Главная страница
Поиск
Статистика
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : В поисках «золотой середины»
Написал admin в 24/04/2017 10:27:00 (229 прочтений)

Весенняя фантазия на серьезную тему.
Скептики утверждают: ООН не преуспеет там, где бессильны ЕС и ОБСЕ

Не надо быть профессиональным математиком, чтобы знать, что такое «среднее арифметическое»: об этом вам скажет любой школьник. Среднее арифметическое — это результат от деления суммы чисел на их количество. Самый простой пример: берутся два числа, складываются и затем результат делится пополам. В переносном смысле — это когда в результате рассмотрения двух диаметрально противоположных мнений находится некий «усредненный» вариант, другими словами — «золотая середина».

Достаточно всего лишь на небольшом отрезке времени более внимательно присмотреться к публикациям и видеосюжетам местных и зарубежных СМИ, посвященным событиям в Туркменистане и вокруг него, как немедленно и явно обозначатся искомые «слагаемые».

«Слагаемое» № 1

Визит в Туркменистан лидера ЛДПР Владимира Жириновского в буквальном смысле слова потряс туркменское общество. Ведь далеко не всем известен, мягко говоря, подчас противоречивый характер его высказываний. Не все знают, что некоторое время назад неугомонный ВВЖ заявлял: «Никаких республик Средней Азии! Среднеазиатский федеральный округ! А то придумали: Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Казахстан…» Оно понятно, жаркого оратора постоянно захлестывают эмоции, но, как говорится, слово не воробей! В итоге перспектива лишиться независимости, пусть и высказанная в порыве митинговой эйфории, привела к тому, что внешнеполитические ведомства Казахстана и Киргизии направили в Москву официальные ноты, в которых заявили о нанесенном лидером ЛДПР оскорблении национальным чувствам обоих народов и о решении применить «персонально в отношении г-на Жириновского меры дипломатического характера».

Из Ашхабада, естественно, никакой реакции на подобные высказывания российского политика не последовало. Думаю, о них никто и не слышал, даже сам президент, а потому он с радостью распахнул объятия дорогому гостю. И гость не заставил Курбанкули Бердымухаммедова усомниться в правильности выбора. Он наговорил такую кучу похвал, столько приятных для слуха комплементов, что заслужил, похоже, не только звание «Почетный старейшина народа». За такой пиар и «Героя» не жалко! Оказывается, благодаря высокой культуре и профессионализму президента, Туркменистан способен стать одним из самых процветающих государств мира и многие мировые государства в своем развитии могут руководствоваться его примером!

Того же мнения придерживается президент Белоруссии Александр Лукашенко: «Туркменистан не просто добился впечатляющих успехов в строительстве суверенного и процветающего государства, страна сегодня развивается семимильными шагами, и можно только белой завистью, как у нас говорят, завидовать этому» (из выступления на международной конференции «Политика нейтралитета: международное сотрудничество во имя мира, безопасности и развития», Ашхабад, декабрь 2016 г.)

А вот строки из доклада Туркменистана в Комитет ООН по правам человека: «За годы обретения статуса нейтралитета в результате широкомасштабных последовательных реформ Туркменистану удалось достичь впечатляющих успехов, прежде всего, сформировать и укрепить государственность, обеспечить устойчивые темпы роста экономики, повысить уровень и качество жизни населения, укрепить авторитет страны на международной арене… Туркменистан обеспечивает политические, экономические, правовые другие условия, необходимые для полной реализации прав и свобод человека. Согласно Конституции, Туркменистан обеспечивает создание условий для свободного развития личности, защищает жизнь, честь, достоинство и свободу, личную неприкосновенность, естественные и неотчуждаемые права гражданина».

