеса. В первую неделю сентября на собрании в городской администрации все того же Туркменабада заместитель хякима города обязал владельцев средних и крупных коммерческих магазинов выделять людей на хлопок. Количество людей зависит от общего штата сотрудников. Предприниматели вынуждены подчиняться требованиям руководства города, иначе «[их] задавят различными проверяющими, финансовым отделом, налоговой службой, инспекцией пожарного надзора и другими подобными органами».

Наш собеседник, крупный предприниматель, договорился о выделении на хлопок восьми своих сотрудников — именно столько пассажиров вмещает микроавтобус фирмы. По словам предпринимателя, по идее, он должен отправлять на хлопок как минимум 15 человек ежедневно по причине большого штата работников. Однако ему пошли навстречу, потому что коммерсант «всегда принимает активное участие в благоустройстве города», а именно по требованию местных властей за свой счет сооружает детские площадки, устанавливает новые бордюры и фонари на дорогах, укладывает плитку на тротуарах и асфальт на «своей» территории.

«За последние три года нас 4 раза ''культурно'' просили поменять бордюры, 3 раза фонари и 5 раз асфальт на одном и том же участке дороге в районе нашей фирмы», — говорит предприниматель.

Помимо меньшего количества людей, бизнесмен также договорился и о том, чтобы его сотрудники выезжали на те поля, что расположены недалеко от города. Микроавтобус каждое утро отвозит работников в крестьянское объединение Джейхун Сердарабадского района, а вечером развозит по домам. На следующий день на хлопок едут другие сотрудники. Предприниматель за свой счет обеспечивает работников продовольствием, а также сохраняет им зарплату на период работы в поле — до праздника независимости 27 октября. По его словам, у предпринимателей нет выбора: хочешь и дальше работать — подчиняйся требованиям властей.

Закрытие базаров и рынков в административном центре Лебапского велаята — городе Туркменабаде пока не наблюдается. Все базары и частные магазины были закрыты лишь в период с 17 по 23 октября в связи с предстоящим на тот момент визитом в город президента Г. Бердымухамедова и проведением очередного Совета старейшин. Тем не менее, в области ситуация иная. По сообщению корреспондента Радио «Азатлык» Османа Халлыева, закрытие в дневное время рынков и частных магазинов наблюдается в Галкынышском районе Лебапа. В некоторых населенных пунктах области отмечается закрытие аптек. Введение «ночных» базаров, по словам корреспондента, негативно отражается на жизни сельчан — люди возвращаются с хлопка поздно вечером, делают покупки на базаре, и, пока приготовят ужин, уже наступает ночь. Местные жители не понимают, в чем смысл перевода работы базаров на ночной график, если в сельской глубинке ни торговцы рынков, ни коммерсанты на хлопок все равно не ездят.

По данным источников АНТ, в городе Атамурате (бывший Керки) местные базары закрываются три раза в неделю. Полицейские не разрешают даже торговать около базаров, поэтому местные коммерсанты продают свой товар прямо дома.

Как мы уже отмечали в первой части мониторинга, аврал в данный момент наблюдается в Лебапском велаяте. Здесь, как и в Теджене, хлопкоуборочная кампания затронула и частных владельцев пассажирского транспорта. В первой части мы писали, что из пунктов сбора на хлопок людей забирают автобусы. Несмотря на то, что часть автобусов составляет транспорт местного государственного пассажирского автопарка, большинство из них — старые «КАвЗ-3270», «РАФ-2203», «УаЗ-2206», «ПАЗ-4234» и (редко) «Газели», принадлежат частным лицам. Каждое утро водители съезжаются к пунктам сбора в шесть часов — таково распоряжение местной администрации. Тех, кто пытается отлынивать от хлопка и работать только на самого себя, сотрудники дорожной полиции отлавливают на дороге и отбирают права.

В условиях, когда снимаются с маршрутов государственные автобусы и принудительно занимаются развозом на поля и с полей водители частного автотранспорта, вольготно себя чувствуют частные извозчики, использующие собственные авто в качестве такси. Они диктуют пассажирам свои условия и взвинчивают цены за проезд, особенно за пределы города, куда или откуда в течение дня более ничем уехать невозможно.

Владельцы частных микроавтобусов в подобной дискриминационной, по их мнению, ситуации, когда практически нет возможности заработать даже на бензин (порой на то, чтобы отвезти хлопкоробов за десятки километров и вернуть их к вечеру обратно, уходит целый день!), требуют плату за свои услуги с арендаторов, что составляет в среднем от 50 до 100 манатов, в зависимости от расстояния.

