HRW. Всемирный доклад 2021

Дата 20/01/2021 10:47:00 | Раздел: Деятельность

Туркменистан

В 2020 г. Туркменистан переживал череду социальных и экономических потрясений в условиях безответственного отрицания правительством эпидемии Covid-19 в стране и одновременно предпринимаемых ненадлежащих попыток справиться с ней.
И без того бедственное положение населения усугублялось неспособностью властей справиться с продолжающимся экономическим кризисом. Острый дефицит продовольствия по доступным ценам и наличных денег в обращении приводил к нарастанию социальной напряженности, вызывая беспрецедентные протесты по стране.

Правительство Туркменистана практикует карательные ограничения на свободу СМИ и религии и жестко контролирует доступ к информации. Независимые активисты, в том числе в эмиграции, живут под постоянным риском стать объектом мести со стороны властей. Считается, что десятки человек, которые стали жертвами насильственного исчезновения, томятся в туркменских тюрьмах. Произвольные запреты на выезд за пределы страны являются обыденной практикой.

Меры по реагированию на Covid-19

По состоянию на октябрь 2020 г. власти все еще утверждали, что в стране нет случаев Covid-19. Однако в СМИ сообщалось о многочисленных случаях смерти людей с характерной симптоматикой. В июле туркменская служба финансируемого правительством США Радио Свобода сообщала о дефиците пластиковых мешков и нехватке транспортных средств для перевозки умерших и о том, что больницы Ашхабада и Туркменабада переполнены пациентами с симптомами Covid-19.

Власти принуждали медиков к молчанию о распространении эпидемии. Базирующаяся в Праге независимая группа «Права и свободы граждан Туркменистана» сообщала о дефиците средств индивидуальной защиты (СИЗ) для медработников, что создавало риски для их жизни и здоровья. С июня эта группа получала сообщения о том, что за отказ работать в учреждениях, где осуществляется изоляция и лечение лиц с подозрением на Covid-19, врачам и медсестрам угрожали уголовным преследованием и лишением права работать по специальности. Эта же группа сообщала, что в июле по надуманным обвинениям, в том числе в хулиганстве, в одном из регионов были арестованы семь врачей, которые вопреки указаниям руководства отказывались требовать плату за лечение у пациентов с симптомами Covid-19. К октябрю дела в отношении них были прекращены, а сами они были освобождены.

Работающая в эмиграции «Туркменская инициатива по правам человека» в июле сообщала, что в Туркменабадском велаяте власти угрожали уголовным преследованием 120 медикам, подписавшим обращение к региональной администрации с требованием обеспечить им СИЗ и необходимое оборудование для борьбы, как было заявлено, со вспышкой «пневмонии».

По сведениям группы «Права и свободы граждан Туркменистана», большинству медиков было запрещено приносить на работу свои мобильные телефоны. В одной из ашхабадских больниц врачей и медсестер заставляли давать подписку о неразглашении условий труда. В апреле «Туркменская инициатива по правам человека» сообщала о задержании органами госбезопасности на двое суток врача из карантинного блока, который пронес с собой мобильный телефон.

Отсутствие продовольственной безопасности

Правительство Туркменистана отрицает существование бедности в стране и не обеспечивает экономически уязвимым категориям граждан достаточный уровень жизни и право на достаточное питание. Дефицит продуктов по субсидируемым ценам, рост рыночных цен и резкое сокращение объема денежных переводов из-за рубежа вынуждают граждан часами стоять в очередях в надежде купить минимальное количество базовых продуктов, но зачастую люди остаются с пустыми руками. Введение карточной системы не обеспечило доступности продуктов по субсидируемым ценам. В государственных магазинах произвольно вводились ограничения на отпуск продуктов в одни руки. В открытом доступе нет данных об официальной оценке потребности населения в продуктах питания.