«Слагаемое» № 2

Freedom House, доклад «Nations in Transit 2017» («Страны переходного периода 2017»): Туркменистан — самая несвободная страна в ЦА, это — государство-рантье, которое использует доходы от природных ресурсов в качестве источников политической стабильности и финансирования проникших во все сферы жизни структур безопасности. Изменения, внесенные в конституцию Туркменистана, обеспечили президенту Бердымухаммедову возможность продлевать его полномочия без ограничения срока, однако углубляющийся социально-экономический кризис может поставит под угрозу стабильность его режима. Политический плюрализм в Туркменистане допускается только на бумаге, а существующее законодательство не может быть применено на практике, так как содержит требования, которые невозможно выполнить. Суды не могут нормально функционировать и выполнять свои конституционные обязанности из-за систематического давления со стороны властей и вынуждены выполнять их требования, вынося обвинительные приговоры правозащитникам и оппонентам режима по ложным обвинениям. По количеству заключенных на 100 тыс. населения (583) Туркменистан находится на втором месте после США. Глубоко укоренились в Туркменистане коррупция и кумовство. Президент, имеющий большое число родственников, в отличие от своего предшественника, часто продвигает их на высокие посты.

«Все, кто критикует политику властей в Туркменистане, рискуют быть подвергнутыми преследованию, в том числе задержанию и тюремному заключению», — это строки из Совместного заявления 13 центральноазиатских правозащитных организаций.

«По оценкам неправительственных организаций, в Туркменистане за последние 15 лет в тюремной системе пропало более ста человек. Власти посчитали их угрозой для себя и подвергли полной изоляции. Никто — ни родственники, ни адвокаты, ни представители международных организаций — с момента их ареста и суда не имеют никакой информации об их местонахождении, состоянии их здоровья и даже о том, живы они или нет. Многие из них содержатся в абсолютной изоляции более 13 лет. Туркменское правительство сделало их жертвами насильственных исчезновений и подвергло их родных пытке неизвестности, таким образом грубо нарушая свои обязательства в рамках международного права и национального законодательства» (из Заявления правозащитной кампании «Покажите их живыми!» к Международному дню жертв насильственных исчезновений, август 2016 г.)

Из доклада Государственного департамента США: «Произвольные аресты и задержания, насильственное содержание под стражей, пытки, нарушение гражданских свобод, в том числе ограничение свободы вероисповедания, слова, печати, собраний и передвижения, а также отсутствие у граждан возможности выбирать правительство путем свободных и честных выборов при наличии реальных политических альтернатив являлись основными проблемами в области прав человека. В числе других постоянных проблем в области прав человека отмечались отказ в отправлении правосудия и справедливом судебном разбирательстве, произвольное нарушение неприкосновенности частной жизни, жилища и переписки. Одной из серьезных проблем оставались ограничения в отношении доступа к интернету и отдельным вебсайтам и другим информационным ресурсам. Отмечались также дискриминация и насилие в отношении женщин, торговля людьми, в том числе использование принудительного труда по распоряжению государственных органов в сезон сбора урожая хлопка, ограничение свободы объединения в профсоюзы и принудительное выселение жителей Ашхабада и снос их жилья. Сотрудники правоохранительных органов и других государственных ведомств действовали безнаказанно. Сообщений о случаях привлечения к ответственности государственных чиновников за нарушение прав человека не поступало».

Это мнение внешнеполитического ведомства ведущей мировой державы. А вот мнение частного лица — бывшего жителя Туркменистана, приехавшего на историческую родину, спустя 10 лет:

«Я поразился тому, как при Бердымухаммедове изменились в худшую сторону туркмены — те, с которыми я с малых лет вместе рос и балагурил. Все они какие-то запуганные, мрачные, мнительные, боятся даже собственной тени. Раньше, бывало, можно было просто так зайти к соседу, завернуть по дороге к другу, чтобы чайку попить, о жизни поболтать. Теперь никто по гостям не ходит, все живут в каком-то своем мирке и никого стараются туда не впускать. Я, по старой привычке, многих навестил, но везде нутром ощущал, как хозяин терзает себя мыслями: мол, зачем он заявился, может, неспроста, надо его остерегаться, лишнего не болтать, мало ли что друг юности. Мне эти метаморфозы с туркменами показались дикими».

Итого

Диаметрально противоположные мнения! Суммируем два «слагаемых», делим результат пополам и получаем… одну большую проблему несоответствия внешнего благополучия с внутренним упадком. Вопрос заключается в том, кто возьмет на себя нелегкую задачу ее разрешения.

