Главная страница
Поиск
Статистика
2 пользователь(ей) активно (2 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 2

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Доклад о правах человека в Туркменистане за 2016 год
Написал admin в 11/04/2017 8:35:00 (553 прочтений)

Государственный департамент США

Произвольные аресты и задержания, насильственное содержание под стражей, пытки, нарушение гражданских свобод, а также отсутствие у граждан возможности выбирать правительство путем свободных и честных выборов являлись основными проблемами в области прав человека.

Основные положения

Согласно принятой в 2016 году конституции, Туркменистан является светской демократической и президентской республикой, однако страной управляет авторитарное правительство, контролируемое президентом Гурбангулы Бердымухамедовым и его ближайшим окружением. Бердымухамедов является президентом с 2006 года и остался на этом посту после проведенных в феврале 2012 года выборов, которые Бюро по демократическим институтам и правам человека при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) определило как выборы, предоставляющие ограниченный выбор между конкурирующими политическими альтернативами. В августе в стране были проведены промежуточные парламентские выборы, на которых не присутствовали международные наблюдатели и которые проводились для того, чтобы заполнить ограниченное количество свободных мест. В сентябре парламент ратифицировал новую конституцию, согласно которой срок президентских полномочий был продлен с пяти до семи лет, положение о том, что президентом страны может быть гражданин не старше 70 лет, было отменено, а ранее существовавшие ограничения в отношении количества сроков пребывания у власти были сняты.

Силовые структуры фактически контролировались гражданскими властями.

Произвольные аресты и задержания, насильственное содержание под стражей, пытки, нарушение гражданских свобод, в том числе ограничение свободы вероисповедания, слова, печати, собраний и передвижения, а также отсутствие у граждан возможности выбирать правительство путем свободных и честных выборов при наличии реальных политических альтернатив являлись основными проблемами в области прав человека.

В числе других постоянных проблем в области прав человека отмечались отказ в отправлении правосудия и справедливом судебном разбирательстве, произвольное нарушение неприкосновенности частной жизни, жилища и переписки. Одной из серьезных проблем оставались ограничения в отношении доступа к интернету и отдельным веб-сайтам и другим информационным ресурсам. Отмечались также дискриминация и насилие в отношении женщин, торговля людьми, в том числе использование принудительного труда по распоряжению государственных органов в сезон сбора урожая хлопка, ограничение свободы объединения в профсоюзы и принудительное выселение жителей Ашхабада и снос их жилья.

Сотрудники правоохранительных органов и других государственных ведомств действовали безнаказанно. Сообщений о случаях привлечения к ответственности государственных чиновников за нарушение прав человека не поступало.

Раздел 1. Соблюдение неприкосновенности личности, включая недопущение следующих правонарушений:

a. Произвольное лишение жизни и другие незаконные или политически мотивированные убийства

Сообщений о том, что правительством или его представителями совершались произвольные или незаконные убийства, не поступало, однако организация Human Rights Watch (HRW) сообщила о том, что 4 сентября умер Алтымурад Аннамурадов, брат живущего в изгнании журналиста-диссидента Чары Аннамурадова, после того как его насильно вывезли из дома и избили неизвестные люди. Сообщений об убийствах, совершенных наркоторговцами или членами аналогичных преступных группировок, не поступало.

b. Насильственное исчезновение людей

Сообщений о новых случаях насильственного исчезновения людей по политическим мотивам на протяжении года не поступало. В рамках инициированной неправительственной организацией (НПО) кампании «Покажите их живыми!» составлен список заключенных, подвергнутых насильственному исчезновению; по состоянию на конец года, этот список включал 87 человек, хотя оппозиционные средства массовой информации сообщили о смерти двоих из этих заключенных в течение года. В этот список включены политический диссидент Гулгельды Аннаниязов, бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов и многие другие, обвиненные в соучастии в якобы имевшем место в 2002 году покушении на убийство бывшего президента Сапармурата Ниязова.

c. Пытки и иные виды жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения либо наказания

По сообщениям организации Amnesty International (AI), сотрудники органов безопасности пытали и избивали подозреваемых в уголовных преступлениях, заключенных и отдельных граждан, предположительно критически относившихся к деятельности правительства, с целью получения признаний, а также в порядке наказания, несмотря на то что подобные действия запрещены конституцией и законодательством. Как сообщила AI, сотрудники правоохранительных органов применяли такие виды пыток, как оттягивание гениталий плоскогубцами, электрошок, избиение ножками стульев и наполненными водой пластиковыми бутылками.

Закон обязывает правительство заботиться о здоровье и жизни военнослужащих. Однако военнослужащие сообщали, что новобранцы продолжают страдать от дедовщины, унижающей их человеческое достоинство, и от жестокого обращения. В течение года подтвержденных сообщений о гибели призывников в результате издевательств не поступало, однако находящийся за пределами страны оппозиционный источник новостей «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ) сообщил о смерти курсанта военного училища в результате дедовщины. Военнослужащие сообщали, что офицеры реагировали на факты избиений, обследовали новобранцев на предмет обнаружения следов насилия и в отдельных случаях наказывали нарушителей. Дедовщина в отношении новобранцев была более широко распространена за пределами Ашхабада.

АНТ также сообщил о том, что в мае в г. Дашогуз нападению неизвестных с использованием кислоты подверглась Умида Джумабаева в отместку за поданные ею в Министерство обороны жалобы на якобы имевшее место плохое обращение с ее сыном, проходившим срочную военную службу.

Условия содержания в тюрьмах и следственных изоляторах

Условия содержания заключенных в большинстве случаев характеризовались антисанитарией и переполненностью, оставаясь тяжелыми, а в некоторых случаях даже опасными для жизни; однако условия в центре для содержания несовершеннолетних правонарушителей в г. Байрамали и женской колонии в г. Дашогуз, которые посетили представители дипломатического корпуса, выглядели более приемлемыми. Некоторые объекты, например, колония общего режима ЛБК-12 в Лебапском велаяте, были расположены на территориях, где заключенные подвергались воздействию экстремально суровых климатических условий — чрезмерной жары летом и крайне низких температур зимой. Поступали неподтвержденные сообщения о физическом насилии над заключенными со стороны сотрудников тюрем и других заключенных.

Условия содержания. Официальные данные о средних сроках лишения свободы или количестве заключенных, в том числе несовершеннолетних, отсутствовали. Содержавшиеся в следственных изоляторах в основном являлись лицами, приговоренными к лишению свободы, но еще не отправленными в исправительные колонии. По имеющимся данным, шесть следственных изоляторов были рассчитаны на 1 120 заключенных, но число заключенных в них, вероятно, было во много раз больше.

По сообщениям, в следственном изоляторе БЛД-4 Балканского велаята, находящемся в юрисдикции Министерства внутренних дел, содержались одновременно взрослые и несовершеннолетние заключенные, находящиеся под следствием, ожидающие суда, а также лица, уже осужденные, но еще не отправленные в исправительные учреждения.

