Главная страница
Поиск
Статистика
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Очередное исчезновение в туркменских тюрьмах
Написал admin в 17/05/2017 17:41:00 (430 прочтений)

По информации, полученной Правозащитным Центром «Мемориал», в январе этого года гражданин Туркменистана Аннамурад Атдаев, ранее обучавшийся в университете «Аль-Азхар» в Каире, исчез в застенках туркменского ГУЛАГа вскоре после того, как был осужден по сфабрикованному обвинению в «исламском экстремизме». Жена Аннамурада гражданка России Дарья Атдаева, проживающая в Ставрополье, сообщила, что туркменские власти скрывают информацию о местонахождении ее мужа, он лишен прав на свидания и переписку, гарантированных туркменским законодательством. По неподтвержденным данным Атдаев содержится в строгой изоляции в секретной тюрьме Овадан-депе под Ашхабадом. В конце апреля обращение в связи с делом Атдаева было направлено в Рабочую группу ООН по насильственным исчезновениям.

Предыстория

Аннамурад Атдаев родился 17 июля 1986 года в многодетной семье в селе Арзув Гяверского этрапа Ахалского велаята Туркменистана. Начиная со школьных лет занимался вольной борьбой, участвовал в различных соревнованиях, имеет звание кандидата в мастера спорта. В 2008 году поступил на юридический факультет Гродненского государственного университета имени Янки Купалы в Республике Беларусь. Здесь увлекся религией, начал читать намаз. Проучившись менее года, решил оставить юридический факультет и поступить в Исламский университет «Аль-Азхар» в Каире.

По приезду в г.Каир поступил в школу арабского языка «Фаджр», которую успешно закончил, после чего начал учебу в «Аль-Азхар». В 2011 году познакомился через интернет со своей нынешней женой, новообращенной мусульманкой из России Дарьей (исламское имя Джамиля), которая приехала к нему в Египет. В июле 2013 года у супругов родилась первая дочь Айша. В сентябре 2015 года Дарья вылетела в Россию, где спустя месяц родила вторую дочь Марьям. Аннамурад вынужден был остаться в Египте, так как у него был туркменский паспорт старого образца, по которому он не мог получить российскую визу.

По словам жены хотя с 2008 года Атдаев не въезжал в Туркменистан, проблем с правоохранительными органами на родине у него никогда не было. Однако в 2013 году российское ТВ показало кадры, на которых был продемонстрирован задержанный в Сирии гражданин Туркменистана Ровшен Газаков, также обучавшийся в 2011-2013 гг. в «Аль-Азхар». «О том, что Газаков уехал в Сирию, мы узнали из новостей», — вспоминает Дарья. После этого туркменские спецслужбы активизировали давление на мусульман внутри страны и работу среди туркменских студентов в Египте.

В Туркменистане после возвращения

В начале марта 2016 года Атдаев вынужден был вернуться в Туркменистан для переоформления паспорта. По словам жены «он имел неосторожность прилететь на родину с бородой», чем вызвал повышенный интерес у сотрудников Министерства национальной безопасности (МНБ). Прямо в аэропорту его забрали на допрос, продолжавшийся несколько часов. Аннамурад рассказал жене, что после того, как его отпустили домой, он в тот же день сбрил бороду, позже купил пачку сигарет и носил с собой, пытаясь таким образом продемонстрировать сотрудникам спецслужб, что он — не «ваххабит».

Атдаева неоднократно вызывали на «беседы» в МНБ, которые длились порой по 5-7 часов. В ходе этих встреч сотрудники МНБ приводили детали из жизни его семьи в Каире, даже описывали обстановку арендованной квартиры, задавали вопросы о круге общения в Египте, туркменах, получающих там религиозное образование. Они пытались уговорить Аннамурада сотрудничать с ними в качестве агента, собирать информацию о мусульманах Ашхабада, но он не соглашался.

Из-за прежней учебы в Египте знакомые боялись с общаться с Атдаевым. Он вынужден был устроиться на работу грузчиком на кондитерской фабрике, но и там за ним велось наблюдение.

Без каких-либо законных оснований ему был запрещен выезд за границу. Когда примерно за месяц до ареста он получил новый загранпаспорт, сотрудники МНБ пришли к нему и сказали: «Куда ты собрался? Никуда не поедешь. Ты же хочешь увидеть семью?»

Летом прошлого года Атдаев дважды пытался оформить приглашение, чтобы жена и дети смогли получить туркменские визы и приехать к нему в Ашхабад, но безуспешно. Дарья вспоминает, что после первой неудачной попытки она переслала мужу новую фотографию для анкеты без закрывающего волосы платка, но это не помогло.

По словам Дарьи никаких претензий у спецслужб к ее мужу не было. За день до ареста в сентябре 2016 года сотрудники МНБ попросили его составить список всех туркмен, которых он встречал в Египте, сказав, что некоторые из них могли уехать в Сирию.