Рассмотрим варианты. Европейский Союз 15 лет (!) откладывает заключение СПС — «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве ЕС-Туркменистан». Как известно, для положительного решение вопроса о возможности его ратификации требуется санкция Европарламента. А Европарламент, в свою очередь, настаивает на улучшении ситуации с правами человека в Туркменистане как непременном условии заключения этого Соглашения.

В преддверие очередного раунда рассмотрения данного вопроса депутат Европарламента Урмас Паэт обратился с запросом в Еврокомиссию по поводу нарушений прав человека, в частности, насильственных исчезновений. «Вопрос о насильственных исчезновениях в Туркменистане поднимался неоднократно, в результате чего власти страны пообещали разрешить иностранным дипломатам встретиться с заключенными, однако до сих пор этого не произошло, и обещания остаются обещаниями. Подобное отношение к заключенным является нарушением международных договоров и законодательства Туркменистана, и Евросоюз обязан использовать все возможности для того, чтобы изменить ситуацию, положить конец насильственным исчезновениям и обеспечить заключенным возможность связаться со своими семьями и адвокатами, а также допуск международных наблюдателей в туркменские тюрьмы», — заявил депутат. На его запрос ответила представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Фредерика Могерини: «Мы внимательно следим за ситуацией с правами человека в Туркменистане, и Евросоюз использует каждую возможность для того, чтобы поднимать этот вопрос».

19 апреля, накануне визита в Туркменистан делегации Европарламента, депутаты провели традиционную встречу с представителями гражданского общества и правозащитниками. Свою позицию высказал, в частности, представитель Демократического гражданского союза Вячеслав Мамедов: любое расширение сотрудничества ЕС с Туркменистаном должно быть основано на выполнении предварительных условий, и только после этого можно решать, готов ли Туркменистан к демократическому пути развития, заявил он, добавив, что попытки прийти к демократии через торговоэкономическое сотрудничество является «тупиковой политикой».

В свою очередь, депутат Хейди Хаутала напомнила о резолюцию Комитета по иностранным делам ЕП от 26 января 2011 года, в которой была высказана рекомендация о создании механизма контроля за соблюдением прав человека в Туркменистане, и выразила разочарование тем, что создание такого механизма не было реализовано. Европейская служба внешних связей (EEAS), руководящая внешней политикой ЕС и сотрудничающая с Европейской комиссией по вопросам, относящимся к их совместной компетенции, признала этот механизм «искажающим баланс институтов Евросоюза».

По результатам встречи членов Европарламента с представителями гражданского общества был выпущен пресс-релиз, в котором подчеркивалось, что защита прав человека является предпосылкой для более тесных связей ЕС с Туркмнистаном.

К какому выводу пришли европейские парламентарии, посетив на днях Туркменистан для очередного раунда диалога, вероятно, будет известно в ближайшее время.

ОБСЕ с большим трудом пару лет назад удалось, наконец, после длительного отсутствия заманить посланцев официального Ашхабада в Варшаву на Совещание по человеческому измерению и, похоже, она боится нарушить это хрупкое подобие «сотрудничества». Туркменская сторона оказалась на редкость обидчивым партнером: стоит ее представителям лишь издали увидеть среди участников Совещания членов оппозиции или правозащитников, а иногда даже просто узнать о том, что они намереваются прибыть в Варшаву, как делегация тут же рокируется в сторону родного Ашхабада. И не дай Бог выступить кому-либо из них по вопросам нарушений прав человека в Туркменистане с трибуны ОБСЕ: оратор может неожиданно для себя узнать о том, что давно числится в террористах, уголовниках или наркоманах и представляет большую опасность для общества.

Тем не менее упреки в адрес туркменских властей со стороны ОБСЕ время от времени раздаются. Ряд делегаций выражал свое мнение относительно ситуации в Туркменистане. Одним из постоянных критиков туркменского режима выступал прежний глава миссии США в ОБСЕ посол Дэниел Бэр: «Мы призываем правительство Туркменистана подумать о более эффективном и полном выполнении обязательств в сфере человеческого измерения, особенно в отношении заключенных», — неоднократно напоминал он. Также неоднократно выступала с заявлениями о нарушении прав на свободу получения и распространения информации Представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дунья Миятович.

