Главная страница
Поиск
Статистика
4 пользователь(ей) активно (4 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 4

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : HRW. Всемирный доклад 2018
Написал admin в 23/01/2018 13:32:00 (105 прочтений)

Туркменистан. События 2017 года

Туркменистан остается одним из самых закрытых и репрессивных государств в мире. Президент Гурбангулы Бердымухамедов и его окружение контролируют все аспекты общественной жизни. В феврале Бердымухамедов был переизбран еще на один семилетний президентский срок.

В стране фактически запрещены любые несанкционированные государством формы выражения религиозных и политических убеждений, СМИ находятся под плотным контролем власти, деятельность независимых мониторинговых групп не допускается. Десятки человек остаются жертвами насильственного исчезновения.

В 2017 г. Туркменистан принимал в Ашхабаде Азиатские игры в закрытых помещения и по боевым искусствам. Это стало редким случаем отхода от политики самоизоляции, однако одновременно послужило для властей поводом, чтобы еще сильнее «закрутить гайки».

Президентские выборы

В феврале Гурбангулы Бердымухамедов был переизбран на третий срок, получив 97,7 процента голосов в отсутствие реальных соперников. Наблюдавшая за выборами миссия Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека отметила, что они «проходили в условиях жестко контролировавшейся политической ситуации», которая характеризовалась отсутствием плюрализма и независимости СМИ.

В октябре Бердымухамедов объявил о восстановлении Народного совета (Халк маслахаты) — возглавляемого президентом надпарламентского высшего представительного органа, в состав которого входит широкий спектр избираемых и назначаемых чиновников. Этот совет может принимать и изменять конституционные законы и издавать указы, что еще больше выхолащивает принцип разделения властей в Туркменистане.

Свобода СМИ и информации

Государство продолжает плотно контролировать все печатные и электронные СМИ. Активисты и корреспонденты, которые передают информацию иностранным СМИ, сталкиваются с теми или иными последствиями. У нескольких иностранных журналистов, собиравшихся освещать Азиатские игры, власти отозвали аккредитацию и визы, сославшись на отсутствие мест для их размещения.

Трехлетний срок продолжал отбывать осужденный в 2015 г. по сфабрикованному делу Сапармамед Непескулиев — внештатный корреспондент туркменской службы Радио Свобода и базирующегося в Европе информационного ресурса «Альтернативные новости Туркменистана».

В июле и ноябре корреспондент туркменской службы Радио Свобода Солтан Ачилова четыре раза становилась мишенью жесткого прессинга со стороны неустановленных лиц — вплоть до угроз физической расправы.

В декабре 2016 г. в Дашогузском велаяте были избиты и арестованы по обвинению в хранении насвая (жевательного табака) корреспондент туркменской службы Радио Свобода Худайберды Аллашов и его мать. Аллашов писал на такие темы, как задержки заработной платы и дефицит продуктов питания. В феврале обоих приговорили к трем годам условно и освободили из-под стражи.

В ноябре 2016 г. власти требовали от корреспондента туркменской службы Радио Свобода Ровшена Язмухамедова прекратить сотрудничество с этим информационным ресурсом, угрожая в противном случае отменить отсрочку по условному приговору, который был вынесен ему в 2013 г.

Доступ в интернет по-прежнему ограничивается и жестко контролируется государством.

Гражданское общество

Независимые правозащитные группы могут открыто осуществлять свою деятельность только в эмиграции. Получить регистрацию в стране при существующем законодательстве крайне сложно, а деятельность незарегистрированных НПО признается незаконной.

В марте Яздурсун Гурбанназарова была избрана первым уполномоченным по правам человека в Туркменистане в соответствии с законом об омбудсмене, который вступил в силу в 2016 г. Пока неясно, насколько независимым и беспристрастным будет этот новый институт.

Любой человек, предающий гласности нарушения или ставящий под сомнение правильность политики правительства, постоянно рискует подвергнуться мести со стороны властей. Так, в Ашхабаде проигнорировали призывы ряда международных акторов освободить Гаспара Маталаева, по просьбе редакции «Альтернативных новостей Туркменистана» проводившего мониторинг санкционированного государством принудительного труда на сборе хлопка и осужденного в октябре 2016 г. по ложным обвинениям в мошенничестве в отместку за эту деятельность.

