Главная страница
Поиск
Статистика
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Президентский заказ
Написал admin в 17/07/2016 9:27:00 (785 прочтений)

Меджлис Туркменистана готовит законопроект об Уполномоченном по правам человека.

На днях средства массовой информации Туркменистана сообщили, что Меджлис приступил к рассмотрению законопроекта об Уполномоченном по правам человека (омбудсмене). Принимая во внимание грядущие рассмотрения докладов правительства в Комитете ООН по правам человека (март 2017 г.), в Комитете по ликвидации расовой дискриминации и в Комитете против пыток (оба в ноябре-декабре 2016 года), мероприятие оказалось как нельзя кстати, ибо принятие данного закона, по мнению руководства страны, поможет снять ряд «неприятных» вопросов, неизбежно возникающих при общении с представителями международных правозащитных структур. Ведь как уже не раз отмечалось, законодательная база Туркменистана — это своего рода конек, оседлав который, власти отбиваются от «нападок» со стороны не в меру ретивых зарубежных «критиканов».

Козыряя вновь принятыми законами, составленными «в полном соответствии с международными нормами», Туркменистан яростно пытается доказать, что именно принятие данных законов и есть панацея от любой критики. Однако в действительности многостраничный перечень прав и свобод еще не гарантирует население от беззакония и произвола. Другими словами, как неосмотрительно обмолвился один высокопоставленный туркменский чиновник, разъясняя дотошным ооновским казуистам особенности туркменского правоприменения, «кроме законов и положений, на Востоке существует еще и практика».

Именно стремлением снизить градус критики при рассмотрении вопроса о ратификации Европарламентом Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с Туркменистаном (СПС) было продиктовано составление мифического «Национального плана действий по правам человека на 2016-2020 годы». «Мифического» — потому что подписанный в январе нынешнего года президентом Бердымухаммедовым, этот план до сегодняшнего дня не представлен общественности, но зато известен депутатам Европарламента, обсуждавшим вопрос о ратификации СПС ЕС-Туркменистан. Ничего удивительного: ведь план-то в действительности и не предназначался «для внутреннего пользования»!

Козырная карта Рашида Мередова (а именно МИД принимал самое деятельное участие в составлении данного плана) европейским сообществом была бита. Ввиду серьезных проблем в области прав человека, Европарламент отложил ратификацию Соглашения, «пока Туркменистан не достигнет значительного прогресса в этой области». Таким образом было косвенно поддержано мнение правозащитников о том, что «не следует поощрять Туркменистан за одно лишь намерение проводить реформы». Не вышел бы такой же конфуз и с законом «Об Уполномоченном по правам человека»…

О́мбудсмен — лицо, на которое возлагаются функции контроля соблюдения прав и интересов граждан в процессе деятельности органов исполнительной власти и должностных лиц. Впервые эта должность была учреждена в Швеции в соответствии с конституцией 1809 года. В настоящее время институт омбудсмена существует в 100 странах мира. Как правило, омбудсмены назначаются на должность президентом, правительством или избираются парламентом и отчитываются перед ними.

В мировой практике известны три модели института омбудсмена, которые различаются его местом в государственно-правовой системе, порядком назначения, подчиненностью (подотчетностью) той или иной ветви власти или отсутствием таковой, объемом полномочий и т.д.:

1. Исполнительный омбудсмен является органом исполнительной власти, назначается правительством или президентом, им же подконтролен и подотчетен.

2. Независимый омбудсмен представляет собой особую и самостоятельную ветвь власти, наряду с законодательной, исполнительной и судебной. Он может быть назначен президентом или парламентом, но после назначения не подчиняется назначившему его органу. Его контроль распространяется как на исполнительную, так и на законодательную власть.

3. Наиболее распространенная модель — Парламентский омбудсмен. Он находится в системе законодательной ветви власти, назначается или избирается парламентом из числа депутатов и является подотчетным или подконтрольным парламенту. Он выступает в качестве органа парламента, но обладает более широкими полномочиями, придающими ему определенную самостоятельность и независимость. Его основная задача — контроль над деятельностью администрации и ее должностных лиц.