Следует подчеркнуть, что и ОБСЕ, и ЕС поддерживают постоянные контакты с правозащитными организациями и, смею надеяться, хорошо владеют ситуацией. Однако в процессе общения с туркменскими чиновниками их представители стараются избегать «резких движений», чтобы, как в свое время говорил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, «не нарушить позитивный настрой».

В отличие от ОБСЕ и ЕС, СНГ — вообще, как говорится, «не при делах»: Туркменистан является ассоциированным членом организации бывших союзных республик и не ставит свои подписи под многими основополагающими документами Содружества, а стало быть, и выполнять ничего не будет. К тому же, Исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев, ранее более семи лет возглавлявший российскую Службу внешней разведки, а позднее — миссию наблюдателей СНГ на президентских выборах в Туркменистане, не ставил перед собой задачу разобраться в истинном положении дел с правами человека, а наоборот, узрел «желание народа сохранить мир, стабильность и курс на поступательное развитие республики».

Государственный департамент США плотно занят проблемами Украины, Сирии, ИГИЛ, Талибана — до Туркменистана руки пока не дошли.

К тому же туркменские власти выработали безотказный инструмент воздействия на разного рода зарубежных визитеров: лицезрение беломраморных городов, отмечал все тот же ВВЖ, успокаивает, и видимо, ни его одного. Кроме того, ахалтекинские скакуны, знаменитые туркменские ковры и красавицы в национальной одежде и старинном серебре, как говорил вождь мирового пролетариата, правда, по другому поводу, — это «три источника и три составные части» того радужного безоблачного впечатления, которое увозят из страны могущества и счастья наши дорогие гости. И попробуйте им доказать, как нелегко живут простые люди, не имея ни скакунов, ни ковров, ни серебра, не получающие успокоения от вида беломраморных отелей и «высоток», построенных на месте снесенных уютных домов с виноградными беседками!

Методом исключения приходим к выводу о том, что решение этой весьма трудоемкой задачи — лишить мировое сообщество иллюзорного восприятия Туркменистана как «одного из самых процветающих государств мира», и внушить туркменскому руководству, исходя из Всеобщей декларации прав человека, что эти права являются законными, непреложными и справедливыми, напрямую ложится на ООН, в 1948 году сформулировавшую все те принципы поведения государств-членов цивилизованного общества, которые сегодня практически все до единого нарушаются в независимом нейтральном Туркменистане.

ООН, имеющая в своем арсенале такой мощный и многочисленный институт, как Совет по правам человека с целым рядом договорных комитетов, а также Генассамблею, принявшую три резолюции о нарушении прав человека в Туркменистане, до сих пор никак не может добиться выполнения целого ряда своих рекомендаций. Точнее: можно с уверенностью сказать, на сегодняшний день реально была выполнена лишь одна — об учреждении должности Уполномоченного по правам человека. Сравнительно недавно в Туркменистане действительно появился такой человек — омбудсмен, или, как говорят в Германии, Ombudsfrau.

Не выполняются рекомендации по соблюдению прав на свободу религии, свободу передвижения по стране и выезда за рубеж, на право выбирать по своему усмотрению место жительства, работы, учебы и отдыха, на защиту от произвольных задержаний, насильственных исчезновений, применения пыток и принудительного труда, от произвола «силовиков», от всех форм дискриминации, от вмешательства в частную жизнь, от ограничений на право получать независимую информацию и открыто выражать свое мнение… Остается только удивляться терпению членов комитетов, которые не только по долгу службы, но и по совести вынуждены из года в год внушать туркменским чиновникам, что права человека — это не перечень законов и постановлений, а реальные условия, в которых свободно и счастливо живут все люди, не зависимо от национальной и гендерной принадлежности, от возраста и сферы деятельности, от уровня образования и внутренней культуры.

