Главная страница
Поиск
Статистика
1 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 1

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Всемирный доклад 2019-Human Rights Watch
Написал admin в 01/02/2019 8:53:00 (36 прочтений)

Туркменистан

Туркменистан относится к числу самых закрытых и репрессивных государств мира. Все аспекты жизни государства и общества контролируются президентом Гурбангулы Бердымухамедовым и его окружением.

В 2018 г. страна вошла в глубокий экономический кризис, одной из причин которого эксперты называют ненадлежащее распоряжение государством нефтегазовыми доходами. При этом власти не разрешали населению наиболее кризисных регионов выезжать в другие места в поисках трудоустройства.

Любое несанкционированное правительством выражение религиозных и политических взглядов жестоко наказывается. Доступ к информации плотно контролируется, независимые мониторинговые группы запрещены. Считается, что в тюрьмах находятся десятки человек, ставших жертвой насильственного исчезновения.

Парламентские выборы

По заключению Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), мартовские парламентские выборы характеризовались «отсутствием важных предпосылок подлинно демократического избирательного процесса». Предвыборная агитация была едва заметной, все кандидаты заявляли о поддержке курса Бердымухамедова.

Свобода СМИ и информации

Государство по-прежнему жестко контролировало все печатные и электронные СМИ. У зарубежных СМИ почти нет доступа в страну, власти нередко преследуют людей, которые передают им какую-либо информацию.

Доступ в интернет предельно ограничен и отслеживается государством. В феврале президент Гурбангулы Бердымухамедов встречался с вице-президентом немецкой компании, у которой, как утверждают, Ашхабад хотел получить технологии, позволяющие отслеживать и блокировать мобильные и спутниковые коммуникации и доступ в интернет.

В мае внештатный корреспондент Радио Свобода и базирующегося в эмиграции информресурса «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ) Сапармамед Непескулиев был освобожден по отбытии трехлетнего срока заключения по сфабрикованному делу о хранении наркотиков.

Корреспондент Радио Свобода Солтан Ачилова, которая неоднократно в предыдущие годы становилась объектом силового прессинга, несколько раз подвергалась нападениям и в 2018 г. В мае сотрудники госбезопасности в штатском угрожали ей и не пропустили на церемонию возложения цветов к Вечному огню, которую она собиралась фотографировать. В июне двое неизвестных сбили ее с ног, когда она приезжала к родственникам в Ёлётен. В тот же день полиция забрала у родственников Ачиловой их машину, заявив, что вернет ее только после того, как та уедет обратно в Ашхабад. Машину вернули через два дня после отъезда Ачиловой.

Гражданское общество

Независимые правозащитные группы могут свободно работать только за пределами страны. Деятельность незарегистрированных неправительственных организаций (НПО) считается незаконной, при том что регистрация сопряжена со значительными трудностями из-за жестких требований. Гражданские активисты постоянно живут под страхом мести со стороны властей.

Корреспондент АНТ Гаспар Маталаев продолжал отбывать трехлетний срок по сфабрикованному делу о мошенничестве, которое было возбуждено против него в отместку за мониторинг санкционированного государством принудительного труда на сборе хлопка. В мае Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям признала лишение Маталаева свободы «попыткой повлиять» на его правозащитную деятельность и рекомендовала немедленно освободить его.

В июне активисту за права белуджского меньшинства Мансуру Мингелову, приговоренному в 2012 г. к 22 годам лишения свободы по сомнительному делу о наркотиках и другим обвинениям, было отказано в надлежащей медицинской помощи, когда у него появились боли в сердце и гипертония. Мингелова поместили в тюремную санчасть, однако, по сведениям «Международной амнистии», помощь ему стали оказывать только в июле, когда родственники привезли лекарства и добились от врачей, чтобы их давали больному.

Студенты из Туркменистана оставались под плотным наблюдением. В феврале власти выманили в Туркменистан Омрузака Омаркулыева, основавшего в Турции неформальное общество студентов-соотечественников. В марте Омаркулыев исчез после того, как миграционная служба не выпустила его обратно в Турцию для продолжения учебы. Радио Свобода и базирующаяся в эмиграции Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ) сообщали, что Омаркулыев был приговорен по неустановленным обвинениям к 20 годам заключения и отправлен в тюрьму строго режима в Овадан-тепе.

В июне омбудсмен Туркменистана опубликовала отчет о первом годе работы этого института, отметив, что было найдено решение по 25 из 254 обращений. В частности, упоминалась ситуация женщины, которой запретили выезд из страны. После вмешательства уполномоченного этой женщине разрешили выехать в Россию для лечения ребенка с сочетанной инвалидностью.

Учитель истории Батыр Батыров, который жаловался на коррупцию в образовании, подвергся притеснениям со стороны полиции. В августе ТИПЧ сообщала, что полиция угрожала физической расправой Батырову и его семье, если он не прекратит писать свои заявления.

Свобода передвижения

По данным ТИПЧ, в августе число невыездных лиц достигло как минимум 30 874 человек.

Правительство произвольно запрещает выезд из страны подозреваемым в нелояльности родственникам диссидентов и заключенных. Так, невыездной оставалась семья эмигрировавшего экс-чиновника Рузиматова.

