Главная страница
Поиск
Статистика
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Туркменистан-ООН: Работа над ошибками
Написал admin в 10/03/2016 14:09:00 (901 прочтений)

Неделю назад Государственное информационное агентство Туркменистана (ТДХ) сообщило об очередном заседании Межведомственной комиссии по обеспечению выполнения международных обязательств Туркменистана в области прав человека и международного гуманитарного права, в котором приняли участие представители Меджлиса (парламента), ряда министерств, отраслевых ведомств и общественных организаций страны.

Как отмечали собравшиеся, главной целью нынешней встречи являлась «активизация усилий, направленных на выполнение Туркменистаном международных обязательств в области прав человека». Также участники заседания обсудили мероприятия, связанные с возложенной на Межведком ответственностью за реализацию утвержденного в январе нынешнего года президентом Курбанкули Бердымухаммедовым «Национального плана действий в области прав человека на 2016-2020 годы».

Что включает в себя данный план, какие мероприятия он предусматривает, пока выяснить не представляется возможным в силу того, что он, по-видимому, предназначен исключительно «для служебного пользования». (Ну, не следует гражданам знать, как государство собирается защищать их права!) Главное — это то, что план был составлен во исполнение рекомендации ООН государствам-членам о разработке подобного плана — факт, который, естественно, будет отражен в докладах, представляемых страной в Комитет по правам человека, а также в другие договорные органы ООН.

А докладов этих за минувший год Туркменистан представил три: в Комитет по правам человека (CCPR) — о выполнении Международной конвенции о гражданских и политических правах, в Комитет по ликвидации расовой дискриминации (CERD) и в Комитет по предотвращению пыток (CAT). Все они будут рассмотрены в установленное время.

Следует отметить, что Туркменистан, неоднократно подвергавшийся резкой критике за нарушение сроков подачи этих докладов, в последние годы старается не нарушать действующее правило и представлять их в соответствующие комитеты регулярно — один раз в пять лет. Также следует отметить и их качественное содержание, чему в немалой степени способствовали усилия международных экспертов ПРООН (Программа развития ООН), Управления верховного комиссара ООН по правам человека и Европейского Союза, обучающих туркменских коллег составлению периодических докладов, а заодно и расширяющих их кругозор по части международных стандартов в области прав человека и их практического применения. А именно эти функции как раз и отнесены к сфере деятельности Межведомственной комиссии.

Спешу оговориться: приведенные выше положительные оценки относятся исключительно к содержанию самих докладов, а отнюдь не к реальной ситуации с соблюдением прав человека в Туркменистане, которая по сей день продолжает оставаться крайне неудовлетворительной.

Может возникнуть вопрос: почему мы так много внимания уделяем этой, по мнению некоторых, рутинной работе — рассмотрению представленных в ООН докладов по выполнению тех или иных международных пактов, если заранее известно, что многое из того, о чем в них сообщается, мягко говоря, не соответствует действительности. Но согласитесь, ведь одно дело — лгать с трибуны предвыборного собрания или со страниц газет, а другое — предоставлять лживую информацию, оформленную как официальный документ, в международную организацию. Тем более в случае с правами человека в Туркменистане, где многочисленные заверения в решимости следовать букве закона и идти курсом демократизации еще не дают оснований считать, что это движение уже началось. И в этой подмене поступков словами, думается мне, заключается вся «специфика» поведения туркменских властей, вся суть реформ, вся «приверженность демократическим принципам».

Как уже было сказано, в соответствии с процедурой ООН, Туркменистан в обозримом будущем ожидает обсуждение в трех комитетах ООН: В Комитете по правам человека — дата обсуждения пока не объявлена, вероятнее всего, оно состоится на 119 сессии в марте будущего года, в Комитете по ликвидации расовой дискриминации (CERD) — на 91-й сессии (21 ноября-9 декабря 2016 г.) и в Комитете против пыток (CAT) на 59-й сессии (7 ноября-7 декабря 2016 г.)