В местах заключения были широко распространены различные заболевания, особенно туберкулез. По некоторым сообщениям, в связи с переполненностью исправительных учреждений заключенные с туберкулезом и кожными заболеваниями содержались вместе со здоровыми заключенными, что способствовало распространению заболеваний. Тем не менее, по сообщению представителя одной из международных организаций, по крайней мере в Ашхабаде и его окрестностях заключенные с туберкулезом содержались отдельно от здоровых заключенных. Ранее Министерство внутренних дел сообщило, что в женской колонии в г. Дашогуз заключенные с туберкулезом содержатся отдельно от здоровых заключенных. Продолжал вызывать обеспокоенность тот факт, что заключенные, больные туберкулезом, не подвергались надлежащей диагностике и лечению, перед тем как их помещали в камеры с другими заключенными, хотя органы власти утверждали обратное. Как сообщил независимый источник новостей АНТ, администрации пенитенциарных учреждений было предписано сообщать о снижении заболеваемости туберкулезом на 65 процентов и признавать инфицированных заключенных здоровыми. Ранее власти сообщили о том, что заключенные с диагнозом «туберкулез» были направлены для лечения в специальный госпиталь Министерства внутренних дел в велаяте Мары, а после освобождения этих заключенных было организовано их лечение по месту жительства. Поступали также сообщения о том, что широко распространены сердечно-сосудистые заболевания.

Питательная ценность тюремной пищи в большинстве случаев оставляла желать лучшего, и некоторые заключенные страдали от недоедания. Для получения питания в дополнение к недостаточной тюремной пище заключенные были вынуждены полагаться на своих родственников. Некоторые заключенные и члены их семей заявляли, что иногда администрация тюрем отбирала продуктовые посылки. Сведения о наличии в тюрьмах питьевой воды получить не удалось.

Администрация. По словам родственников, администрация тюрем отказывала в передаче продуктов питания, медикаментов и иных товаров, привезенных некоторым заключенным членами их семей, иногда лишала их свиданий с заключенными, и не всем заключенным разрешалось отправлять религиозные обряды. Органы власти позволяли иностранным дипломатам встречаться с гражданами их стран, находящимися под стражей по обвинению в совершении уголовного преступления. Органы власти не предоставляли информации о ведении учетной документации в тюрьмах, а также не сообщали, разрешалось ли заключенным отправлять религиозные обряды, и осуществлялось ли систематическое наблюдение за условиями содержания в тюрьмах и следственных изоляторах. Альтернативой лишения свободы для лиц, совершивших ненасильственные преступления, являлись отсрочка исполнения приговора, штрафы и вычеты из заработной платы. От органов власти не было получено информации, подтверждающей учреждение должности уполномоченного по правам заключенных.

Независимый мониторинг. В течение года власти разрешили членам дипломатического корпуса посетить центр для содержания несовершеннолетних правонарушителей в г. Байрамали в велаяте Мары. В 2015 году власти разрешили членам дипломатического корпуса посетить женскую колонию в г. Дашогуз. В обоих случаях не было установлено, насколько точно увиденное отражало реальную ситуацию в плане условий содержания заключенных. Помимо отдельных визитов консульских работников сотрудники дипломатических представительств не посещали места заключения. Международный комитет Красного Креста сообщил о минимальном доступе в места лишения свободы в 2012-2013 годах, при этом отметив, что разрешенный доступ не соответствовал минимальным стандартным правилам обращения с заключенных. Представители дипломатического сообщества обратились за разрешением посетить тюрьму «Овадан-Депе», но получили отказ.

Улучшение условий. Поступали сообщения о том, что обращение с заключенными и качество питания в исправительных учреждениях в Ахалском, Лебапском и Марыйском велаятах улучшились.

d. Произвольный арест или задержание

Произвольный арест и содержание под стражей запрещены законом, однако по-прежнему представляли серьезную проблему.

Роль полиции и органов безопасности

Министерство внутренних дел руководит деятельностью уголовной полиции, которая тесно сотрудничает с Министерством национальной безопасности в вопросах национальной безопасности и поддержания правопорядка. Министерство национальной безопасности оказывает влияние на кадровую политику других министерств, во многих случаях отдавая предписания относительно назначений на должности, и обеспечивает выполнение президентских указов. Продолжали поступать сообщения о том, что Министерство национальной безопасности и уголовная полиция действовали безнаказанно, осуществляя уголовное преследование и притесняя незарегистрированные религиозные группы и отдельных граждан, предположительно критически относившихся к режиму. Отсутствовала какая-либо информация о том, что президентская комиссия, созданная в 2007 году для рассмотрения жалоб граждан о противоправных действиях, проводила какие-либо расследования, в результате которых сотрудники сил безопасности привлекались бы к ответственности за злоупотребления. Отсутствовала национальная стратегия реформирования полиции и органов безопасности.

Порядок ареста и обращение с задержанными

При аресте подозреваемого в момент совершения преступления ордер на арест не требуется. Генеральный прокурор должен выдать ордер на арест в течение 72 часов с момента задержания. Если следственные органы не нашли доказательств вины задержанного и не предъявили ему официального обвинения в течение 10 дней с момента задержания, он должен быть освобожден из-под стражи, однако это требование не всегда соблюдалось властями. Если доказательства вины обнаружены, следствие может длиться до двух месяцев. Районный прокурор или прокурор национального уровня может продлить срок следствия до шести месяцев. Генеральный прокурор или заместитель генерального прокурора может продлить срок следствия не более чем на один год. По окончании следствия прокурор подготавливает обвинительное заключение и передает дело в суд. Суды, как правило, следовали этим процедурам, а прокуроры своевременно уведомляли задержанных о предъявленных им обвинениях.

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает систему освобождения под залог и поручительство, однако органы власти не применяли эти положения. Закон дает задержанным право непосредственно обратиться к самостоятельно выбранному адвокату после предъявления официального обвинения. Однако по ряду причин задержанные могли не иметь возможности регулярно или своевременно обращаться к адвокату — как в силу незнания ими соответствующего положения закона или нарушения этого положения закона сотрудниками органов безопасности, так и потому, что обращение за официальной юридической помощью не являлось культурной нормой. В течение года органы власти отказывали некоторым задержанным в свидании с членами семьи. Некоторые семьи не имели сведений о местонахождении своих задержанных родственников. Заключение с лишением права переписки и общения оставалось проблемой. Оставалось неясным, в какой степени органами власти нарушались процессуальные положения системы уголовного правосудия.

Произвольный арест. Закон трактует любую оппозицию правительству как государственную измену. Признанных виновными в измене ожидало пожизненное заключение, и они не подлежали амнистии. В прошлом органы власти арестовывали лиц, выражавших критические или отличающиеся от официальных взгляды, и предъявляли им обвинения в экономических или уголовных преступлениях вместо обвинений в государственной измене.

Поступали сообщения о произвольных арестах и задержаниях. Часто задерживались правозащитники, журналисты, члены религиозных групп, представители этнических меньшинств и диссиденты, а также члены неправительственных организаций (НПО), которые общались с иностранцами.

По сообщениям организации «Свидетели Иеговы», в г. Туркменабат сотрудники правоохранительных органов помешали проведению собрания членов этой организации, незаконно собравшихся на частной квартире, проникнув в квартиру через балкон. Полицейские применили физическое насилие к некоторым членам группы и все участники мероприятия были задержаны. Впоследствии задержанные были отпущены без предъявления обвинения, за исключением одного из них, арестованного на 15 суток. Согласно принятому в апреле закону Туркменистана «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», деятельность незарегистрированных религиозных организаций на территории Туркменистана запрещена.