В России Уполномоченный по правам человека назначается Государственной думой. В Азербайджане Милли Меджлис (парламент) избирает Комиссара по правам человека. В Армении Защитник прав человека назначается указом президента, также президент назначает омбудсмена в Казахстане. Олий Мажлис (парламент) Узбекистана избирает Уполномоченного по правам человека путем открытого голосования, а Законодательное собрание Жогорку Кенеша (парламента) Киргизии избирает омбудсмена (Акыйкатчы) тайным голосованием.

Какой путь изберет Туркменистан, станет ясно в ближайшее время. На мой взгляд, неожиданности не будет: скорее всего, кандидатура будет утверждаться Меджлисом по представлению президента. В этом заключается основная особенность «демократических» преобразований в Туркменистане. Чтобы обрести правовую оболочку, они должны быть инициированы президентом. Так было с введением «многопартийности», с учреждением «независимых» СМИ, Госкомиссии по рассмотрению обращения граждан по вопросам деятельности правоохранительных органов и пр.

Именно поэтому Государственное информационное агентство Туркменистана (ТДХ) особо подчеркивает, что разработка Закона об Уполномоченном представителе по правам человека осуществляется по инициативе президента Бердымухаммедова. «Создание подобного института откроет новую страницу в отношениях между государством и его гражданами, способствуя утверждению справедливости. Это также окажет положительное влияние на выполнение международных обязательств нашей страны в этой сфере», — цитирует ТДХ слова «лидера нации». Ничего, что с открытием «новой страницы» Бердымухаммедов задержался почти на полтора своих президентских срока!

В январе 2009 года в ходе обсуждения в Совете ООН по правам человека (СПЧ) первого Универсального периодического отчета Туркменистана (УПО) представителем Соединенного Королевства было рекомендовано «принять меры по обеспечению большей независимости судебных органов, в том числе посредством создания конституционного суда и системы омбудсмена». Эта рекомендация была зафиксирована в итоговом документе СПЧ. В ответ на это туркменская сторона сообщила, что занимается этим вопросом и что Межведомственная комиссия по обеспечению выполнения международных обязательств Туркменистана в области прав человека уже запланировала семинары и ознакомительные поездки членов комиссии «с целью изучения вопроса по деятельности института омбудсмена». Это заявление было положительно воспринято мировым сообществом как свидетельство стремления Туркменистана на деле осуществлять свои международные обязательства по соблюдению прав человека.

В течение последующих лет международные организации постоянно напоминали Туркменистану, что рекомендации ООН остаются невыполненными, а туркменские чиновники пытались убедить их в том, что «вот-вот, уже скоро, уже почти…», пока, наконец, к этой теме не обратился президент. Сначала как бы вполголоса, как бы невзначай обронил одну-единственную фразу на заседании правительста в мае 2014 года: «В рамках реформ, которые будут проведены, обязательно надо предусмотреть введение в нашей стране должности уполномоченного представителя по правам человека».

Фраза повисла в воздухе и висела так до января нынешнего года, когда уже в полный голос прозвучал с трибуны Меджлиса призыв президента создать институт Уполномоченного по правам человека — системы, которая «призвана сыграть значимую роль среди контролирующих органов, противодействующих произволу чиновников и использованию ими служебных полномочий в корыстных целях».

А как же права человека?

Мне показалось, что в словах президента явно наметилась тенденция заранее включить еще только зарождающуюся структуру в число огосударствлённых институтов, что статус, полномочия, функции и методы работы ее будут определяться не «Парижскими принципами»: независимость, гласность, плюрализм, объективность и беспристрастность — а все теми же «любимыми авторами».

Впрочем, не будем торопиться с выводами. Если новому закону суждено будет в ближайшее время увидеть свет, мы вновь вернемся к этой теме.

Нургозель Байрамова
www.gundogar.org

Версия для печати Отправить эту статью другу