Власти также произвольно запрещали выезд из страны жителям наиболее депрессивных регионов. По сведениям, людей, которые неоднократно получали отказ, вызывали в госбезопасность и напоминали, что выезд за рубеж им закрыт. По сведениям эмигрантской группы Rights and Freedoms of Turkmen Citizens, в некоторых регионах местные власти вели особый учет родственников граждан, живущих за рубежом.

Власти также оказывали давление на оставшихся в Туркменистане родственников, чтобы те уговаривали вернуться уехавших членов семьи. В апреле Радио Свобода сообщала о случае, когда женщине угрожали, что против ее брата возбудят уголовное дело, если тот не вернется.

Жилищные и имущественные права

Власти продолжали изъятие и снос домов в Ашхабаде и пригородах столицы, не обеспечивая адекватной компенсации, в ряде случаев притесняя и запугивая жителей. Владельцам недвижимости предлагалось жилье неудовлетворительного качества в рамках компенсации. У некоторых из-за позднего уведомления о сносе оставалось лишь минимальное время на переезд, в то время как новое жилье им выделяли в незаконченных домах. В результате им приходилось снимать жилье на переходный период, причем эти расходы им не возмещались. Другим ничего не объясняли ни о причинах изъятия их недвижимости, ни о компенсации, на которую они могут рассчитывать.

Свобода религии

Незарегистрированные религиозные группы и общины в Туркменистане запрещены. Религиозная литература подвергается цензуре, несанкционированная религиозная деятельность сурово наказывается.

Отказ от военной службы по убеждениям не признается. За решетку было отправлено как минимум 10 отказников, все — последователи Свидетелей Иеговы.

В июле Верховный суд оставил в силе 12-летние сроки лишения свободы для пятерых мужчин, осужденных в 2017 г. за изучение трудов турецкого богослова Саида Нурси. Им вменялись возбуждение розни, финансирование преступной деятельности и другие преступления.

Политзаключенные, насильственные исчезновения и пытки

Тюремная система Туркменистана по-прежнему изобилует нарушениями прав человека. Установить число политзаключенных не представляется возможным, поскольку власти такие сведения не обнародуют и одновременно запрещают независимый правозащитный мониторинг. Судебная система непрозрачна, чувствительные дела рассматриваются в закрытом режиме.

Десятки людей по-прежнему содержались в местах лишения свободы в полной изоляции от семьи, адвокатов и внешнего мира, некоторые — уже в течение 16 лет. Власти отказывались сообщать родственникам информацию о судьбе и местонахождении заключенных и даже о том, живы ли они. Такая ситуация квалифицируется как насильственное исчезновение. По данным международной кампании «Покажите их живыми!», 121 человек оставался жертвой насильственного исчезновения. Считается, что многие из них находятся в тюрьме Овадан-тепе, известной своими пыточными условиями содержания. В феврале умер бывший сотрудник госбезопасности Бекмурад Отузов, отправленный за решетку в 2002 г. Его семья 15 лет ничего не знала о нем, а когда родственникам отдали тело, оно весило всего около 45 кг.

С конца 2017 г. некоторым узникам Овадан-тепе впервые были разрешены свидания. В июне разрешение получили более 30 родственников лиц, осужденных за «религиозные» преступления в 2016 г. и позднее.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Однополые отношения наказываются в Туркменистане лишением свободы до двух лет. Рекомендации об отмене уголовной ответственности за гомосексуальное поведение, предложенные Ашхабаду в ходе майского рассмотрения ситуации в Туркменистане Советом ООН по правам человека в рамках универсального периодического обзора, были отвергнуты правительством.

Ключевые международные акторы

В апреле Комитет ООН по правам человека признал правительство Туркменистана ответственным за пытки и смерть правозащитницы Огулсапар Мурадовой в 2006 г. Она умерла в тюрьме Овадан-тепе после ареста и суда по политически мотивированному делу.

Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин по итогам рассмотрения периодического доклада Туркменистана о выполнении соответствующей конвенции отметил принятие ряда законов в интересах обеспечения гендерного равенства, но счел эти законы недостаточными. Комитет также указал на преобладание детских/принудительных браков, на ограничения в одежде и передвижениях для женщин и на многочисленные серьезные пробелы в гарантиях защиты женщин от гендерного насилия.

В ходе майского рассмотрения ситуации в Туркменистане Советом ООН по правам человека в рамках универсального периодического обзора больше десятка делегаций настоятельно призывали Ашхабад отреагировать на заявления о насильственных исчезновениях, однако представитель правительства отказался признать существование такой проблемы.

В мае США запретили импорт из Туркменистана хлопка и изделий из него. Двумя годами ранее АНТ и International Labor Rights Forum просили об этом таможенную службу США в связи с принудительным трудом в хлопководстве в Туркменистане.

В ходе ежегодного диалога по правам человека с Туркменистаном Евросоюз призывал правительство признать существование проблемы насильственных исчезновений и принять эффективные меры по ее решению, а также рекомендовал Ашхабаду направить приглашения на посещение страны мониторинговым механизмам ООН.

Human Rights Watch

Версия для печати Отправить эту статью другу