Как сообщила правозащитная организация «Форум 18», сотрудниками Государственной службы по борьбе с наркотиками задержаны и допрошены четверо баптистов, у которых были конфискованы религиозная литература, мобильные телефоны и денежные средства. Впоследствии они были оштрафованы на 500 манатов (143 долл. США) за хранение нелегальной религиозной литературы.

По сообщениям организации «Форум 18», член религиозной организации «Свидетели Иеговы» Мансур Машарипов был приговорен к одному году лишения свободы по обвинению в нападении на сотрудника полиции при задержании, когда полицейские провели обыск в его доме и конфисковали религиозные материалы. Машарипов обжаловал приговор.

Активист Мансур Мингелов, выступающий в защиту прав белуджского меньшинства, оставался в тюрьме с момента его ареста в 2012 году. По данным организации Amnesty International, пытаясь добиться пересмотра своего дела, в 2014 году он объявлял голодовку. Согласно имеющимся сведениям, органы власти пересмотрели его дело, но не освободили из заключения.

Предварительное заключение. В большинстве случаев закон допускает задержание подозреваемых на срок, не превышающий двух месяцев, но в исключительных случаях с разрешения генерального прокурора арест может быть продлен до одного года. Для расследования малозначительных преступлений применяются гораздо более короткие сроки. В соответствии с последними тенденциями органы власти редко выходили за пределы дозволенных законом сроков заключения под стражу до начала судебного процесса. В прошлом хроническая коррупция и громоздкие бюрократические процедуры приводили к длительным задержкам судебных разбирательств, но усилия, прилагаемые правительством к борьбе с коррупцией, а также создание Академии государственной службы с целью повышения квалификации госслужащих фактически устранили такие задержки. Получение принудительных признательных показаний также играло роль в сокращении срока пребывания под стражей до начала судебного процесса. Обвиняемые имеют право обжаловать решение суда, но редко делали это, опасаясь возмездия.

Возможность обжаловать законность задержания в судебном порядке. Арестованные или задержанные лица не имеют права обжаловать юридические основания или произвольный характер задержания, находясь под стражей, и не имеют возможности добиться немедленного освобождения в случае незаконного задержания. Сообщений о немедленном освобождении незаконно задержанных лиц или выплате им компенсации не поступало. Согласно Уголовному кодексу Туркменистана, правоохранительные органы могут содержать задержанного под стражей в течение 72 часов без предъявления обвинения. Тем не менее, незаконно арестованное или задержанное лицо может потребовать возмещения ущерба после освобождения. Сотрудники правоохранительных органов, признанные виновными в незаконном задержании или аресте, могут понести наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или исправительными работами на срок до двух лет или лишением свободы на срок до восьми лет.

e. Отказ в справедливом и публичном судебном разбирательстве

Хотя закон предусматривает независимость судебной власти, суды контролировались органами исполнительной власти и подчинялись им. Отсутствовал законодательный контроль за назначением и увольнением судей президентом. Президент обладал исключительными полномочиями для увольнения любого судьи. Судебная власть повсеместно считалась коррумпированной и неэффективной.

Судопроизводство

Закон предусматривает надлежащие правовые процедуры для подсудимых, включая открытое судебное разбирательство, право присутствовать на судебном заседании, доступ к материалам обвинения, право вызова свидетелей, право на защиту адвоката, в том числе назначенного судом, если подсудимый не может сам оплатить услуги адвоката, а также право представлять свои интересы в суде. Однако власти нередко отказывали подсудимым в этих правах. Часто подсудимые не могли воспользоваться презумпцией невиновности. Публике позволяется присутствовать на большинстве судебных процессов, но некоторые процессы слушались в закрытом порядке, особенно те, в которых органы власти усматривали политическую подоплеку. Было лишь немного независимых адвокатов, имевших возможность защищать интересы подсудимых. Согласно уголовно-процессуальному кодексу, подсудимые должны присутствовать на судебных процессах и иметь возможность своевременно консультироваться с адвокатом. Закон не устанавливает каких-либо ограничений в отношении доступа подсудимых к адвокату. Иногда суд отказывал подсудимым в возможности задать вопросы свидетелям обвинения, а также отказывал подсудимым и их адвокатам в доступе к материалам обвинения. В некоторых случаях суды отказывались приобщать к делу оправдательные доказательства, представляемые защитниками, даже если такие доказательства могли изменить исход судебного процесса. Суды не предоставляли переводчиков обвиняемым, не говорившим на туркменском языке.

Даже в тех случаях, когда суды соблюдали процессуальные нормы, полномочия государственного обвинителя намного превышали полномочия защитника, что затрудняло доступ обвиняемого к правосудию. Стенограммы судебных заседаний зачастую были неточными или неполными, особенно когда было необходимо переводить показания подсудимых с русского языка на туркменский. Подсудимые могли опротестовывать решения нижестоящих судов и подавать президенту прошения о помиловании. Поступали достоверные сообщения о том, что судьи и прокуроры часто заранее определяли исход судебных процессов и приговоры.

Политические заключенные и лица, содержащиеся под стражей по политическим мотивам

Оппозиционные группы и некоторые международные организации утверждали, что в стране имеются политические заключенные и задержанные. Точное количество таких лиц, к которым относились и лица, обвиняемые в якобы имевшем место покушении на бывшего президента Ниязова в 2002 году, оставалось неизвестным. Однако, по словам представителя одной из международных организаций, в 2014 году власти утверждали, что после попытки государственного переворота были заключены под стражу 104 человека и освобождены 32. В течение года новостные источники за пределами страны сообщали о смерти двоих из этих заключенных. Признанных виновными в государственной измене ожидало пожизненное заключение, и они не подлежали амнистии, но президент мог сократить им срок заключения. Власти отрицали, что кто-либо из этих лиц являлся политическим заключенным.

Гражданско-правовые процедуры и средства судебной защиты

Система гражданского судопроизводства не являлась ни независимой, ни беспристрастной, поскольку все судьи назначались президентом. Согласно закону, доказательства, собранные во время расследования уголовного дела, могут быть использованы для обоснования гражданского иска в процессе, именуемом «гражданский иск в уголовном процессе». В прошлом сообщалось о взятках в системе гражданского судопроизводства с целью обеспечения принятия того или иного решения. В тех случаях, когда государственные интересы касались отдельных граждан, органы власти использовали административные рычаги для давления на суд при вынесении приговоров. Наиболее часто в принудительном порядке выполнялись распоряжения судов о выселении. Физические лица и организации могут обжаловать принятые не в их пользу решения в правозащитных организациях на региональном уровне, однако даже в случае успешного обжалования местные суды, как правило, не пересматривали свои решения.