Арендаторы отказываются платить, они никого не обязывали привозить людей, городские помощники им не нужны. Наши корреспонденты сообщают, что между водителями и арендаторами нередко возникают словесные перепалки, а иногда дело доходит и до потасовок.

По словам водителей, раньше они подчинялись требованиям хякимлика, потому что в период с 2008 по июль 2012 годов бензин в Туркменистане был бесплатный (в объеме 200 литров в месяц), теперь же каждый манат на счету, и день простоя сказывается на благосостоянии семей. В начале сентября водители маршрутных такси г. Туркменабада подняли цены на проезд, с сорока тенге (14 центов) до пятидесяти (17.5 центов).

Случаи травматизма на полях

В первой половине сентября, когда температура воздуха повышается до 40 и выше градусов, на полях отмечались случаи перегрева. По словам медработника станции скорой помощи Йолотенского района Марыйской области, лично он на вызовы на хлопковые поля выезжал пять раз. Было и такое, что в один день выезжал два раза.

«В тот день причиной обоих вызовов в разных частях района была гипертермия (перегрев) средней степени, обе женщины потеряли сознание прямо на хлопковом поле, обеим помощь была оказана на месте», — говорит он.

В другие смены, по словам медработника, вызовы на поля были связаны с пищевым отравлением и рваной раной от укуса собаки — молодого мужчину отвезли в стационар и наложили швы.

Вопиющий случай на хлопковом поле произошел в Туркменабаде. Учитель одной из городских школ неоднократно брал вместо учителей на уборку хлопка юношей 7-11 классов. Там, в уединенных местах, он совершал с ними «насильственные действия сексуального характера», о которых быстро стало известно родителям подростков. В данный момент учитель находится под следствием, правоохранительные органы организуют очные ставки.

Принудительный труд: вооруженные силы и места лишения свободы

В местах лишения свободы Туркменистана принудительный труд явление редкое. По словам бывших заключенных, вышедших на свободу совсем недавно, в 2008-2009 годах заключенных принудительно заставляли строить два жилых барака в промышленной зоне байрамалийской колонии MR-K/16. Заключенных на стройку отправляли целыми отрядами, они таскали кирпичи, замешивали раствор, заливали фундамент. Кто не хотел работать, тех помещали в карцер. За работу не платили. На той стройке, вспоминают заключенные, был и летальный исход: крановщик стрелой задел линии электропередачи, а внизу за ковш держался один из заключенных.

За всю остальную работу заключенные получают зарплату. В последние годы на территории этой колонии функционировало производство сетки рабицы, бумаги, пластмассовых труб. В данный момент в колонии лишь производят бумагу. Производство небольшое, созданное самими заключенными. На нем работают около 7-9 человек. Оплата труда производится по чекам. Эти чеки заключенные получают в бухгалтерии, на них в магазине колонии они могут купить продукты питания или предметы личной гигиены. Единственный минус такой системы оплаты труда — осужденным приходится отовариваться на всю сумму чека. Например, если у заключенного на руках чек на сумму в 50 манатов (17.5 долларов), а ему нужно приобрести товара на сумму в 20 манатов, то сдачу 30 манатов (или чек на такую сумму) ему не выдают. Наличные деньги заключенные на руки не получают. По славам наших источников, некоторые заключенные даже могут отсылать деньги своим семьям.

В колониях города Сейди принудительный труд также не отмечается. Наоборот, трудиться хотят многие, но возможности трудоустройства ограничены. Осужденные работают в швейном цехе, где шьют робу заключенным и форму сотрудникам, на кирпичном заводе и в хозяйственной части колонии — подметают территорию, следят за туалетами и банями, обслуживают столовую. Работа в хозчасти самая высокооплачиваемая — 250-300 манатов в месяц. Оплата производится также при помощи чеков, их можно обменять на продукты в магазине.

В вооруженных силах Туркменистана систематический принудительный труд также не отмечается. В годы правления Сапармурата Ниязова картина была иная. Солдаты срочной службы широко использовались в качестве бесплатной рабочей силы, они, по сути, заменили младший медперсонал в больницах и госпиталях, пожарных, дорожную полицию, работали на стройках, в нефтегазовой и текстильной промышленности, облагораживали территорию. Питание и размещение покрывалось за счет предприятий, в которых солдаты проходили службу. Во время хлопкоуборочной кампании туркменские военнослужащие-срочники были чуть ли не в числе первых, кого отправляли на хлопок.

