Главная страница
Поиск
Статистика
6 пользователь(ей) активно (6 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 6

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Хуже, чем тюрьма.
Написал admin в 30/06/2021 7:36:00 (338 прочтений)

Туркмены-мигранты, попавшие в трудную ситуацию в России, задают нам много вопросов. Предлагаем вашему вниманию в сокращенном варианте интервью „Настоящего времени“, взятое у правозащитницы Светланы Ганнушкиной. Она председатель Комитета "Гражданское содействие"…Комитет предоставляет правовые консультации по вопросам предоставления убежища и получения гражданства, защиту в судах и помощь в получении медицинского обслуживания и образования.

— Что такое центр временного содержания иностранцев? Кто туда попадает?

Ганнушкина: Центром временного содержания иностранных граждан называется центр для депортируемых или проверяемых…

Там можно находиться довольно долго. На самом деле, как это должно…быть. Если иностранный гражданин отбывает наказание, то когда его срок уже подходит к концу, ФСИН должен связаться с посольством и выяснить, куда отправится человек после этого. (Но) Это делается достаточно редко…Принимается решение о его депортации.

— Какие условия в этих центрах?

Нам много раз говорили, что это хуже, чем тюрьма. Все-таки на зоне человек может выйти, погулять по территории. А там (в центрах) часто очень короткий промежуток, который дается для прогулки, там плохое питание – хуже, чем на зоне. И самое главное – там большая скученность. И это часто старые тюрьмы …старые СИЗО. Это помещение, где может быть восемь человек, где туалет отделен только загородкой, и то не со всех четырех сторон, а только с трех…Вот в таких условиях люди находятся.

А в это время очень медленно… выясняется, есть ли какая-то страна, которая готова их принять, есть ли у них гражданство. В самом плохом положении, конечно, находятся лица без гражданства. Дальше – есть ли средства у самого человека? Как правило, очень часто их нет. А иногда даже не хотят воспользоваться его собственными средствами.

— Людей не хотят отправлять на родину за их же деньги?

— У нас бюджет фактически не выделяется или выделяется очень небольшой на реализацию этой самой депортации. Предположим, человек нашел средства на то, чтобы выехать. Мы звоним и спрашиваем: "Может ли наша организация за свои деньги приобрести ему билет?" Нам говорят: "(может)…но у нас нет средств на конвой". Он готов уехать, но … он депортант. И тут уж мы ничего сделать не можем.

Надо сказать, что несмотря на то, что я рассказываю, это нарушение 3 статьи Европейской конвенции, потому что это недостойное обращение, которое может быть приравнено к пыткам…

— Что делать иностранцам, у которых по разным причинам отсутствуют документы?

— Вообще нет документов – это не самое страшное, потому что если… можно доказать, что человек – гражданин страны, ему могут выдать сертификат на возвращение. То есть способ есть. Хуже всего положение у лиц без гражданства, ...у них и не может быть никаких подтверждающих документов: паспорта, подтверждающего принадлежность гражданства какой бы то ни было страны.

…Сам-то человек, который сидит в этом центре, он ничего сделать не может. На самом деле, это должен делать ФСИН. ФСИН должен выяснять, есть ли страна, которая готова принять и признать человека своим гражданином. Если же это не так, то нужно устанавливать личность этого человека и понимать, какие у него права на подачу документов на какой-то правовой статус в Российской Федерации…

Когда человек на свободе, мы можем помогать. Когда человек в условиях лишения свободы, это должна делать та структура, которая за него отвечает

Когда человек на свободе, мы можем помогать. Когда человек в условиях лишения свободы, это должна делать та структура, которая за него отвечает…

— Как поступают с теми, чья депортация на родину опасна для жизни?

— У нас была ситуация. Человек обратился в Европейский суд с помощью наших адвокатов и получил ответ из Европейского суда, запрещающий его депортацию, потому что есть основания подозревать, что дома он может подвергаться пыткам, лишению свободы и так далее. Как можно отправлять человека насильно например в Северную Корею, если там просто за то, что он обратился за убежищем, уже может быть смертная казнь? Никак нельзя. И Европейский суд говорит: "Нельзя". Нельзя выдать, значит, нет оснований его в центре для депортируемых держать.

До окончательного решения Европейского суда человек не может быть выслан ни в коем случае. А вы знаете, что Европейский суд может ответить через пять, шесть, десять лет…И у нас теперь люди отказываются от 39 правила Европейского суда и говорят: "Хорошо, мы поедем домой, пусть там пытаются сделать все что угодно, но сидеть десять лет в этих условиях в депортационных центрах мы не в состоянии".

Хотя совершенно очевидно, в нашем законе сказано, что в течение двух лет должно быть исполнено любое административное наказание. Если в течение двух лет не исполнено, значит, срок давности истек – и все, на этом дело кончается. Это, конечно, совершенно незаконно и делается для того, чтобы люди просто сами принимали решение и уезжали, потому что вытерпеть это невозможно.

Версия для печати Отправить эту статью другу