Возврат имущества

Органы власти не обеспечивали последовательное применение положений законодательства, касающихся реституции или компенсации за конфискацию частной собственности. Органы власти продолжали сносить частные дома в рамках программы реконструкции города без выплаты владельцам надлежащих компенсаций. Жилье, предоставляемое переселенцам в качестве компенсации, часто имело меньшую площадь, чем сносимое, так как приусадебный участок не считался «полезной жилой площадью». Поступали достоверные сообщения о том, что некоторые жители не получили компенсаций. В тех случаях, когда предоставляемое в качестве компенсации жилье имело бóльшую жилую площадь, чем сносимое, с переселенцев требовали доплату за «дополнительную» площадь в размере 4 200 манатов (1 200 долл. США) за квадратный метр (10,7 квадратных футов). Хотя для переселяемых домовладельцев существовал порядок подачи жалоб и апелляций, не представлялось возможным определить, каким образом этот процесс действовал на практике.

f. Произвольное вмешательство в частную и семейную жизнь, нарушение неприкосновенности жилья или переписки

Конституция и законодательство запрещают подобные действия, но органы власти часто игнорировали этот запрет. По сообщениям, власти проводили обыски в домах граждан без соответствующего решения суда или ордера.

Закон не регламентирует наблюдение, осуществляемое службой государственной безопасности, которая регулярно контролировала деятельность чиновников, граждан, оппонентов, лиц, критикующих правительство, и иностранцев. Сотрудники службы безопасности использовали слежку, прослушивание телефонных разговоров, электронное прослушивание и осведомителей. Органы власти часто опрашивали родителей студентов, обучающихся за рубежом, и иногда угрожали государственным служащим увольнением за общение с иностранцами.

Сообщалось, что органы власти перехватывали почту перед ее доставкой, а письма и посылки, доставленные в почтовые отделения, должны были оставаться незапечатанными для проверки государственными органами.

Лица, которые подвергались преследованию, задержанию или аресту со стороны органов власти, и члены их семей сообщали, что их родных увольняли с работы и исключали из учебных заведений по распоряжению властей. Иногда членов семей также задерживали и допрашивали.

Раздел 2. Соблюдение гражданских свобод, включая следующие:

a. Свобода слова и печати

Конституция предусматривает свободу слова и печати, но правительство не обеспечивало соблюдение этих прав.

Свобода слова и выражения мнений. Законодательство требует, чтобы политические партии позволяли представителям Центральной избирательной комиссии и Министерства юстиции присутствовать на их собраниях. Правительство также предостерегало критически настроенных лиц от обсуждения проблем в области прав человека с зарубежными журналистами и другими иностранцами.

В течение года правительство обнародовало новые законы, согласно которым государственные служащие обязаны воздерживаться от публичных заявлений о деятельности правительства и руководителей страны, если подобные заявления не являются частью их служебных обязанностей. В этих законах также указано, что государственные служащие обязаны воздерживаться от публичных заявлений относительно стоимости товаров, работ и услуг, в том числе касающихся государственного бюджета, заимствования или задолженности.

В октябре защитница животных Галина Кучеренко подверглась угрозам со стороны правоохранительных органов за публикуемые ею в интернете протесты против развернутой властями кампании по уничтожению бездомных собак и кошек в городах.

Опасаясь преследований, Кучеренко вынуждена была в течение двух месяцев не выходить из дома, однако ближе к концу года ситуация, по всей видимости, начала улучшаться.

Свобода прессы и средств массовой информации. Правительство финансировало и контролировало издание книг и публикацию почти всех других печатных средств массовой информации и интернет-изданий. Еженедельная квазинезависимая газета «Рысгал» продолжала выходить, но ее статьи представляли собой в основном перепечатки материалов государственных средств массовой информации либо отражали мнения государственного информационного агентства. Продолжали действовать установленные государством ограничения на ввоз иностранной прессы, за исключением частной, но одобренной правительством турецкой газеты Zaman Turkmenistan, которая отражала взгляды государственных газет Туркменистана, и турецкого журнала Atavatan-Turkmenistan.

Правительство контролировало радио и государственное телевидение, но в стране были широко распространены спутниковые антенны, позволяющие принимать иностранные телевизионные программы. Международные организации и информационные агентства отмечали факты принудительного изъятия властями некоторых спутниковых тарелок с заменой на телекоммуникационные пакеты, такие как кабельные, ограничивающие доступ к некоторым каналам и определенной информации. Кроме того, граждане могли принимать международные радиопрограммы посредством спутниковой связи.

Сохранялся запрет, не позволявший негосударственным учреждениям подписываться на иностранные периодические издания, хотя экземпляры неполитических периодических изданий иногда появлялись на базарах. Правительство продолжало подписку на русскоязычные издания для государственных служащих, хотя для общественности эти публикации были недоступны.

Отсутствовали независимый контроль за аккредитацией средств массовой информации, критерии выдачи журналистских удостоверений, гарантии получения аккредитации при наличии свободного места и какие-либо меры защиты от лишения аккредитации по политическим мотивам. Правительство требовало, чтобы все иностранные корреспонденты подавали заявления на аккредитацию. Журналистам из других стран визы выдавались только для освещения определенных событий, таких как международные конференции и встречи на высшем уровне, на которых их деятельность могла контролироваться. По сообщениям властей, аккредитация была получена 25 иностранными информационными агентствами, такими как «Синьхуа», «РИА Новости» и турецкое TRT, а заявления на аккредитацию были поданы агентствами Trend, AZERTAC, и Associated Press of Pakistan. Правительство не ответило на призыв международного сообщества предоставить аккредитацию Радио Свободная Европа/ Радио Свобода, с которым международное сообщество обратилось в ноябре 2015 года.

Насилие и преследования. Власти вели наблюдение за журналистами, критически относившимися к официальной политике правительства, и преследовали их. Поступали сообщения о том, что сотрудники правоохранительных органов преследовали гражданских журналистов, которые работали на иностранные средства массовой информации, и следили за ними, в частности, прослушивая их телефонные разговоры и ограничивая их выезд за границу. В 2015 году был арестован внештатный корреспондент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Сапармамед Непескулиев, которого обвинили и признали виновным в хранении наркотиков и осудили на три года лишения свободы. Он продолжает отбывать срок заключения. Организация Human Rights Watch опротестовала приговор, заявив, что он был политически мотивирован. Приезжавшие в страну иностранные журналисты сообщали о преследованиях и ограничении свободы передвижения при попытках публиковать репортажи из страны.

На протяжении года несколько внештатных корреспондентов Радио Свободная Европа/Радио Свобода подвергались преследованиям и получали угрозы в свой адрес. 25 октября неустановленные лица совершили нападение на Солтан Ачилову и ограбили ее, после того как она была задержана полицейскими в момент фотографирования людей, стоящих в очереди за сигаретами в продуктовом магазине. 14 ноября Ачилова подверглась словесным оскорблениям со стороны неустановленных лиц, а 25 ноября она была атакована людьми на велосипедах, один из которых совершил наезд на нее.

3 декабря в Куняургенчском районе был арестован по обвинению в хранении жевательного табака и помещен под стражу внештатный корреспондент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Худайберды Алашов. По имеющимся сведениям, после задержания полицейские избили Аллашова, а также задержали его мать и жену и наложили арест на дом его матери. Аллашову грозило семь лет тюрьмы за преступление, в котором его обвинили, и по состоянию на конец года он оставался в заключении.