В октябре 2016 г. Галина Ветрякова была осуждена по сфабрикованному делу о вымогательстве после ее постов с критикой властей в русскоязычных соцсетях. В декабре того же года ее освободили по амнистии. В октябре полиция обвинила ее в разглашении государственных секретов.

В сентябре, накануне Азиатских игр, полиция угрожала зоозащитнику Галине Кучеренко посадить ее на 25 лет за посты в русскоязычных соцсетях. В течение нескольких недель сентября — ноября у нее по неизвестным причинам не работал интернет, и за ней постоянно вели слежку некие люди в штатском. В ноябре к ней домой приходили некие должностные лица и угрожали ей лишением свободы.

В августе Наталья Шабунц — одна из немногих открыто действующих в Туркменистане правозащитников — стала объектом словесных нападок со стороны неустановленных лиц, которые выкрикивали в ее адрес расистские оскорбления и требовали, чтобы она убиралась в Россию.

Свобода передвижения

Власти произвольно запрещают выезд за границу тем лицам, которых они считают нелояльными, в том числе родственникам диссидентов и заключенных. Родственникам эмигрировавшего экс-чиновника Рашида Рузиматова по-прежнему запрещен выезд из страны.

Жилищные и имущественные права

Власти Ашхабада не обеспечивали предоставление адекватной компенсации или возмещение ущерба тем жителям, у которых было изъято и снесено жилье в рамках масштабных проектов по обновлению архитектурного облика столицы в течение пяти лет перед Азиатскими играми. В некоторых случаях граждане, которые требовали справедливой компенсации, подвергались притеснениям и запугиваниям, и им отказывали в доступе к правосудию.

В мае и августе столичные власти требовали от жителей нескольких микрорайонов демонтировать внешние блоки кондиционеров на многоэтажных домах, чтобы очистить фасады накануне Азиатских игр. Во многих случаях власти принудительно демонтировали блоки, причиняя жильцам имущественный ущерб и оставляя их без кондиционирования в период, когда температура нередко превышала 40' C.

Свобода религии

Деятельность незарегистрированных религиозных групп и общин запрещена, несанкционированная религиозная практика сурово наказывается. Религиозная литература подвергается тщательной цензуре. Отказ от военной службы по убеждениям в Туркменистане не признается.

По данным профильной международной мониторинговой организации Forum 18, только двум религиозным общинам удалось пройти перерегистрацию по закону о религии от марта 2016 г.

В июне Туркменская инициатива по правам человека сообщала, что 12 военнослужащих были осуждены на длительные сроки лишения свободы за распространение нетрадиционного ислама.

В январе «Альтернативные новости Туркменистана» сообщали о смерти в 2016 г. Лукмана Яйланова и Наркулы Балтаева, в июле — о смерти месяцем ранее Азиза Гафурова. Яйланов и Балтаев были осуждены в 2013 г., Гафуров — в 2015 г. за участие в неформальной суннитской общине. Все трое отбывали наказание в тюрьме Овадан-тепе, известной пытками и длительным содержанием в полной изоляции. При передаче тел с родственников брали подписку о неразглашении.

«Альтернативные новости Туркменистана» также сообщали, что в декабре 2016 г. Ёлдаш Ходжамурадов покончил с собой, вернувшись с очередного допроса в полиции, где его обвиняли в ваххабизме (термин используется властями как синоним экстремизма) и в течение нескольких недель допрашивали, требуя назвать имена других ваххабитов.

Политзаключенные, насильственные исчезновения и пытки

Пытки и недозволенное обращение широко распространены и продолжаются безнаказанно. Точное число лиц, лишенных свободы по политическим мотивам, определить трудно в силу непрозрачности судебной системы, проведения судебных заседаний в закрытом режиме и общей репрессивной атмосферы, исключающей независимый мониторинг политически мотивированных дел.

Политический диссидент Гульгельды Аннаниязов, арестованный в 2008 г., продолжал отбывать 11-летний срок по обвинениям, которые так и не обнародовались. Власти утверждают, что он содержится в колонии в Теджене, однако независимые подтверждения этого отсутствуют.

В октябре 2016 г. власти обвинили около ста человек в связях с гюленистами — сторонниками Фетхуллаха Гюлена, которого в Турции считают организатором неудавшегося переворота в 2016 г. В феврале 18 человек на закрытых процессах были приговорены к длительным (до 25 лет) срокам лишения свободы по различным обвинениям, включая разжигание ненависти и участие в преступном сообществе. В июле на длительные сроки были осуждены еще 40 человек из Лебапского велаята, как сообщалось — по аналогичным обвинениям. Из-за содержания обвиняемых в условиях полной изоляции и запугивания властями членов их семей было невозможно независимо подтвердить некоторые обстоятельства, в том числе сообщения о пытках.

