Главная страница
Поиск
Статистика
5 пользователь(ей) активно (3 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 5

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : HRW.Всемирный доклад 2017: Туркменистан
Написал admin в 17/01/2017 20:18:54 (565 прочтений)

Туркменистан принадлежит к числу самых репрессивных и закрытых государств мира, где все аспекты жизни общества полностью контролируются президентом и его окружением.

Принятая в 2016 г. новая конституция допускает возможность пожизненного президентства.

Власти жестко пресекают любые проявления политического или религиозного инакомыслия и осуществляют тотальный контроль за информацией. Оппозиционеры и члены их семей, даже в эмиграции, постоянно живут под угрозой мести со стороны режима. Сохраняется практика неофициальных произвольных ограничений выезда из страны для активистов, родственников политэмигрантов и других граждан. Десятки людей остаются жертвами насильственного исчезновения: принято считать, что они находятся в местах заключения.

Культ личности

Сохраняется практика принудительного участия граждан в государственных мероприятиях, которая нередко переходит все границы разумного, если речь идет о поездках по стране самого президента Гурбангулы Бердымухамедова. По данным базирующейся в Вене «Туркменской инициативы по правам человека», в апреле в Ахалской области четырем семьям не разрешили хоронить умерших родственников и проводить поминальные церемонии, пока там находился президент.

Конституционная реформа

В сентябре 2016 г. на Совете старейшин депутаты парламента приняли новую конституцию, в которой отсутствует положение о том, что кандидат в президенты должен быть не старше 70 лет, вследствие чего возникает возможность пожизненного президентства. Срок пребывания президента в должности увеличен с пяти до семи лет, ограничений по числу сроков нет.

Новая конституция не содержит запрета цензуры и не предусматривает права на свободный выезд за рубеж. Рекомендации Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека по проекту конституции в окончательной редакции отражения не получили.

Гражданское общество

Власти не позволяют независимым группам вести в стране правозащитную деятельность. Местные независимые организации не могут рассчитывать на регистрацию, а деятельность незарегистрированных неправительственных организаций (НПО) запрещена. Международных правозащитников в Туркменистан не допускают. Гражданские активисты постоянно живут под страхом репрессий. Только в октябре 2016 г. были арестованы трое. Двое вели мониторинг принудительного труда: одного через 10 суток отпустили, другого в ноябре осудили на три года по фиктивному делу о мошенничестве. Третьего активиста — Галину Вертякову арестовали по фиктивному делу о вымогательстве после ее критических комментариев о ситуации в Туркменистане в российских социальных сетях. На момент подготовки этого обзора она находилась под стражей.

В августе независимый активист сообщал о дотошных унизительных личных досмотрах сотрудниками аэропортовой таможни и о неоднократных угрожающих анонимных телефонных звонках. Анонимные угрозы поступали и в адрес родственников активистов, которые связывали это с гражданской деятельностью членов их семей.

Со стороны неустановленных лиц, предположительно действовавших по наущению властей, имели место попытки угрозами принуждать политэмигрантов к молчанию. В августе 2016 г. в Подмосковье двое в масках пытались похитить диссидента Акмухаммета Байханова, который месяцем ранее опубликовал книгу об условиях в тюрьме Овадан-тепе, снискавшей зловещую репутацию как место, где политзаключенные содержатся в нечеловеческих условиях и подвергаются пыткам. В апреле в Туркменистане был ненадолго задержан брат Байханова, которому дали понять, что это связано с деятельностью Акмухаммета.

Притеснениям подвергалась семья опального коннозаводчика Гельды Кяризова. В 2000-х гг. он был осужден по сфабрикованному делу и почти шесть лет провел в заключении, в 2015 г. ему разрешили выехать за рубеж. В ноябре того же года, после его первого интервью о пережитом в тюрьме, власти перекрыли родственникам связь с ним; его братьям угрожали, одного на некоторое время арестовали по ложному обвинению в хранении наркотиков. В марте Кяризов неоднократно получал угрозы в адрес его самого и его семьи.

