Отбор победителя в Туркменистане

Дата 10/02/2012 11:39:00 | Раздел: Деятельность

Если президент победит на выборах в любом случае, почему он говорит о демократии и плюрализме?
Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов выставил свою кандидатуру для участия в выборах 12 февраля, где он намерен побороться за второй срок. Поскольку исход выборов известен заранее, IWPR обратился к Инге Сикорской, старшему редактору по Туркменистану и Узбекистану, с просьбой пояснить, почему Бердымухаммедов побеспокоился о проведении кампании, для чего он пригласил соперников для участия в выборах, и почему дал обещание, что в стране будут и другие политические партии, кроме действующей.

Для чего Бердымухаммедов изображает интерес к политическому плюрализму?

Предвыборный период, на взгляд туркменского лидера, является наиболее подходящим моментом, чтобы продемонстрировать «намерения», которые отвечают требованиям, предъявляемым его режиму международным сообществом, поскольку к Туркменистану приковано чуть больше внимания, чем обычно.

Во-первых, он хочет показать, что и в его стране есть какие-то изменения в сторону демократии, что актуально на фоне происходящих политических процессов в соседних странах центральноазиатского региона и во всем мире. В октябре прошлого года Кыргызстан выбрал нового президента; эти выборы стали первой мирной передачей власти в Центральной Азии. Выборы в Казахстане, состоявшиеся в январе, позволили еще двум партиям - хотя обе они лояльны по отношению к властям – войти в парламент, в котором прежде была только президентская партия.

Во-вторых, можно на практике апробировать некоторые новшества избирательной системы. Создание инициативных групп граждан по выдвижению претендентов и их встречи с избирателями, запоздалое законодательное закрепление многопартийности – это те элементы, которых ранее общество не видело. Здесь Бердымухаммедову важно не только проследить за реакцией электората, но и заручиться реальной поддержкой большинства, которое вполне может поверить, что их лидер в действительности реформатор.

В-третьих, нельзя исключать и того, что Бердымухаммедов вынужден таким образом готовить свой народ к неизбежным эволюционным процессам, которые происходят сегодня во многих странах, и подобные политические системы терпят крах.

Какова значимость призыва Бердымухаммедова к созданию многопартийной системы?

Маловероятно, что заявления туркменского лидера дадут немедленный толчок для развития многопартийной системы, поскольку реальных предпосылок для политической конкуренции в условиях диктатуры нет. Законодательное закрепление мультипартийности здесь отнюдь не означает того, что эти нормы начнут претворяться в жизнь. Прошлым летом Бердымухаммедов пригласил оппозиционные группы, базирующиеся за границей, приехать и принять участие в выборах, но ничего не предпринял для того, чтобы это стало возможным. Туркменская Конституция гарантирует права и свободы гражданам, однако на практике эти статьи не применяются.

Другим примером может служить принятие за один месяц до президентских выборов Закона «О политических партиях», которым наряду с гражданами дано право выдвигать кандидатов. Скорее всего, стоит ожидать появления пары партий, создание которых будет санкционировано властями, как это делается, к примеру, в соседнем Узбекистане, где карманные партийные группы составляют ряд фракций в парламенте и создают видимость плюрализма.

С другой стороны, действия Бердымухаммедова дают шанс туркменской оппозиции за рубежом, имеющей пока еще слабый голос и ограниченной в возможностях, сконцентрировать свои усилия.

ОБСЕ отказалась наблюдать за президентскими выборами, потому что они не отвечают никаким требованиям в отношении свободного и честного голосования. Если исход и так ясен, для чего нужны другие кандидаты?

Весь избирательный процесс жестко контролируется властями. Они позволили семи другим кандидатам принять участие в выборах, хотя все претенденты были тщательно отобраны и прошли строгую проверку на преданность режиму. Достаточно взглянуть на их предвыборные программы, чтобы понять: они работают в пользу лишь одного победителя – действующего президента.

Все это – лишь дань новому тренду, чтобы показать миру, что реформы вроде бы идут. Последние пять лет Бердымухаммедов не только рассуждал о демократии, но и изучал опыт стран, где диктаторы, занимающие свои посты по несколько сроков подряд, «побеждают» на альтернативных выборах и живут в условиях многопартийности.

Бердымухаммедов говорит, что хочет превратить Туркменистан в индустриального гиганта. Что он сделал для достижения этой цели и диверсификации экономики, помимо нефти и газа?

Он начал свою предвыборную кампанию с повторения своего заявления о намерении превратить аграрную страну, которой является Туркменистан, в индустриальное государство с новыми фабриками, высокотехнологичным сельским хозяйством и более крупным частным сектором. Однако ни одно из этих обещаний не подкреплено ни чем существенным. Так же нелегко представить и какие-либо другие изменения, так как без личного одобрения Бердымухаммедова ничего не делается. Туркменский лидер единолично принимает решения о заключении крупных строительных и других контрактов.

Инга Сикорская, старший редактор IWPR по Туркменистану и Узбекистану.

www.iwpr.net



Эта статья взята с сайта ТУРКМЕНСКИЙ ХЕЛЬСИНКСКИЙ ФОНД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
http://www.tmhelsinki.org/ru

Адрес этой статьи:
http://www.tmhelsinki.org/ru/article.php?storyid=3723