Арест и суд

27 сентября 2016 года после работы его привезли на очередную «беседу», после которой уже не отпустили. Он смог послать СМС о том, что задержан и не знает, что будет дальше. На следующий день после задержания старший брат Атдаева приехал в ИВС для передачи теплой одежды, там ему дали увидеть брата в течение пяти минут. Сказали: «Не беспокойтесь, через три дня его отпустят». После этого вплоть до суда родственникам его не показывали, и свиданий не давали. Сначала осудили на 15 суток якобы за мелкое хулиганство, потом еще дважды — по 15 суток. Когда родственники пытались добиться свидания, им отвечали: «МНБ не разрешает». После окончания срока очередного административного ареста Атдаеву предъявили обвинение по уголовному делу.

13 декабря 2016 года дело Атдаева было рассмотрено в закрытом порядке Ашхабадским городским судом. Он был признан виновным по ст.174 ч.1 (заговор с целью захвата власти или насильственного изменения конституционного строя), ст.175 ч.2 (призывы к насильственному изменению конституционного строя), ст.177 ч.1 (возбуждение социальной, национальной или религиозной вражды) и ст.275 ч.1 (организация преступного сообщества) УК Туркменистана и приговорен к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Суд завершился в течение одного дня. Атдаева судили одного. Он не признал вину, но был лишен права выбора адвоката. Свидетелей на суде не было. Родственники узнали о процессе лишь в день суда, в зал заседаний их не пустили, но они смогли увидеть Атдаева во время конвоирования.

Что точно инкриминировали бывшему студенту «Аль-Азхар» родственники не знают до сих пор. По словам адвоката, нанятого ими для подачи апелляционной жалобы, в деле имеются показания, что, находясь в гостях на праздничных мероприятиях по случаю месяца рамадан (июль 2016 года) в Ашхабаде, Атдаев якобы плохо отозвался о действующей власти… Впрочем, обсуждать детали дела с родственниками по телефону или лично адвокат не захотел.

Позже они написали запрос на получение копии приговора, в ответ им прислали бумагу об отказе в выдаче копии. Только из этого ответа они смогли узнать о статьях обвинения и вынесенном приговоре.

Из колонии — в Овадан?

После суда свиданий также не было. Один раз родственники смогли получить разрешение на свидание в СИЗО, но встретиться с осужденным им не дали, после 3-4 часов ожидания лишь приняли передачу.

По словам Дарьи Атдаевой ее муж должен был отбывать наказание в колонии в Теджене. Однако когда в конце января родственники приехали туда для свидания, им сообщили, что Аннамурад был там лишь два дня, после чего по указанию из Ашхабада его этапировали в тюрьму Овадан-депе, строго изолированную от внешнего мира. Официально эта информация не подтверждена.

В соответствии с действующими в Туркменистане правовыми нормами перевод в тюрьму Овадан-депе, то есть на более строгий режим содержания, чем предусмотрено приговором, возможен лишь на основе судебного решения. Однако никакой информации о таком решении у родственников нет, никто из официальных лиц о нем не упоминал.

В конце апреля в Ашхабаде циркулировали слухи, согласно которым Атдаев содержится в изоляции в одиночной камере в Овадан-депе, так как по мнению чиновников МВД он является «экстремистом» и может быть опасен из-за своей спортивной подготовки.

Содержание заключенного incommunicado является нарушением норм международного и национального права. Так, принятый в 2011 году — то есть при нынешнем президенте Бердымухамедове — Уголовно-исполнительный кодекс Туркменистана гарантирует право всех заключенных на свидания, переписку и получение передач. Однако эти права невозможно реализовать в ситуации, когда власти скрывают местонахождение узника и изолируют его от внешнего мира.

В связи со сложившейся ситуацией Дарья Атдаева обратилась в Генеральную прокуратуру, МВД и консульство Туркменистана, МИД России с просьбой содействовать получению информации о местонахождении ее мужа, организации свидания и переписки с ним. 28 апреля 2017 года обращение в связи с делом Атдаева было направлено в Рабочую группу ООН по насильственным исчезновениям. Готовится обращение в «Красный Крест».

По состоянию на март 2017 года Рабочей группой ООН по насильственным исчезновениям было зарегистрировано лишь три обращения из Туркменистана. Между тем по оценке кампании «Покажите их живыми» в настоящее время не менее 150-200 заключенных, включая бывших высокопоставленных чиновников, политических и религиозных узников, содержатся incommunicado в туркменских тюрьмах, некоторые находятся в изоляции на протяжении 15 лет, десятки умерли в заключении. По мнению правозащитников лишь международное давление может способствовать изменению сложившейся ситуации.


Виталий Пономарев, Директор Центрально-азиатской программы Правозащитного центра «Мемориал».

Источник :: Правозащитный центр «Мемориал»

Версия для печати Отправить эту статью другу