Главная страница
Поиск
Статистика
5 пользователь(ей) активно (5 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 5

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Как туркменский студент стал «интернет-террористом»
Написал admin в 07/12/2020 18:12:00 (535 прочтений)

За свои обращения в сети он подвергся давлению в России, а его родственники — на родине

Волна критических выступлений в адрес политики туркменских властей затронула в этом году и туркменских студентов в России. Один из них — 26-летний ашхабадец Розгельды Чолиев, обучавшийся в Карачаево-Черкессии, сообщил правозащитникам, что подвергся давлению администрации российского вуза и ФСБ после размещения в интернете видеообращений под ником «Oraz» с критикой режима президента Бердымухамедова. Его родственники на родине также оказались под прессингом из-за его выступлений на Youtube.

Чолиев поступил на факультет физической культуры Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Д.Алиева летом 2018 года. Его жена Мяхриджемал Худайназарова обучается в том же университете на филолога. Супруги являются гражданами Туркменистана.

Начиная с сентября 2019 года Чолиев вместе с несколькими другими туркменами, обучавшимися в Карачаевске, принимал участие в обсуждении ситуации на родине. «Почти каждую неделю 4-5 ребят собирались на сопке вблизи флагштока, занимались спортом, обсуждали ситуацию в стране, чем недовольны люди», — вспоминает бывший студент. Молодые люди пытались установить контакты с базирующимися за рубежом оппозиционными туркменскими сайтами. В январе 2020 года Чолиева отчислили из-за пропусков занятий, вызванных его работой в кафе. Проректор Осман Батчаев, курирующий работу с иностранными гражданами, порекомендовал ему записаться на подготовительные курсы, и он последовал этому совету.

В конце апреля 2020 года молодой семье потребовались деньги на оплату расходов, связанных с предстоящими родами. Из-за отсутствия свободной конвертации валюты на родине глава семьи обратился в консульство Туркменистана в России с просьбой разрешить его родителям в Ашхабаде конвертировать по официальному курсу сумму в 500 долларов и переслать эти деньги в Россию.

«Я приложил копии всех документов, включая свидетельства об инвалидности отца, то, что мать на пенсии, свидетельства о смерти обоих родителей супруги, — рассказывает бывший студент. — Консульство обещало помочь».

Вскоре его маму пригласили в Центральный банк Туркменистана, где сообщили, что гражданам Туркменистана, дети которых обучаются за рубежом, в настоящее время разрешены конвертация и перевод не более 200 долларов в месяц, исключений для нее делать не будут. Университет также отказался помочь. Между тем 30 апреля Мяхриджемал была помещена в роддом, где 2 мая у нее родился сын Джелалетдин.

Возмущенный бюрократизмом туркменских властей Розгельды Чолиев, как и многие другие туркмены в последние месяцы, открыто высказал свое недовольство в интернете. Видеозаписи появились на оппозиционных каналах «Turkmenia — Birleşeliñ! Объединяемся! Unite!» и Halkyn Sesi.

«Я решил обратиться по видео к Бердымухамедову и потребовал своих прав, сказал, что консульство не помогает нашим гражданам. Это было в середине мая», — рассказывает Чолыев.
Ответная реакция последовала незамедлительно.

«Через два-три дня после выхода первого видео проректор пришел в нашу общагу и попросил одного студента вызвать меня на беседу в комнату коменданта. Вместе с ним были двое туркмен из нашего университета. Он спросил: почему я выпустил видео и призывал выходить на улицу, выступать против президента Бердымухамедова, критиковал посольство? Я ответил, что я против нынешней политики в Туркменистане, против нарушений прав человека, в том числе и своих. В ответ проректор заявил, что я опозорил университет и опорочил честь своей страны. Он сказал, что дает мне 20-25 минут, чтобы собрать вещи, и что меня отправят в консульство в Москву, а оттуда — в Туркменистан. В моем присутствии он позвонил в туркменское консульство.