Свобода СМИ и информации

Свободы СМИ в Туркменистане не существует. Государство контролирует все печатные и электронные источники информации. Иностранным СМИ крайне редко удается попасть в страну, а их местные внештатные корреспонденты подвергаются жесткому прессингу со стороны властей.

Внештатный корреспондент Радио Свобода и эмигрантского информационного интернет-ресурса «Альтернативные новости Туркменистана» Сапармамед Непескулиев продолжал отбывать трехлетний срок, к которому его приговорили в августе 2015 г. по сфабрикованному делу о наркотиках. В 2015 г. Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям признала его жертвой произвольного задержания за мирную реализацию права на свободное выражение мнений.

В октябре 2016 г. полиция потребовала объяснений у журналиста Радио «Свобода» Солтан Ачиловой, которая фотографировала очередь за продуктами. Вскоре после этого она подверглась нападению неизвестных, которые отобрали у нее камеру. Ачилова получила легкие телесные повреждения. На следующий день после выхода пресс-релиза Human Rights Watch об этой истории на нее набросились незнакомые женщины, крича, она «позорит Туркменистан».

В августе 2016 г. власти Туркменистана потребовали от Беларуси выдачи бывшего диссидента, независимого журналиста Чары Аннамурадова. Много лет назад он уехал из Туркменистана, в 2003 г. получил убежище, а затем и гражданство в Швеции. Он был задержан в Беларуси по международному ордеру, когда прилетел туда на отдых в июле. В сентябре Беларусь отказалась выдавать Аннамурадова Туркменистану. В сентябре 2016 г. неустановленные лица похитили брата Чары Аннамурадова — Алтымурада из его дома в Туркменистане и в течение четырех дней удерживали его, жестоко избивая и задавая вопросы относительно Чары. Вскоре после возвращения домой Алтымурад Аннамурадов умер.

Власти принудительно демонтировали большинство индивидуальных спутниковых антенн, доступ к интернету по-прежнему ограничивается и плотно контролируется властями. По данным независимого агрегатора сетевых новостей Stay Mobile, интернет в Туркменистане один из самых дорогих в мире. На протяжении 2016 г. у пользователей постоянно возникали проблемы с мобильным интернетом. В июне был блокирован доступ к мессенджерам Skype и Line.

Свобода передвижения

В июне навестить родственников за границей разрешили дочери политэмигранта Айджемал Реджеповой с двумя малолетними детьми. До этого она 13 лет была невыездной.

Однако в большинстве случаев родственникам политэмигрантов в 2016 г. выезд за рубеж по-прежнему был запрещен. К их числу относятся семья Рузиматовых — родственников эмигрировавшего экс-чиновника, а также Айдогды Курбанов — сын эмигрировавшего предпринимателя с активной политической позицией.

Свобода религии

Принятый в марте новый закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях» еще больше ужесточил требования к регистрации религиозных объединений: например, минимальное число граждан, по инициативе которых может быть создана религиозная организация, было увеличено с 5 до 50.

Незарегистрированные общины или религиозные группы запрещены. Религиозная литература подлежит обязательной государственной цензуре. Альтернативной гражданской службы в Туркменистане до сих пор не существует, и отказники по убеждениям подвергаются преследованиям.

В феврале несколько прихожан протестантской церкви «Великая Благодать» были оштрафованы на 500 манатов (USD 140) каждый за хранение «нелегальной» религиозной литературы, еще четверо были задержаны и отпущены после взятия объяснений. Сотрудники госбезопасности изъяли у них религиозную литературу, телефоны и деньги.

Политзаключенные, насильственные исчезновения и пытки

Установить число людей, лишенных свободы по политическим мотивам, не представляется возможным в условиях, когда судебная система предельно непрозрачна, суды по чувствительным делам проходят в закрытом режиме, а независимый мониторинг таких дел невозможен из-за жестких репрессий.