С приходом к власти Г. Бердымухамедова и объявлением новой военной доктрины принудительный труд постепенно сошел на нет. Сегодня солдаты срочной службы могут привлекаться к сбору хлопка, в основном это происходит в отдаленных районах Дашогузского, Марыйского и Лебапского велаятов. Как правило, солдат отправляют собирать хлопок на поля, которые находятся в непосредственной близости к их воинской части. В прошлом году мы наблюдали солдат на полях в поселке Хатап Лебапского велаята, однако в этом году, по крайней мере, в начале октября, солдат на полях в этом поселке не было. Не было их и в Тахтабазарском этрапе Марыйского велаята. Сегодня солдат можно также увидеть корчующими сорняки и траву вдоль трасс.

Принудительный труд: участие в государственных мероприятиях

В преддверие визита президента в какой-нибудь регион или накануне государственного праздника, жители этого региона или даже всей страны лишаются отдыха и покоя. Так было в 2014 году в Балканском, Дашогузском, Марыйском, Лебапском велаятах, в которых Г. Бердымухамедов лично открывал рынки, гостиницы, библиотеки, промышленные объекты и жилые дома. Работники подрядных организаций, а также помогавшие им представители субподрядных структур накануне сдачи объекта и приезда президента работали по 15-17 часов в сутки, чтобы успеть выполнить все работы и навести лоск. Совместно со строителями к сверхурочной работе по подготовке новых объектов к приезду президента в Марыйском и Дашогузском велаятах привлекались работники местных служб коммунального хозяйства, дорожно-строительных управлений (ДСУ), водоканала, велаятских объединений «Марыэнерго» и «Дашогузэнерго», управлений по газоснабжению, грузовых автопарков, промышленных предприятий, учреждений культуры, физкультуры и спорта. На протяжении 30-40 дней и до момента приезда президента территория вокруг готовящихся к сдаче объектов напоминала растревоженный муравейник — сотни людей разных профессий с раннего утра до полуночи устраняли недоделки на объекте, укладывали асфальт, строили бордюры, мыли окна и двери, стелили ковры, производили посадку зеленых насаждений, поливали и благоустраивали прилегающую территорию.

Есть данные о том, что к сверхурочному и неоплачиваемому труду привлекались не только те, кто строит данный объект, или те, кто им помогает, но и те, для кого предназначен этот объект. Так было, например, в Балканском велаяте, где 7 октября среди прочих состоялись торжества по случаю сдачи в строй предприятия по фасовке лечебной грязи и морской соли в поселке Джебел и завода по производству продукции медицинского назначения в городе Берекет. По сообщениям источников АНТ, эти объекты готовили к открытию сотни медсестер, санитарок, врачей, которые по указанию из областного управления здравоохранения были направлены туда со всех районов и городов западного региона. Сотни библиотекарей, работников других учреждений культуры со всего Дашогузского велаята (в основном это женщины) в течение месяца, оставив свои основные рабочие места, работали по 12-14 часов в здании библиотеки, на открытие которой 22-23 сентября приехал президент. Источники в Туркменистане сообщают, что такая же практика принудительного привлечения работников какой-то отдельной отрасли или сферы к выполнению работ по благоустройству, озеленению и наведению чистоты на готовящихся к сдаче объектах применялась во всех велаятах, в которых нынешней осенью состоялись торжества по их вводу.

О приезде президента в тот или иной велаят заблаговременно не сообщается. Однако жители этих регионов безошибочно определяют точную дату приезда главы государства по косвенным признакам. Одним из них является очистка территории вдоль автотрассы от местного аэропорта до областного центра или к месту проведения торжества. Очистка предполагает корчевку сорняков, дикорастущих кустарников и высохших саженцев прежних посадок, сбор и сжигание мусора, посадку новых зеленых насаждений. К выполнению этой работы принуждают местные власти сотни людей в каждом велаяте. При этом весь участок автодороги от аэропорта до места остановки президентского кортежа предварительно разбивается на отрезки и раздается организациям и учреждениям данного региона. Если коллектив большой, то ему и отрезок дороги достается длиннее. И наоборот. Все работы (закупка новых саженцев, замена старого бордюра, установка дополнительных стендов, флагштоков, покраска мостовых перил, изготовление и установка над дорогой растяжек с приветствиями в адрес президента или с цитатами из его речи) коллективы должны выполнить за счет прибыли предприятия, если же предприятие убыточно, то все финансовые расходы ложатся на плечи работников этих предприятий. Отказ от выполнения приказа башлыка (начальника) грозит работнику созданием вокруг него зоны отчуждения, превращения человека в изгоя, а впоследствии и увольнением по надуманной причине.