Конституционная реформа

23 сентября президент Гурбангулы Бердымухамедов одобрил поправки в конституцию, которые предусматривают создание двухпалатного парламента и гарантируют экс-президентам место в верхней палате. Новая редакция конституции не содержит гарантий свободы выезда за рубеж и запрета цензуры.

Гражданское общество

Независимые местные организации не могут открыто работать в Туркменистане. Деятельность незарегистрированных неправительственных организаций запрещена. Порядок регистрации крайне обременителен. Международные неправительственные правозащитные организации в страну не допускаются.

В августе сотрудник полиции угрожал арестом корреспонденту Туркменской инициативы по правам человека Солтан Ачиловой, когда она фотографировала школьный базар в Ашхабаде. В июне Наталья Шабунц, одна из очень немногих открыто работающих в стране правозащитников, сообщила Туркменской инициативе, что за ней в течение двух недель вели слежку сотрудники госбезопасности.

На протяжении лета трудовые мигранты из Туркменистана в Турции, на Северном Кипре и в США выходили на акции протеста против неспособности властей принять адекватные меры в ответ на пандемию Covid-19, обеспечить население продовольствием и оказать помощь тем, чьи дома были разрушены в результате сокрушительного урагана в апреле.

19 июля турецкая полиция по обращению консульства Туркменистана задержала Дурсолтан Таганову — участницу протестов и активистку эмигрантского оппозиционного движения «Демократический выбор Туркменистана». В октябре турецкие власти выпустили ее из депортационного изолятора и предоставили международную защиту сроком на год.

Действующий в эмиграции Туркменский Хельсинкский фонд, российский правозащитный центр «Мемориал» и другие источники сообщали о задержаниях в Туркменистане лиц, подозреваемых в связях с оппозицией за рубежом, а также о запугиваниях оставшихся в стране родственников политэмигрантов. В ряде случаев родственников вызывали на беседу, угрожали увольнением с работы, несколько человек были избиты.

В июне в Ашхабаде был задержан и помещен под домашний арест Мурад Душемов, выложивший на YouTube обращение к политэмигрантам с призывом объединиться. В августе Реимберды Курбанов был освобожден, отбыв 15 суток ареста за общение в онлайн формате с критиками власти за рубежом. В сентябре Пигамбергельды Аллабердыев был приговорен к шести годам по сфабрикованному делу о хулиганстве и причинении средней тяжести вреда здоровью (статьи 279 и 108 УК) за предполагаемые связи с оппозиционными активистами за рубежом. Аллабердыеву было отказано в свиданиях и передачах.

В июле находящийся в эмиграции новостной сайт Turkmen.news сообщал, что знакомого молодой женщины, которая выступала организатором одного из протестов в Турции, неоднократно вызывали в Туркменистане в госбезопасность, избивали и подвергали недозволенному обращению.

Летом неизвестные лица ворвались в ашхабадскую квартиру семьи Кяризовых-Серебрянник, покинувших страну в 2015 г. и основавших в эмиграции группу «Права и свободы граждан Туркменистана». Неизвестные разбили несколько окон и разворотили часть кухни. Незадолго до этого группа в интервью Al-Jazeera критиковала реагирование властей на ситуацию с Covid-19.

Свобода собраний

Власти запрещают любое публичное выражение недовольства. Несмотря на риски преследования, граждане несколько раз выходили на стихийные мирные протесты против экономического кризиса и дефицита продуктов по субсидируемым ценам.

В мае «Туркменская инициатива по правам человека» сообщала о задержании и допросе полицией женщин после того, как они окружили местного чиновника, чтобы выразить свое возмущение по поводу дефицита муки.

В апреле туркменская служба Радио Свобода сообщала, что почти 100 женщинам в Лебапском велаяте угрожали арестом на 15 суток за то, что они пришли к городской администрации с просьбой помочь им с мукой. В Марыйском велаяте в начале апреля десятки людей протестовали против дефицита муки и растительного масла по субсидируемым ценам.