В декабре ОБСЕ сообщила о том, что власти пригрозили внештатному корреспонденту Радио Свободная Европа/Радио Свобода Ровшену Язмухаммедову приведением в исполнение ранее отсроченного приговора к тюремному заключению. Как и в предыдущие годы, правительство обязывало журналистов, работающих на государственные СМИ, получать разрешение на освещение тех или иных мероприятий и на публикацию или трансляцию репортажей об этих мероприятиях.

Цензура или ограничение содержания. Закон запрещает цензуру и предусматривает свободу сбора и распространения информации, однако органы власти не соблюдали этот закон. Правительство продолжало осуществлять цензуру прессы и запрещать публикацию оппозиционных политических взглядов или критики президента. Местные журналисты и корреспонденты иностранных новостных агентств прибегали к самоцензуре, опасаясь ответных мер со стороны органов власти.

С целью регулирования печатной и копировальной деятельности в стране правительство обязало все издательства, типографии и копировальные центры регистрировать оборудование. Запрещались публикации на неугодные правительству темы, в том числе некоторых художественных произведений.

Свобода пользования интернетом

Правительство продолжало контролировать электронную почту и деятельность граждан в интернете. Сообщалось, что Министерство национальной безопасности контролировало основной шлюз доступа, а на нескольких серверах с IP-адресами, зарегистрированными на Министерство связи, использовалось программное обеспечение, которое позволяло правительству записывать разговоры по протоколу VoIP, включать камеры и микрофоны и регистрировать нажатие клавиш клавиатуры. Власти блокировали доступ к веб-сайтам, которые они считали сомнительными, включая YouTube, Twitter и Facebook, а также виртуальные частные сетевые соединения, включая принадлежащие дипломатическим миссиям и международным компаниям, и серьезно ограничивало доступ к другим веб-сайтам. Skype, закодированная VoIP-услуга была заблокирована на протяжении всего года.

Согласно данным властей, интернетом пользовались 12 процентов населения. Процент населения, имеющего доступ к интернету через мобильные телефоны, по имеющимся сведениям, был значительно выше, однако официальных данных на этот счет получено не было. Большинство населения получает новости по кабельным или спутниковым телеканалам на русском и турецком языках.

Академические свободы и культурные мероприятия

Органы власти не допускали критики государственной политики и президента в академических кругах и ограничивали возможности для исследований в областях, которые считались политически важными, таких как сравнительное правоведение, история, межэтнические отношения и теология. В 2015 году указом президента был установлен порядок сертифицирования правительством иностранных дипломов. Для официального признания иностранных дипломов выпускники должны заполнить форму заявления, представить сведения об истории своей семьи на протяжении трех поколений и сдать установленные в Туркменистане государственные экзамены по специальности. Как сообщали многие выпускники иностранных университетов, из-за столь длительного и сложного процесса они не смогли сертифицировать свои дипломы в Министерстве образования, и это не позволило им получить работу в государственных учреждениях. Некоторые выпускники сообщали, что чиновники министерства требовали взятки за сертификацию дипломов. Правительство жестко контролировало постановку в государственных театрах пьес и представлений, и их количество было строго ограничено. Органы власти также строго контролировали просмотр фильмов, допуская в прокат только фильмы с дубляжом или субтитрами на туркменском и русском языках, за исключением фильмов, показ которых был организован иностранными посольствами.

Министерство культуры подвергало цензуре и осуществляло контроль за всеми публичными выставками, включая музыкальные, художественные и культурные мероприятия.

b. Свобода мирных собраний и ассоциаций

Свобода собраний

Конституция и законодательство предусматривают свободу собраний, но правительство ограничивало это право. В течение года органы власти либо не выдавали разрешений, обязательных для проведения общественных собраний и демонстраций, либо не позволяли незарегистрированным организациям проводить демонстрации. Как сообщали религиозные группы, в некоторых случаях их члены, собиравшиеся на частные ужины, подвергались аресту.

Свобода ассоциаций

Хотя конституция и законодательство предусматривают свободу ассоциаций, правительство ограничивало это право. Закон требует, чтобы все НПО были зарегистрированы в Министерстве юстиции, а вся иностранная помощь координировалась Министерством иностранных дел. Деятельность незарегистрированных НПО карается штрафом, краткосрочным задержанием и конфискацией имущества.

Международные организации признали независимыми лишь несколько из примерно 109 зарегистрированных НПО. Как сообщали НПО, правительство создало целый ряд административных препятствий для НПО, которые пытались зарегистрироваться. По имеющимся сообщениям, органы власти неоднократно отказывались принимать некоторые заявления по техническим причинам. В 2014 году правительство сообщило о регистрации трех НПО, основной сферой деятельности которых являлась организация спортивных мероприятий и досуга. Несколько организаций, ожидающих регистрации, нашли альтернативные способы осуществления своей деятельности, например, регистрировались в качестве коммерческих организаций или филиалов других, уже зарегистрированных групп, тогда как другие организации приостановили или ограничили свою деятельность. Несмотря на то что, согласно закону, предусмотрены определенные процедуры регистрации иностранной помощи, на практике НПО испытывали затруднения в регистрации двусторонней иностранной помощи в силу указа 2013 года, требующего такой регистрации.

Источники отмечали ряд барьеров, препятствовавших формированию и функционированию гражданского общества. К таким препятствиям относятся нормативно-правовые акты, которые позволяли Министерству юстиции направлять своих представителей на мероприятия и собрания ассоциаций, а также требования, обязывающие ассоциации уведомлять власти о планируемых мероприятиях.

c. Свобода вероисповедания

См. доклад Государственного департамента США о свободе вероисповедания в странах мира, International Religious Freedom Report: www.state.gov/religiousfreedomreport/.

d. Свобода передвижения, внутренне перемещенные лица, защита беженцев, лица без гражданства

Конституция и законодательство не обеспечивают полной свободы передвижения.

Передвижение внутри страны. Закон обязывает граждан иметь внутренние паспорта и прописку. Лица, проживающие или работающие без прописки, подлежат принудительному перемещению на место регистрации. Продолжало действовать требование, в соответствии с которым все иностранцы должны были получать разрешение на посещение приграничных районов.

Закон не допускает двойное гражданство, и в 2015 году правительство аннулировало соглашение с Россией, которое ранее предусматривало исключение для некоторых лиц с двойным гражданством Туркменистана и России. Теперь все лица с двойным гражданством должны отказаться от одного из них, если они хотят иметь возможность выезжать за границу. Процедура отказа от гражданства не отличается прозрачностью и может занимать до одного года.