Выполнение каких-либо работ может быть и не связано с приездом президента. Поводом для принуждения людей к выполнению несвойственной им работы может стать мероприятие государственного масштаба. Так накануне проведения в Дашогузе общенациональной Недели культуры (23-29 июня 2014 года) автодорога из аэропорта до центра Дашогуза была разделена на участки и розданы таким крупным организациям, как местный маслоэкспеллерный завод, швейная фабрика, областное объединение «Галлаонумлери», нефтебаза и другим. Сотни людей разных профессий и специальностей в ущерб своей непосредственной работе по личному распоряжению хякима велаята Эсенмурада Оразгелдыева приводили автодорогу и прилегающую к ней обочину в порядок, жгли мусор и сухостой, корчевали кусты верблюжьей колючки и камыша.

Если трудовые коллективы промышленных и строительных организаций принуждаются к выполнению материально-затратных работ и мероприятий, то работники бюджетных госучреждений, как правило, привлекаются к обязательным работам в качестве подсобных рабочих или в торжественных мероприятиях в роли массовки.

«Если не выполнишь требование администрации, то тебя сразу не уволят, но жизнь попортят. Покоя не будет, начнутся придирки по работе, будут следить за каждым твоим шагом, и если где-то или в чем-то допустишь оплошность, промах, то это будет использовано как основание для увольнения. И ни профком, ни прокурор или судья не станут тебя защищать. Никто не хочет неприятностей, поэтому все мы, как овцы в отаре, понурив головы, молча делаем то, что велят», — сказала в беседе с нашим источником в Ашхабаде работница одной из библиотек столицы.

По ее словам, библиотекари и работники других бюджетных госучреждений, наряду со студентами вузов и учащимися лицеев и школ, в числе первых и обязательных, кто привлекается для участия во всех проводимых в Ашхабаде общественно-политических мероприятиях и праздничных торжествах.

«Когда нам велят, мы заполняем конференц-залы, где проходят международные форумы, мы изображаем из себя нарядно одетых счастливых граждан эпохи могущества и счастья; когда проводится предварительная телевизионная съемка какого-то общенародного праздника, мы также можем на несколько часов стать живой изгородью в местах появления президента и его свиты. На работе ты можешь схалтурить, за это ничего не будет, а вот отказ от участия в таких мероприятиях или проявление недовольства по поводу принуждения и обязаловки начальство воспримет как нарушение трудовой дисциплины, невыполнение своих служебных обязанностей, как подстрекательство к неповиновению, отсутствие патриотизма», — сказала библиотекарь.

Трудящиеся, в частности, работники бюджетных организаций, лишены права на отдых, ведь большинство общенациональных праздников проводится в выходные дни. Вместо того, чтобы заниматься домашним хозяйством, семьей и детьми, люди в дни отдыха вынуждены быть там, где проводится праздник. «Капля воды — крупица золота», Праздник туркменского скакуна, День ковра, «Галла байрамы» (праздник зерна), День дыни, «Хасыл байрамы» (праздник урожая), День добрососедства — все эти праздники отмечаются в воскресные дни разных месяцев. А всего страна за год отмечает около 40 государственных, национальных, профессиональных праздников и знаменательных дат.

Помимо праздников, в стране проводится несметное количество общественно-политических, культурных и спортивных мероприятий, участие в которых для трудящихся так же обязательно и безоговорочно, как и в других официальных торжествах государственного уровня. Такими мероприятиями могут быть воскресные скачки (обязательные для посещения учителями школ), премьеры в театрах или кино (также часто попадают на выходные дни). В летние месяцы (обычно в июле), когда учителя еще находятся в отпуске, их в нарушение статьи 105 Трудового кодекса («Отзыв из отпуска») заставляют выходить на работу для обслуживания кампании по приему абитуриентов в вузы, приготовления обедов членам приемных комиссий. Помимо этого, педагоги в свой законный отпуск вынуждены участвовать в различного рода олимпиадах. По закону, отзыв из отпуска возможен лишь с письменным согласием работника, но согласия (ни письменного, ни устного) никто из руководителей не просит: надо, значит надо.

Продолжение следует

http://habartm.org/

Версия для печати Отправить эту статью другу