Правозащитный центр «Мемориал» сообщал, что в сентябре в ашхабадских школах администрация угрожала учащимся исключением за участие в несанкционированных массовых акциях.

Свобода СМИ и информации

В Туркменистане нет свободы СМИ. Все печатные и электронные издания контролируются государством. Иностранные СМИ получают доступ в страну только в очень редких случаях. Власти подавляют независимые голоса и преследуют местных стрингеров иностранных СМИ.

Доступ в интернет строго контролируется государством. На территории страны недоступны многие сайты, в том числе соцсети и мессенджеры. Правительство отслеживает все средства связи.

После разрушительного апрельского урагана в Лебапском и Марыйском велаятах, в результате которого пострадали люди и были разрушены здания, десятки граждан были задержаны: власти обвиняли их в том, что они отправляли видео с последствиями урагана «за границу». В мае «Туркменская инициатива по правам человека» и группа «Права и свободы граждан Туркменистана» сообщали о задержании в Туркменабаде в течение нескольких дней около 66 человек, у которых в телефонах нашли фотографии и видео последствий урагана. В отношении двух женщин были возбуждены уголовные дела.

В сентябре сайт Turkmen.news сообщал о проблемах с доступом к мессенджеру IMO и сбоях многих VPN-сервисов. В конце августа — начале сентября блокировались каналы IP-телефонии при звонках внутри страны и из-за рубежа. В октябре на два дня был заблокирован доступ к браузерам Яндекс и Google.

По информации туркменской службы Радио Свобода, в июле за предоставление услуг VPN-сервисов в Ашхабаде по неизвестным обвинениям были оштрафованы и арестованы на 15 суток около 30 человек, занимавшихся ремонтом мобильных телефонов. В сентябре несколько источников сообщали, что в разных городах в аналогичных ситуациях еще 31 человек был оштрафован или арестован на 15 суток.

Свобода передвижения

Правительство практикует произвольные запреты на выезд за рубеж для различных категорий граждан. В августе «Туркменская инициатива по правам человека» сообщала, что 213 гражданам Туркменистана с турецким видом на жительство (преимущественно женщинам и детям) был произвольно запрещен выезд из страны. Другой источник сообщал о сохраняющемся «черном списке» из 5 тыс. невыездных лиц, куда входят государственные служащие и члены их семей, а также родственники эмигрантов, в том числе оппозиционных активистов.

По информации Turkmen.news, в феврале сотрудники миграционной службы произвольно сняли с рейса в Турцию около 20 человек, в том числе двух пассажиров, направлявшихся на лечение.

Правительство оставило без ответа запрос Комитета ООН по правам человека, направленный в 2019 г. относительно дела семьи Рузиматовых — родственников эмигрировавшего экс-чиновника. Рашиду Рузиматову и его жене Ирине Какабаевой выезд запрещен с 2003 г., их сыну Рахиму — с 2014 г.

Свобода религии

Деятельность незарегистрированных религиозных организаций в Туркменистане запрещена, при этом требования к регистрации трудновыполнимы. Альтернативная военная служба не предусмотрена, отказников по убеждениям преследуют в судебном порядке. Некоторых из них дважды осуждают по одним и тем же обвинениям.

По данным независимой мониторинговой группы Forum 18, в течение года пять человек были приговорены к лишению свободы за отказ от военной службы по убеждениям, в результате чего общее число лишенных свободы отказников достигло 11. Все они принадлежат к последователям Свидетелей Иеговы. Два человека были освобождены по отбытии срока наказания.

В январе суд в Лебапском велаяте оштрафовал владельца дома за празднование Рождества. В феврале полиция пресекла два собрания протестантов в Дашогузе, несколько членов общины были оштрафованы.

Политзаключенные, насильственные исчезновения, пытки

Неизвестными остаются судьба и местонахождение многих людей, исчезнувших в тюрьмах Туркменистана после судов по делам, которые представлялись политически мотивированными. Установить точное число политзаключенных не представляется возможным, поскольку судебная система непрозрачна, а процессы по чувствительным делам проходят в закрытом режиме. Сохраняется эндемичный характер пыток и недозволенного обращения в тюремной системе страны.