С момента вынесения рекомендаций ООН по итогам обсуждения первого доклада до представления второго прошло четыре года, и за это время кое-что изменилось. Прежде всего, следует отметить, что с началом второго президентского срока (февраль 2012 г.) К. Бердымухаммедову удалось значительно укрепить свои позиции. Деятельность правительства, которое также возглавляется им самим, законотворческая деятельность «народных избранников»-депутатов Меджлиса, также находящаяся под контролем президента, судебная система, целиком и полностью зависимая от Бердымухаммедова, так как кандидатуры судей всех уровней в обязательном порядке должны получить одобрение президента, свидетельствуют о том, что, как это ни прискорбно, бразды правления всеми тремя ветвями власти надежно сконцентрированы в одних руках. Президент, он же премьер-министр, дает указания законодательному органу — парламенту, какие законы следует разработать и принять, затем как президент подписывает эти законы, а как глава исполнительного органа — правительства координирует их реализацию.

Что касается «четвертой власти» — средств массовой информации, то она по-прежнему остается верным рупором туркменских властей.

Скажете, что так же было и во времена пристной памяти Туркменбаши? Верно, было. И выборы были формальными, и Конституция перекраивалась «под яшули», и подобострастные члены Кабмина на полусогнутых ногах припадали к руке Вечно Великого Сердара, и дома сносились, и на их месте сооружались дворцы и фонтаны, и решения принимались единолично… Но не было того размаха, той изощренности в представлении событий и восхвалении их вдохновителя, того, доведенного до совершенства, умения пускать пыль в глаза, подтасовывать факты и искажать действительность.

Не подумайте, что автор ностальгирует по прежнему правителю: в свое время народ изрядно натерпелся от его самодурства. Но чтобы получить сегодняшнюю картину, деяния Ниязова нужно возвести, как мнимум, в третью степень. Исключением, правда, следует считать инсценированное Ниязовым «покушение» и последующую расправу над демократической оппозицией и сочувствующими ей чиновниками. Но, как говорится, еще не вечер…

Вспомните «дело» главы Комитета национальной безопасности (КНБ, ныне Министерство — МНБ) Мухаммеда Назарова, который был сначала отстранен от должности «за недостатки в работе» и разжалован (март 2002 г.), затем арестован, осужден (июнь 2002 г.), пропал в дебрях туркменской пенитенциарной системы и, по некоторым сведениям, умер в заключении.

Вспомните «дело» вице-премьера-куратора нефтегазового сектора (!) Ёллы Курбанмурадова, обвиненного в коррупции, измене родине, хищении госимущества и многоженстве, арестованного (май 2005 г.), осужденного и умершего в тюрьме в возрасте 55 лет (декабрь 2015 г.).

Вспомнили? А теперь задумайтесь над вопросом, с какого-такого перепугу два высокопоставленных чиновника бердымухаммедовского Кабинета — глава МНБ Гуйчгельды Ходжабердыев и вице-премьер-куратор нефтегазового сектора Баймурад Ходжамухаммедов вдруг неожиданно подали заявление об отставке «по состоянию здоровья»? Где сегодня эти люди: проходят ли они лечение или бывший министр здравоохранения, а ныне «Аркадаг всея Туркмения» лично прописал им специальные «процедуры»? По крайней мере известно, что один из них уже дал признательные показания о причастности к коррупции.

Тайная расправа с инакомыслящими испокон веку маскировалась уголовными статьями. Еще ветеран советского ГУЛАГа Варлаам Шаламов писал, что «для Сталина не было лучшей радости, высшего наслаждения во всей его преступной жизни, как осудить человека за политическое преступление по уголовной статье». Широко применялась также карательная психиатрия, пытки и содержание заключенных incommunicado, то есть, без связи с внешним миром. Бороться с этими гнусными пережитками тоталитаризма очень трудно, но не значит, что невозможно.