Выезд за границу. Власти продолжали препятствовать выезду некоторых граждан из страны, руководствуясь Законом о миграции. Закон гласит, что гражданину Туркменистана может быть запрещен выезд заграницу, «если его выезд противоречит интересам национальной безопасности Туркменистана». По сообщениям участников кампании «Докажите, что они живы!», любой из правоохранительных органов страны может ходатайствовать о введении запрета на выезд гражданина из страны, и лицам, относящимся к различным категориям, может быть отказано в выезде из страны, в том числе молодым людям, подлежащим призыву на военную службу, лицам, против которых возбуждено уголовное дело, в отношении которых предъявлен гражданский иск или которые находятся под административным надзором полиции, родственникам лиц, по имеющимся сведениям, причастным к якобы имевшему место в 2002 году покушению на убийство бывшего президента страны, осужденным и отбывающим наказание по этому делу, а также журналистам, активистам гражданского общества и членам их семей. Хотя власти отрицали существование «черного списка» граждан страны, которым запрещен выезд за границу, АНТ сообщил о том, что такой список существует и содержит приблизительно 17 000 имен. Согласно разным источникам, в большинстве случаев остановленным на границе выезжающим сообщалось лишь о том, что им запрещен выезд за границу из данного аэропорта без объяснения причин такого запрета. Некоторым лицам впоследствии удалось получить от Государственной миграционной службы соответствующий документ, в котором говорилось, что им не разрешен выезд из страны, но не указывалось, чем обоснован этот запрет. В некоторых случаях власти вначале отказывали гражданам в выезде из страны, но через несколько дней, а иногда и через несколько недель, этим лицам был разрешен выезд без всяких объяснений о причине задержки.

В течение года власти разрешили выехать из страны некоторым лицам, которым ранее было отказано в выезде за границу. Например, был разрешен выезд из страны членам семьи живущего в эмиграции оппозиционного политика Пиримгулы Танрыкулиева, которым ранее было сообщено, что им пожизненно запрещено покидать территорию страны.

Власти обычно не разрешали гражданам выезжать за границу по программам, финансируемым иностранными правительствами, если соответствующая программа не была предварительно утверждена Министерством иностранных дел. Сотрудники миграционной службы часто останавливали «неутвержденных» выезжающих в аэропорту и не разрешали им выезжать из страны. В некоторых случаях даже тем, кто собирался выехать за границу в рамках утвержденных программ, запрещалось выезжать из страны, либо выезд задерживался.

Законом о миграции установлены ограничения в отношении выезда из страны любого гражданина, который имел доступ к государственной тайне, сообщил заведомо ложные личные данные, совершил тяжкое преступление, находился под наблюдением, может стать жертвой торговли людьми, ранее нарушал закон страны назначения, или выезд которого из страны противоречит интересам национальной безопасности. В некоторых случаях закон предусматривает определенный срок действия запрета на выезд из страны, а также штрафы за нарушение этого срока. Бывшим сотрудникам государственных организаций, имевшим доступ к государственной тайне, выезд за рубеж запрещен в течение пяти лет после увольнения с государственной службы. Закон позволяет органам власти отказывать в выезде за рубеж лицам, освобожденным по президентской амнистии, на срок до двух лет. Закон также позволяет правительству устанавливать ограничения, касающиеся получения образования по отдельным профессиям и специальностям.

Ссылка. Закон предусматривает внутреннюю ссылку. Сосланное лицо должно проживать в определенном месте в течение установленного срока продолжительностью от двух до пяти лет.

Защита беженцев

Хотя формально существует система предоставления статуса беженца, фактически она не использовалась. В 2009 году правительство взяло на себя обязательство по определению статуса беженца перед Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), однако с тех пор такой статус не предоставлялся. УВКБ имело статус наблюдателя на проводимых правительством слушаниях по определению статуса беженца. Лица, которых правительство не признало беженцами, для получения соответствующего статуса могли обращаться в УВКБ. Беженцы, получившие удостоверения УВКБ, должны каждый год продлевать их в государственных органах. Как сообщило УВКБ, в 2015 году в стране проживали 27 беженцев, получивших соответствующие удостоверения, однако последние данные за 2016 год предоставлены не были. На протяжении этого года гражданство не было предоставлено ни одному из беженцев, имевшим удостоверения УВКБ.

В 2014 году правительство внесло в Закон о миграции поправки, позволяющие беженцам бесплатно получать удостоверения личности с биометрическими данными и проездные документы, соответствующие требованиям Международной организации гражданской авиации.

Доступ к убежищу. Законодательством страны предусмотрено предоставление убежища или статуса беженца, и правительством создана система, обеспечивающая защиту беженцев. Убежище в стране не предоставлялось с 2005 года.

Лица без гражданства

В стране проживало значительное число граждан бывшего СССР, которые в результате распада Советского Союза остались без гражданства. По оценкам УВКБ, в декабре 2015 года в стране находились 7 111 лиц без гражданства с неустановленной национальностью. Информация о количестве лиц без гражданства, одновременно являвшихся беженцами, отсутствовала. Основанием для получения гражданства чаще всего является гражданство родителей. Требование, в соответствии с которым заявители на получение гражданства обязаны доказать, что не являются гражданами другой страны, препятствовало установлению гражданства лиц без документов. Однако по оценкам УВКБ, за последние 10 лет гражданство было предоставлено примерно 18 000 лиц без гражданства. На протяжении года правительство предоставило гражданство 1 381 лицу без гражданства, проживающим в стране. В 2014 году правительство внесло в миграционное законодательство поправки, позволяющие лицам без гражданства на законных основаниях проживать в стране и выезжать за рубеж, имея при себе выданное органами власти удостоверение личности и проездные документы.

Не имеющие документов лица без гражданства не могли получать государственные пособия, льготы и образование и не имели возможности устроиться на работу.

Раздел 3. Свобода участия в политическом процессе

Несмотря на то, что одно из положений Конституции наделяет граждан страны правом выбирать правительство путем периодически проводимых выборов, основанных на всеобщем и равном избирательном праве, свободные и справедливые выборы в Туркменистане до сих пор не проводились. Реальной оппозиции президенту не существовало, а альтернативные кандидаты выдвигались производными партийными структурами, такими как контролируемый государством Союз промышленников и предпринимателей, либо являлись членами отдельных инициативных групп. Выборы проводилиаь путем тайного голосования. Согласно Конституции, страна является светским демократическим государством, в котором государственное правление осуществляется в форме президентской республики. Она предусматривает распределение полномочий между разными ветвями власти, но наделяет институт президентства несоразмерными правами. Президент по-прежнему обладал практически абсолютной властью в стране. Как считает ОБСЕ, закон о выборах не соответствует стандартам этой организации.

Выборы и участие в политической деятельности

В сентябре парламент ратифицировал новую конституцию, согласно которой срок президентских полномочий был продлен с пяти до семи лет, положение о том, что президентом страны может быть гражданин не старше 70 лет, было отменено, а ранее существовавшие ограничения в отношении количества сроков пребывания у власти были сняты.

Последние выборы. Президентские выборы проводились в 2012 году, однако условия их проведения не позволили ОБСЕ организовать наблюдательную миссию. Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) отметило в своем Отчете миссии по оценке потребностей за 2011 год, что наблюдательная миссия не повысила бы эффективности выборов в силу ограничений в отношении основных свобод, отсутствия политического плюрализма и прогресса в приведении правовой системы страны в соответствие с требованиями ОБСЕ к демократическим выборам. Правительство не предложило ОБСЕ прислать своих наблюдателей; тем не менее Содружество независимых государств (СНГ), в котором Туркменистан председательствовал в 2012 году, направило небольшую наблюдательную миссию, которая не имела неограниченного доступа на избирательные участки и не опубликовала полный отчет о своих наблюдениях.

В 2013 году правительство ввело новый избирательный кодекс, регулирующий деятельность Центрального избирательного комитета, определяющий права избирателей и устанавливающий порядок проведения выборов.