Формулируя свои рекомендации, комитеты ООН надеются добиться, наконец, возможности посещения страны тематическими докладчикам, справедливо рассчитывая на то, что им удастся не только увидеть беломраморный Ашхабад, его дворцы, стадионы и «многоэтажки» и встретиться не только с роботами в одинаковых черных костюмах со значками на лацканах, которые заученно твердят о совершенстве новой туркменской конституции и заслугах президента-Аркадага, а с настоящими живыми людьми, готовыми поведать о своих проблемах. Но для этого необходимо иметь приглашение от туркменской стороны, а с этим власти как раз и не торопятся.

Есть еще один вариант — применение так называемых «специальных процедур». Одна из них — это назначение спецдокладчика ООН по правам человека в вызывающей обеспокоенность стране. Этот механизм был задействован в отношении Кубы, Камбоджи, КНДР, Мьянмы, Сомали, Белоруссии и некоторых других стран, находящихся по соседству с Туркменистаном в рейтингах «врагов прессы» и «душителей свободы». Согласие принимающей стороны для этого также необходимо, но есть разница: Совет по правам человека не ждет приглашения, а запрашивает его сам. В подобной ситуации отказ принять посланца ООН будет равноценен публичному отказу от сотрудничества.

В 2012 году Совет ООН по правам человека назначил Миклоша Харасти, бывшего представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Специальным докладчиком по правам человека в Белоруссии. Это было повторное применение данной процедуры в отношении диктаторского режима Лукашенко: впервые она была применена в 2004 году и действовала до 2007 года. Как тогда, так и теперь власти Белоруссии от сотрудничества отказались. Свои доклады Харасти составляет на основе данных, полученных от правозащитных организаций и оппозиционных партий, а также из других независимых источников.

Чуть больше месяца назад, после жестокой расправы с участниками мирной демонстрации против так называемого «закона о тунеядстве», им было сделано заявление с требованием к властям Белоруссии прекратить акты насилия и притеснения и уважать свободу мирных собраний. М. Харасти утверждает, что внимательно следит за ситуацией и проявляет бдительность «из-за хорошо известной чрезмерной реакции данного правительства на общественное несогласие в прошлом». Имея статус спецдокладчика ООН, он направляет свои доклады непосредственно в Совет по правам человека и Генеральную ассамблею ООН, что делает ситуацию более резонансной.

В 2011 году ОБСЕ применила в отношении Белоруссии «Московский механизм», спецдокладчиком по которому был назначен хорошо известный нам профессор международного права Парижского университета Эммануэль Деко. Само собой разумеется, официальный Минск отказался принять спецдокладчика, что не помешало ему подготовил развернутый доклад. Постоянный совет ОБСЕ рассмотрел этот документ и настоятельно призвал официальный Минск выполнять свои международные обязательства.

Повторилась история десятилетней давности, когда на пути французского профессора встал сам Туркменбаши Великий.

Я так подробно останавливаюсь на этих примерах, так как вижу в них определенную закономерность и поразительную схожесть.

Скептики утверждают: ООН не преуспеет там, где бессильны ЕС и ОБСЕ. Но даже уверенность в том, что и нынешний президент Туркменистана, подобно белорусскому коллеге, откажется принять в своем «сказочно богатом» государстве посланца самой авторитетной международной организации, ищущего правду о жизни его «счастливого» населения, не умаляет желания все же испробовать и этот инструмент. А вдруг подействует, вдруг явится миру та самая «золотая середина», то «среднее арифметическое», лишенное как «прелестей» эпохи могущества и счастья, так и ужасов Овадан-депе? Это с трудом найденное равновесие, добытое в ходе противостояния и сотрудничества, вражды и согласия, ненависти и любви, может стать краеугольным камнем в основании государства, которое не будет лидировать ни в рейтингах «самых процветающих стран мира», ни в рейтингах «душителей свободы», а просто займет свое место среди свободных демократических государств, самым ценным для которых является человек и его права.

Нургозель Байрамова

www.gundogar.org

Версия для печати Отправить эту статью другу