Кроме самой Конвенции против пыток, САТ призван следить за выполнением ее Факультативного протокола, основной целью которого является «создании системы регулярных посещений, осуществляемых независимыми международными и национальными органами, мест, где находятся лишенные свободы лица, с целью предупреждения пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания», а также такие действенные инструменты, как процедура рассмотрения индивидуальных жалоб и процедура расследования. Понимая, как пострадает имидж Туркменистана, если международные наблюдатели смогут беспрепятственно инспектировать места лишения свободы, рассматривать жалобы на применение пыток и инициировать расследование вскрытых фактов, Турменистан уже много лет стойко противится ратификации этих документов. Чего стоит одно только воспоминание о том, какую волну возмущени в мире вызвала публикация доклада профессора Эммануэля Деко о ноябрьских событиях 2002 года!

Тем не менее, надо отметить, что, как следует из представленного доклада, Туркменистан сотрудничает с Международным комитетом Красного Креста (МККК), делегация которого за период с 2011 по июнь 2015 года посетила лечебное-трудовое учреждение АН-М/4, спецотдел исправительного учреждения МР-К/16 и новое исправительное учреждение ДЗ-К/8 (женскую колонию).

По какой-то причине составители доклада забыли упомянуть о визите МККК в апреле 2012 года в марыйскую колонию для несовершеннолетних. Зато отметили, что глава Центра Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Ашхабаде господин Иво Петров 19 августа 2014 года также посетил женскую колонию (ДЗ-К/8).

В соответствии с мандатом, МККК не публикует отчеты о своих посещениях мест лишения свободы в открытом доступе. Кроме того, у этой организации нет с Туркменистаном соответствующего договора о передаче ему своих рекомендаций. Также отсутствует возможность общения с глазу на глаз с заключенными с целью получения информации и личных жалоб. Это устраивает туркменские власти более, чем перспектива визита дотошных ООНовских эмиссаров. Тем не менее, МККК намерен продолжать сотрудничество, и об этом же заявляют туркменские власти.

Туркменистан продолжает игнорировать Международную конвенцию о защите всех лиц от насильственных исчезновений и процедуру расследования подобных случаев. Не направлены приглашения в страну специальным докладчикам ООН по пыткам и по насильственным исчезновениям. Власти не понимают, что этим они только подтверждают выводы международных правозащитных организаций об ужасных условиях содержания заключенных без связи с внешним миром, о повсеместном применении пыток и о многочисленных исчезновениях людей.

В последнее время появляется все больше свидетельств того, какими бесчеловечными преступными методами вершится «правосудие» в стране, вступившей в Эпоху могущества и счастья. Выходят из застенков люди, на себе испытавшие издевательства и унижения, пытки и голод и не боящиеся рассказывать об этом общественности. На основании таких свидетельств составлены доклады «Покажите их живыми! Без вести пропавшие в Туркменистане» и «Тюрьма Овадан Депе: Средневековые пытки в современном Туркменистане», снят документальный фильм «Туркменистан: Жизнь за решёткой». Бывшие заключенные дают интервью на телевидении и радио, а правозащитники, находящиеся за пределами страны, по крупицам собирают документальные подтверждения преступлений туркменского режима. С риском для жизни оказывают им посильную помощь гражданские активисты в Туркменистане.

По данным, содержащимся в докладе специального докладчики по пыткам профессора Венского университета Манфреда Новака, представленного в Комитет по правам человека в 2006 году, заключенных, осужденных по «делу 25 ноября» и подвергнутых насильственному исчезновению, насчитывалось 56 человек. По уточненным данным, собранным правозащитниками в рамках кампании «Покажите их живыми!», их насчитывается 87 человек.

«Список 87» был передан госсекретарю США Джону Керри, опубликован на сайте Госдепартамента и стал темой для обсуждения ситуации с правами человека во время встречи госсекретаря с президентом Туркменистана в Ашхабаде в ноябре прошлого года.

Есть, однако, опасения, что и это также не полные данные, и работа правозащитников по поискам доселе неизвестных жертв насильственных исчезновений продолжается.

Нургозель Байрамова
http://www.gundogar.org/?0120516739000000000000011000000

Версия для печати Отправить эту статью другу