Политический диссидент Гулгельды Аннаниязов, который в марте 2019 г. должен был выйти на свободу после отбытия полного 11-летнего срока заключения, был приговорен к пяти годам колонии-поселения.

Десятки заключенных оставались жертвами насильственного исчезновения или содержались без какой-либо связи с внешним миром, некоторые — на протяжении уже почти 18 лет. Власти отказывают им в контактах с семьей и адвокатом. По данным международной кампании «Покажите их живыми!» против насильственных исчезновений в Туркменистане, как минимум 10 человек отбыли полный срок заключения, но не были освобождены, и их местонахождение остается неизвестным.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Гомосексуальные отношения среди мужчин преследуется в уголовном порядке с максимальной санкцией до двух лет лишения свободы. В мае популярный шоумен и еще несколько человек были приговорены к двухлетним срокам по обвинениям в «мужеложстве».

В октябре 2019 г. ашхабадский кардиолог Касымберды Гараев после каминг-аута исчез почти на месяц, затем ненадолго объявился в СМИ с опровержением ранее заявленной им его сексуальной ориентации, после чего вновь исчез из поля зрения.

«Туркменская инициатива по правам человека» сообщала, что в октябре 2019 г. в областных управлениях здравоохранения прошли собрания, на которых обсуждалось и осуждалось «аморальное поведение» врача. На одном из таких совещаний от врачей потребовали выявлять геев, в том числе и среди медицинских работников, пригрозив уголовной ответственностью за недонесение.

Ключевые международные акторы

После июльской миссии в Туркменистан Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила, что «Туркменистан не уведомлял ВОЗ о выявлении подтвержденных случаев Covid-19». При этом была выражена обеспокоенность «по поводу появления сообщений о росте числа случаев острой респираторной инфекции и пневмонии». Правительству было рекомендовано «расширить эпиднадзор и тестирование, направляя при этом образцы для подтверждения в референс-лаборатории ВОЗ».

Госдепартамент США в своем докладе о торговле людьми 2020 г. по-прежнему отнес Туркменистан к группе самых проблемных стран, как не отвечающий минимальным стандартам борьбы с этим явлением. В докладе госдепа о свободе религии в зарубежных странах Туркменистан был назван «страной, вызывающей особую озабоченность», в связи с «систематическими… нарушениями свободы религии».

В июньском письме президенту Бердымухамедову 12 американских сенаторов призвали освободить Гулгельды Аннаниязова, Мансура Мингелова и Омрузака Омаркулиева.

В ходе ежегодного диалога по правам человека в июне Евросоюз выразил глубокую обеспокоенность положением отдельных лиц, призвал Ашхабад к сотрудничеству со специальными процедурами ООН и отметил, что Туркменистан «рассматривает вопрос» о посещении страны Рабочей группой ООН по насильственным исчезновениям. Европейская сторона призвала правительство привести Национальный план действий в области прав человека в соответствие с рекомендациями, озвученными в ходе универсального периодического обзора в Совете ООН по правам человека, подчеркнув, что Омбудсмен должен заниматься «всеми вопросами прав человека, включая насильственные исчезновения».

С 2008 г. Туркменистан не направил приглашений ни одной из 15 специальных процедур ООН, запросивших посещение страны.

В июне постпред США при ОБСЕ выразил обеспокоенность судьбой «многих узников совести» и запросил актуальную информацию по Аннаниязову и Омаркулиеву.

«Human Rights Watch»



Эта статья взята с сайта ТУРКМЕНСКИЙ ХЕЛЬСИНКСКИЙ ФОНД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
http://www.tmhelsinki.org/ru

Адрес этой статьи:
http://www.tmhelsinki.org/ru/article.php?storyid=5313