В 2013 году состоялись выборы в национальный парламент, во время которых впервые в истории за места в парламенте боролась еще одна политическая партия — Партия промышленников и предпринимателей. Правительство предложило ОБСЕ прислать на выборы своих наблюдателей. Хотя в Отчете миссии по оценке потребностей, опубликованном в 2013 году, БДИПЧ было рекомендовано не направлять миссию по наблюдению за выборами, Бюро, тем не менее, поручило миссии по оценке выборов в составе 15 человек более подробно ознакомиться с новой административно-правовой основой проведения выборов. В окончательном отчете миссии БДИПЧ отмечалось, что выборы проходили в условиях строгого политического контроля, которые характеризовались несоблюдением основных свобод. В отчете также отмечалось, что, несмотря на существование второй политической партии, у избирателей не было возможности подлинного выбора между политическими альтернативами. Парламентская ассамблея ОБСЕ также направила группу по оценке выборов в составе 12 человек, в числе которых было восемь европейских парламентариев, тогда как от СНГ на выборы было направлено 68 наблюдателей из девяти стран. В августе состоялись выборы в местные органы власти, на которых отсутствовали независимые группы наблюдателей.

В течение года правительство провело выборы с целью заполнения свободных мест в парламенте одновременно с выборами в местные органы власти. Правительство не пригласило наблюдателей, и все вновь избранные члены парламента представляли проправительственные партии. Сформированный правительством Центральный избирательный комитет сообщил, что выборы были проведены в соответствии с международными стандартами.

Политические партии и участие в политической деятельности. Для действительно независимых политических партий Закон существенно затрудняет организацию, выдвижение кандидатов и проведение предвыборных кампаний, поскольку наделяет Министерство юстиции широкими полномочиями во всем, что касается процесса регистрации и контроля за партийными собраниями. Закон запрещает создание политических партий на религиозной, региональной или профессиональной основе, а также партий, которые «нарушают нормы нравственности». Закон не объясняет, каким образом партия может обжаловать ее закрытие правительством. Закон позволяет общественным объединениям и организациям выдвигать кандидатов на выборные должности. Государственные СМИ освещали деятельность президента Бердымухамедова, Демократической партии, Партии промышленников и предпринимателей, Аграрной партии, а также ремесленных и профессиональных союзов.

В стране не было ни организованной оппозиции, ни независимых политических групп. Тремя зарегистрированными политическими партиями являлись находящаяся у власти Демократическая партия (бывшая Коммунистическая партия), Партия промышленников и предпринимателей и Аграрная партия. Каждая из этих партий, которые по своей ориентации являлись проправительственными, выдвинула своего кандидата для участия в назначенных на февраль 2017 года президентских выборах. Инициативные группы выдвинули еще шестерых кандидатов, участвующих в выборах в качестве независимых кандидатов. Официально правительство не запрещало членство в других политических организациях, но сообщения о лицах, заявлявших о членстве в каких-либо политических организациях помимо этих трех партий, не поступали. Органы власти не позволяли оппозиционным движениям, базирующимся за пределами страны, включая Народное демократическое движение Туркменистана, Республиканскую партию Туркменистана и общественно-политическое движение «Ватан» («Отечество»), осуществлять деятельность на территории страны.

Участие женщин и меньшинств. Женщины занимали несколько важных государственных постов, в том числе пост спикера парламента, однако из 10 членов Кабинета министров только одна женщина. При назначении на государственные должности правительство отдавало предпочтение этническим туркменам, но представители этнических меньшинств занимали несколько важных государственных должностей. Члены крупнейшего в стране племени ахал-теке, к которому принадлежит президент, играли наиболее заметную роль в культурной и политической жизни.

Раздел 4. Коррупция и отсутствие прозрачности в государственных органах

Несмотря на то, что закон предусматривает уголовное наказание за коррупцию в официальных органах, правительство не применяло данный закон эффективно, и чиновники зачастую совершали коррупционные действия безнаказанно. Коррупция имела место в силовых структурах, а также во всех социальных и экономических секторах. Факторы, способствующие коррупции, включали систему покровительства, низкую заработную плату в государственных учреждениях, которая во второй половине года выплачивалась с задержкой до трех месяцев, отсутствие прозрачности и отчетности в налогово-бюджетной сфере, отсутствие публикуемых макроэкономических данных, а также опасение репрессий со стороны правительства в отношении гражданина, решившегося заявить о факте коррупции. Согласно данным организации Freedom House и показателям эффективности государственного управления Всемирного банка, в стране существовала серьезная проблема коррупции.

Коррупция. Губернатор одного из регионов, один заместитель министра и двое заместителей председателя Кабинета министров были отстранены от занимаемых должностей в связи с обвинениями в коррупции.

Раскрытие финансовой информации. Закон не обязывает выбранных или назначенных чиновников раскрывать информацию о своих доходах и имуществе. Требования о раскрытии финансовой информации не являются прозрачными и не соответствуют международным нормам. Государственные предприятия не обязаны представлять финансовую отчетность даже своим иностранным партнерам. Финансовые проверки зачастую проводятся местными аудиторами, а не всемирно признанными компаниями.

Открытый доступ к информации. Хотя закон «О средствах массовой информации» предусматривает доступ общественности к государственной информации по запросу через аккредитованные источники массовой информации, правительство такого доступа не предоставляло. Органы власти отказывались предоставлять конкретную информацию на том основании, что она является государственной тайной. Большинство статистических данных, в том числе подробные данные о государственном бюджете, макроэкономические показатели и данные о состоянии финансовых резервов, считались государственной тайной. Демографические данные не разглашались, а власти публиковали экономические и финансовые данные, подтасованные таким образом, чтобы обосновать государственную политику и расходы.

Раздел 5. Отношение органов власти к расследованиям предполагаемых нарушений прав человека, проводимым международными и неправительственными организациями

В стране не было отечественных правозащитных НПО, поскольку правительство отказывалось регистрировать такие организации, а также в силу ограничений, ставящих вне закона деятельность незарегистрированных организаций. Правительство продолжало контролировать неполитические, социальные и культурные организации.

Организация Объединенных Наций и другие международные организации. Ни одна международная правозащитная НПО не имела постоянного присутствия в стране, хотя правительство разрешило международным организациям, в том числе ОБСЕ и УВКБ, иметь постоянные миссии. Правительство дало разрешение ОБСЕ на проведение семинаров и совершение ознакомительных поездок, связанных с правами заключенных, правами женщин, свободой вероисповедания, надлежащим управлением и свободой средств массовой информации. Правительство сотрудничало с Международной организацией по миграции и УВКБ по вопросам миграции и отсутствия гражданства. Установленные правительством ограничения в отношении свободы слова, печати и объединений значительно сужали возможности международных организаций в вопросах изучения, понимания и полной оценки политики и практики правительства в сфере прав человека.

Власти никак не ограничивали доступ в Центр ОБСЕ. Сообщений о том, что власти препятствуют контактам граждан с другими международными организациями, не поступало.