Оказывается до этого консульство уже связывалось с ним и обвинило меня в терроризме. Консул сообщил, что „в вашем университете учится студент, причастный к террористической деятельности. Изучите его дело и отправьте его к нам, мы отсюда его депортируем“. Проректор пригрозил, что мною займется ФСБ. Я объяснил, что не желаю никому вреда, к терроризму никого не призывал. Один из туркмен — Сапали — перевел мои видео... Потребовали, чтобы я удалил их и не размещал новые, в противном случае меня депортируют из России. Пришлось согласиться. Через 2-3 дня ко мне подошел сотрудник университета Сергей Петрович и спросил, почему я выпустил видео. Я рассказал, что супруга — сирота, мы всего лишь пытаемся получить свои деньги, чтобы оплатить расходы. Показал ему мое выступление, перевел его, он тоже не увидел ничего плохого в этом».

По словам Чолиева, в мае 2020 в интернете появились четыре его видео. В одном из них, опубликованном 23 мая, он призывал студентов-туркмен объединяться и действовать, критиковал туркменских силовиков и называл президента Бердымухамедова оскорбительным именем «Харамгулы» (распространенном в туркменском сегменте интернета).
Спустя 3-4 дня после разговора с проректором при выходе из магазина на ул.Магометова Чолиева остановил неизвестный в гражданской одежде, который представился как сотрудник ФСБ. Беседа, проходившая в машине неизвестного, продолжалась около часа. Вновь звучали вопросы к Чолиеву: зачем он разместил видео? почему выступает с критикой туркменского правительства? Собеседник потребовал от бывшего студента удалить видеозаписи на Youtube.

Началось давление и на родственников Чолиева в Туркменистане.

Его отец Аннамырат Чолиев, 59 лет, работает медбратом в военном госпитале в пос.Бикрова (под Ашхабадом).

«Примерно 21 мая через начальника госпиталя отца вызвали в здание МНБ в районе Русского базара, — рассказывает Чолиев. — Там человек в гражданской одежде сначала спрашивал про офицеров, медицинское оборудование, настроения работников госпиталя и их отношение к власти. Затем стал задавать вопросы обо мне, предупредил, чтобы я больше не выступал в интернете и не участвовал в митингах за рубежом, иначе у отца возникнут проблемы на работе. Требовал, чтобы отец вызвал меня домой. Отец сказал, что не в курсе этой моей деятельности. Отцу угрожали увольнением, также грозили, что конфискуют мою трехкомнатную квартиру. Вскоре после этого участковый вызвал отца и маму и показал все видео со мной, предупредив, что по возвращении в Туркменистан меня посадят».

Угрозы не остановили Чолиева. 18 сентября 2020 года бывший студент вылетел в Турцию, где планировал установить контакты с участниками протестного движения. В августе и в конце сентября на странице группы «Turkmenia — Birleşeliñ! Объединяемся! Unite!» в youtube он разместил новые видеоролики c критикой туркменских властей и призывами выйти на протесты.
За интернет-обращениями последовала новая волна давления на родственников.

По словам Розгельды Чолиева, его отца «до сих пор уводят в полицейский участок и допрашивают по одному-два дня». Маму — 60-летнюю пенсионерку Огулмарал Чолиеву — в конце сентября вызвал в полицию Арчабильского этрапа Ашхабада участковый инспектор по имени Мекан. Там двое в гражданской одежде допросили ее, потребовали, чтобы ее сын больше не выступал в интернете.

Брата Мердана Чолиева, 1987 г.р., работавшего специалистом по установке видеокамер в спортгородке, понизили в должности после звонка его начальнику из полиции, рассказавшей о выступлениях в интернете. 26 сентября на работу к нему пришел неизвестный в гражданской одежде, предупредивший, что в случае новых видео выступлений Мердан будет уволен.
Сестра Гульшат Чолиева, 1989 г.р., около 10 лет проработавшая в государственной компании «Алтын Аср» (оператор сотовой связи), в конце сентября была понижена в должности и переведена на работу из центрального аппарата компании в один из пунктов по продаже SIM-карт. Перед этим высокопоставленный чиновник распорядился проверить ее работу за последние 4-5 лет. «Ее тоже предупредили, что меня посадят» — сообщает Розгельды Чолиев.

Из пяти братьев и двух сестер Розгельды братья Батыр, Мекан и сестра Шемшат обучаются в вузах различных стран — России, Украины, Индии. После начала кампании давления они опасаются возвращаться в Туркменистан.

Таджигуль Бегмедова, Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека
Виталий Пономарев, Правозащитный центр «Мемориал»

Версия для печати Отправить эту статью другу