Политический диссидент Гульгельды Аннаниязов, арестованный в 2008 г., продолжал отбывать 11-летний срок по обвинениям, которые неизвестны даже его семье. Информация о его местонахождении появилась только в сентябре 2015 г., когда один из туркменских чиновников публично заявил, что Аннаниязов переведен в тюремное учреждение, где ему разрешены свидания. На момент подготовки этого обзора непосредственно семью власти о переводе не информировали.

Десятки человек, многие из которых были отправлены за решетку еще при Сапармураде Ниязове, остаются жертвами насильственного исчезновения. Власти отказывают им в любых контактах с близкими, судьба многих остается неизвестной. В 2014 г. Комитет ООН по правам человека признал Бориса Шихмурадова жертвой насильственного исчезновения и потребовал от правительства освободить его. На момент подготовки этого обзора правительство не ответило Комитету и не выполнило его рекомендации.

Международная кампания против насильственных исчезновений в Туркменистане «Покажите их живыми!» подтвердила смерть в заключении трех человек, ставших жертвами насильственного исчезновения. Их тела были переданы родственникам. В декабре 2015 г. умер Еллы Гурбанмурадов — бывший вице-премьер, курировавший нефтегазовый сектор. В феврале умер бывший начальник контрразведки МНБ Аннадурды Аннасахедов, в августе — бывший сотрудник разведки Векил Дурдыев. Оба были в 2003 г. осуждены на закрытых процессах по делу о якобы попытке мятежа годом ранее.

Пытки остаются серьезнейшей проблемой, особенно в тюрьмах строгого режима. Международный комитет Красного Креста не имеет полного и независимого доступа в тюрьмы и к отдельным заключенным.

В январе президент утвердил Национальный план действий в области прав человека на 2016–2020 гг., проблема пыток в нем не упоминается. В документе заявлена приверженность содействию визитам в Туркменистан не позднее 2018 г. спецдокладчиков ООН по вопросу о положении правозащитников и по вопросу о независимости судей и адвокатов. Эти тематические механизмы входят в число тех 13 экспертных мандатов ООН, которые запрашивают посещение, но до сих пор не получили доступа в страну.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Однополые отношения наказываются лишением свободы до двух лет. В силу широко распространенных предрассудков гомосексуальность нередко воспринимают как болезнь, в том числе в медицинских учреждениях и судебных органах. Сотрудники правоохранительных органов и медицинский персонал подвергают лиц, задержанных по подозрению в мужеложстве, принудительному ректальному осмотру, заявленной целью которого является выявление «доказательств» гомосексуального поведения.

Ключевые международные актeры.

Имеющиеся у Туркменистана огромные запасы газа являются доминантой отношений с международными партнерами, реагирование которых на ситуацию с правами человека остается откровенно приглушенным. Редким исключением стало майское решение Комитета Европарламента по иностранным делам отложить по правозащитным основаниям окончательную ратификацию Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Туркменистаном.

В августе 2016 г. канцлер Германии Ангела Меркель принимала в Берлине президента Гурбангулы Бердымухамедова. Она публично высказалась за международную экспертизу проекта новой конституции и отметила, что они в качестве промежуточного шага договорились разрешить иностранным дипломатам посещение тюрем в Туркменистане.

США в общем плане обозначали обеспокоенность ситуацией с правами человека в рамках ежегодных двусторонних консультаций с Туркменистаном в октябре 2015 г. В ходе своего визита в Туркменистан в ноябре того же года (это был первый с 1992 г. визит госсекретаря США) Джон Керри ограничился упоминанием о том, что обсуждал с президентом Бердымухамедовым «человеческое измерение».

В ходе проходившего в мае ежегодного раунда диалога с Туркменистаном по правам человека Евросоюз ставил ряд вопросов и настоятельно призывал Ашхабад обнародовать информацию о судьбе и местонахождении исчезнувших заключенных и освободить ряд лиц, имена которых публично не назывались.

www.hrw.org

Версия для печати Отправить эту статью другу