Государственные органы по правам человека. Государственный Национальный институт демократии и прав человека не является независимой организацией, и его возможности по защите прав граждан были ограничены. Институт, созданный в 1996 году с целью содействия демократизации и наблюдения за защитой прав человека, исполнял роль неофициального органа, рассматривая некоторые петиции от граждан, поступавшие в институт через комиссию по рассмотрению жалоб. Межведомственная комиссия по обеспечению выполнения международных обязательств Туркменистана в области прав человека и международного гуманитарного права собиралась два раза в год, чтобы координировать реализацию ограниченного числа рекомендаций международных правозащитных организаций. Парламентский Комитет по защите прав и свобод человека осуществляет надзор за исполнением законов в области прав человека и сотрудничал с Программой развития ООН в процессе разработки Национального плана действий в области прав человека.

В соответствии с новой конституцией страны, принятой в сентябре, учреждена должность уполномоченного представителя по правам человека. В принятом в ноябре законе «Об Омбудсмене» указано, что уполномоченный представитель по правам человека назначается президентом и утверждается парламентом. В соответствии с этим законом омбудсмен уполномочен принимать к рассмотрению и рассматривать подаваемые гражданами жалобы о нарушении прав человека, проверять сведения о фактах нарушений с целью их подтверждения или опровержения и разъяснять заявителям законные средства защиты их прав и свобод. Омбудсмен ежегодно представляет на рассмотрение президента доклад о своей деятельности и о ситуации в области прав человека в стране, выступает с ним перед парламентом. Ежегодный доклад Омбудсмена освещается в средствах массовой информации Туркменистана. Омбудсмен обладает правовым иммунитетом и не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности, задержан или помещен под стражу в связи с исполнением им своих служебных обязанностей. К концу года кандидатура уполномоченного представителя по правам человека не была предложена президентом Бердымухамедовым.

Раздел 6. Дискриминация, насилие в обществе, торговля людьми

Женщины

Изнасилование и бытовое насилие. Закон предусматривает уголовное наказание за изнасилование в виде тюремного заключения сроком от трех до десяти лет. Изнасилование лица, не достигшего 14-летнего возраста, наказывается лишением свободы сроком от 10 до 25 лет. Культурные предубеждения, препятствующие сообщению об изнасиловании или признанию самого факта, затрудняли определение масштаба проблемы. Закон запрещает бытовое насилие, включая жестокость одного супруга по отношению к другому, и предусматривает в уголовном кодексе положения, касающиеся умышленного причинения вреда здоровью. Меры наказания зависят от причиненного вреда и варьируются от штрафов до лишения свободы на срок 15 лет, хотя на практике соблюдение закона обеспечивалось непоследовательно.

Единичные сообщения о бытовом насилии против женщин поступали достаточно часто; большинство жертв бытового насилия хранили молчание, так как не знали о своих правах или опасались еще большего насилия со стороны мужей или родственников. НПО «Кейик Окара» при поддержке ОБСЕ открыла убежище для жертв бытового насилия. «Кейик Окара» продолжала обслуживать горячую линию по вопросам бытового насилия, а также предоставляла бесплатные консультации и психологическую помощь жертвам бытового насилия. Эта НПО также проводила семинары с целью повышения уровня информированности о бытовом насилии. Одна официальная женская группа в Ашхабаде и несколько неофициальных групп в других регионах оказывали помощь жертвам бытового насилия.

Сексуальные домогательства. Законы, прямо запрещающие сексуальное домогательство, отсутствуют, и поступали сообщения, позволяющие предположить существование сексуального домогательства на рабочем месте.

Репродуктивные права. Граждане имеют право свободно и по своему усмотрению определять количество рождаемых детей, время их зачатия и интервалы между деторождением, а также право следить за своим репродуктивным здоровьем, имеют доступ к соответствующей информации и возможность реализации этих прав без дискриминации, принуждения и насилия. Согласно данным Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), наблюдалась 15-процентная неудовлетворенная потребность в современных средствах планирования семьи среди женщин, которые хотели бы воспользоваться такими средствами, но не имели к ним доступа.

Дискриминация. Согласно закону женщины полностью равноправны с мужчинами, включая равную оплату труда, доступ к кредитам, возможность создавать бизнес и владеть им, а также возможность устройства на государственную должность. Тем не менее, из-за культурных предубеждений женщины продолжали подвергаться дискриминации, и некоторые из положений законодательства не применялись достаточно последовательно. Согласно неподтвержденным сведениям, некоторые работодатели отдавали предпочтение мужчинам, чтобы не терять работников из-за беременности или ухода за ребенком. Женщины были недостаточно представлены в руководстве государственных хозяйственных субъектов, а наибольшая их концентрация отмечалась в сферах здравоохранения, образования и услуг. Правительство ограничивало участие женщин в некоторых опасных или экологически небезопасных работах. Правительство не признавало и не рассматривало факты дискриминации в отношении женщин и не сообщало о них. Сообщений о дискриминации в таких вопросах, как вступление в брак, развод и опека над ребенком, не поступало.

Дети

Регистрация рождения. По закону ребенок получает гражданство на основании гражданства одного из родителей. Ребенок, родившийся у лиц без гражданства, имеющих статус постоянных резидентов страны, также считается гражданином.

Согласно докладу Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Положение детей в мире», с 2010 по 2015 год были зарегистрированы 96 процентов родившихся детей.

Образование. Образование является бесплатным, обязательным и всеобщим до 10-го или 11-го класса включительно, в зависимости от того, в каком возрасте ребенок начал учиться в школе. Поступали сообщения о том, что в некоторых сельских районах родители забирали девочек из школы, начиная даже с 9-летнего возраста, чтобы они работали дома.

Жестокое обращение с детьми. В 2015 году Комитет ООН по правам ребенка обратился к правительству с просьбой до 2020 года усовершенствовать порядок сбора данных о правах детей, отменить ограничения, установленные в отношении общественных организаций, защищающих права детей, гарантировать доступ детей к интернету и международным источникам информации, создать механизм, при помощи которого дети, лишенные прав и свобод во всех отношениях, могли бы подавать жалобы, рассмотреть вопрос о создании централизованной системы регистрации усыновления ребенка и ратифицировать Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка. В стране не был принят национальный план действий по защите прав детей. Правительство не ответило по существу на запросы Комитета ООН о предоставлении последней информации о механизмах защиты детей, находящихся в уязвимом положении вследствие дискриминации, о реализации мер, запрещающих телесные наказания, об обеспечении доступа детей к питьевой воде и надлежащих санитарных условий, а также о том, что было сделано для повышения качества образования детей.

Ранние браки и принудительное вступление в брак. По закону минимальный возраст вступления в брак составляет 18 лет. По данным, содержащимся в Докладе ЮНИСЕФ «Положение детей в мире» за 2014 год, 7 процентов браков заключалось с несовершеннолетними.

Сексуальная эксплуатация детей. Официально установленный в стране возраст согласия — 16 лет. Закон запрещает производство порнографических материалов или объектов с целью распространения, равно как и рекламу в печати, кино- и видеофильмах или с помощью изображений или других объектов порнографического характера, в том числе с участием детей, и торговлю такой продукцией или объектами. В отчете Интерпола было отмечено, что Уголовный кодекс «…устанавливает уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в проституцию».

https://tm.usembassy.gov/ru/our-relationship-ru/official-reports-ru/turkmenistan-2016-human-rights-report-ru/

Версия для печати Отправить эту статью другу