Десятки людей, арестованных в конце 1990-х — начале 2000 гг., остаются жертвами насильственного исчезновения. С момента ареста власти отказывают родственникам в любых контактах с этими людьми и отказываются сообщать их местонахождение. В 2017 г. эта ситуация сохранялась за исключением троих умерших, тела которых были выданы родственникам, что было подтверждено международной кампанией «Покажите их живыми!», которая борется с насильственными исчезновениями в Туркменистане. В числе умерших был бывший командующий пограничными войсками Тиркиш Тырмыев, осужденный на 10 лет по делу о злоупотреблении должностными полномочиями.

В 2012 г., незадолго до истечения срока лишения свободы, Тырмыеву произвольно добавили еще почти восемь лет за якобы нарушение режима. Кампания «Покажите их живыми!» сообщала о новых случаях насильственных исчезновений, особенно среди лиц, осужденных по делам о религиозном экстремизме.

Правительство по-прежнему игнорировало решение Комитета ООН по правам человека, признавшего бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова жертвой насильственного исчезновения и предложившего Туркменистану освободить его.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Однополые отношения наказываются в Туркменистане лишением свободы до двух лет.

Ключевые международные акторы

Международные партнеры Туркменистана высказывались по нарушениям прав человека активнее, чем в прежние годы. Исключением стал генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, который во время июньской встречи с Гурбангулы Бердымухамедовым ограничился упоминанием «приверженности уважению прав человека» в контексте борьбы с терроризмом.

Другим исключением был Олимпийский совет Азии — организатор Азиатских игр. Вопреки заявленной в его собственном уставе приверженности соблюдению принимающими странами принципов достоинства личности и свободы прессы он хранил молчание по вопросу о нарушениях прав человека в Туркменистане. На пресс-конференции в Ашхабаде один из высокопоставленных функционеров ОСА, отвечая на вопрос о нарушениях свободы СМИ, заявил: «Мы дали указание оргкомитету не сотрудничать с теми СМИ, которые не хотят … освещать спорт в позитивном ключе. Наше внимание направлено на развитие спорта и позитивных, реальных СМИ».

В феврале Евросоюз отметил ряд проблемных аспектов президентских выборов в Туркменистане и призвал правительство устранить эти недостатки.

В рамках очередного раунда ежегодного диалога по правам человека с Туркменистаном Евросоюз озвучивал озабоченности в связи с пытками и условиями в местах содержания под стражей, а также в связи подавлением основополагающих свобод.

Несколько международных акторов выступали с осуждением нарушений свободы СМИ. В декабре 2016 г. замгоссекретаря США по Южной и Центральной Азии Ниша Десаи Бисвал в одном из интервью выразила сожаление и осуждение в связи с преследованиями журналистов Радио Свобода. Евросоюз в мартовском заявлении призвал Ашхабад «немедленно освободить Сапармамеда Непескулиева».

Госдепартамент США в своем ежегодном докладе о правах человека обозначил общие проблемы и впервые в разделе об исчезновениях включил сведения о Шихмурадове и других лицах из списка кампании «Покажите их живыми!».

На январском заседании Постоянного совета ОБСЕ Швейцария, действуя также от имени Исландии и Канады, призвала Туркменистан расследовать обстоятельства смерти Тиркиша Тырмыева и выразила обеспокоенность в связи с насильственными исчезновениями.

Комитет ООН по правам человека и Комитет ООН против пыток в своих заключительных замечаниях по периодическим докладам Туркменистана о выполнении Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции ООН против пыток призвали правительство расследовать случаи насильственных исчезновений. Комитет по правам человека также рекомендовал правительству, среди прочего, «упразднить неофициальную и произвольную систему запретов на поездки», обеспечить «развитие подлинно независимых средств массовой информации», «декриминализировать половые сношения по обоюдному согласию между совершеннолетними одного пола», а также обеспечить эффективную правовую защиту пострадавшим от принудительных выселений.

Запросы 13 тематических механизмов ООН по правам человека на посещение Туркменистана оставались без удовлетворения.

HRW.

Версия для печати Отправить эту статью другу