Главная страница
Поиск
Статистика
2 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Доклады)

Участников: 0
Гостей: 2

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация

2006 - Хьюман Райтс Воч

Январь 2006 г.

Туркменистан

Возглавляемый пожизненным президентом Сапармуратом Ниязовым, Туркменистан остается одной из наиболее репрессивных и закрытых стран мира. Репрессивная политика государства в образовании, культуре и здравоохранении вызывала растущую озабоченность международного сообщества. В попытке снизить накал международной критики президент С.Ниязов согласился смягчить законодательство о регистрации религиозных групп, отменил одиозный закон, предусматривающий уплату сбора в 50 тыс. долл. США за регистрацию брака с иностранцем, и предоставил гражданство более 16 тыс. беженцев и апатридов. Однако при всех этих ограниченных подвижках в позитивную сторону общая ситуация с правами человека оставалась катастрофической.


В ходе августовского рассмотрения Комитетом ООН по ликвидации всех форм расовой дискриминации первого периодического доклада Туркменистана о выполнении соответствующей конвенции правительство подверглось резкой критике по целому ряду пунктов, таким как политика принудительной ассимиляции; ограничение доступа к занятости для представителей этнических меньшинств; насильственное перемещение населения внутри страны и другие ограничения свободы передвижения; закрытие нетуркменских культурных учреждений и школ с преподаванием на других языках; ограничение доступа к зарубежной культуре и искусству, а также к зарубежным СМИ и в Интернет; препятствование обучению за рубежом туркменских студентов; доминирующее место "Рухнамы" в учебных программах.

Борьба с "внутренними врагами"

В июне несколько человек предстали перед закрытым судом по обвинению в причастности к покушению на президента С.Ниязова в ноябре 2002 г. Один из них, Бегенч Бекназаров, был приговорен к пожизненному заключению, остальные - к длительным срокам лишения свободы. Остается неясной судьба более 50 человек, осужденных по аналогичному обвинению в прошлые годы. Им по-прежнему не разрешены свидания и переписка с родственниками. По неподтвержденной информации, некоторые из них умерли в заключении или тяжело больны.

Практические непрерывные перестановки, проводимые президентом в правительстве и региональных администрациях, нередко сопровождаются для уволенных чиновников арестом, ссылкой и конфискацией имущества, а также преследованием членов семей. В июле двое влиятельных членов правительства - бывший руководитель президентской администрации Реджеп Сапаров и бывший вице-премьер, курировавший нефтегазовый сектор, Ёллы Гурбанмурадов получили 20 и 25 лет лишения свободы за коррупцию и связь с иностранными разведками. Как и во многих других случаях, суд был коротким и закрытым, будучи лишь формальной прелюдией к суровым приговорам, одобренным, как представляется, президентом еще до его начала.

Власти отказывались закрыть уголовное дело в отношении 78-летнего писателя Рахима Эсенова, обвиненного в прошлом году в несанкционированном издании за рубежом исторического романа о средневековой Индии и ввозе в страну 800 экз. книги. В марте спецслужбы не разрешили Эсенову вылететь для лечения в Россию.

Продолжал действовать закон, приравнивающий любую критику политики президента к государственной измене, что делало невозможными любые открытые проявления инакомыслия. В июле президент призвал полицию выявлять и штрафовать тех, кто "распространяет ложные слухи". Диссидент Гурбандурды Дурдыкулиев по-прежнему содержался в психиатрической больнице в отдаленном районе, куда он был помещен после обращения к президенту в 2004 г. с просьбой разрешить проведение демонстрации. Продолжались и преследования родственников политэмигрантов, открыто критикующих режим С.Ниязова.

Деградация в образовании и культуре

Гуманитарные предметы в школах и университетах почти полностью вытеснены изучением новой "священной книги" - "Рухнамы", написанной президентом С.Ниязовым. К осени 2005 г. число школьных классов с обучением на русском языке сократилось до минимума, а обучение на языках других этнических меньшинств было полностью прекращено. Для многих детей возможности получения образования даже по сокращенной программе серьезно сужались из-за продолжавшегося, несмотря на законодательный запрет, использования детского труда на сельскохозяйственных работах.

В феврале президент Ниязов заявил, что все библиотеки, кроме центральной и студенческих библиотек в вузах, будут закрыты. Хотя это указание не было выполнено в полном объеме, более 100 библиотек были расформированы (в том числе все районные и большинство городских библиотек).

Гражданское общество и СМИ

Несмотря на отмену в октябре 2004 г. уголовной ответственности за участие в незарегистрированных неправительственных организациях, независимые НПО не могли возобновить свою деятельность или пройти регистрацию. Их активисты продолжают оставаться под надзором органов безопасности, сотрудники которых время от времени блокируют их квартиры, пытаясь воспрепятствовать их встречам с приезжающими в Ашхабад высокопоставленными представителями международных организаций.

В феврале Виктор Панов, один из немногих аккредитованных в Туркменистане российских журналистов, был арестован по сфабрикованному обвинению в шпионаже и спустя три недели выслан в Россию. В том же месяце бывший журналист газеты "Нейтральный Туркменистан" Николай Герасимов был вынужден покинуть страну после угроз, последовавших за его интервью туркменской службе радио "Свобода".

Доступ к Интернету по-прежнему жестко ограничен, последний в Туркменистане интернет-клуб был закрыт в апреле. Тогда же был запрещен ввоз в страну зарубежных периодических изданий.

Свобода религии

Несмотря на некоторое смягчение законодательства о религии, все конфессии в Туркменистане испытывали трудности с регистрацией, без которой невозможна легальная деятельность. По официальным данным, к августу было зарегистрировано всего 118 мечетей и церквей - в несколько раз меньше, чем было зарегистрировано в середине 1990-х годов.

Президент С.Ниязов не только запретил строить новые мечети (некоторые старые были разрушены или перепрофилированы в 2004 г.), но и ликвидировал в июне теологический факультет Ашхабадского государственного университета - единственного учебного заведения в Туркменистане, где было разрешено получать исламское образование. Президент потребовал унифицировать религиозную практику, издав список утвержденных мусульманских ритуалов, и начать борьбу с теми, кто самостоятельно трактует ислам. В рамках этой кампании в июле двое мусульман были арестованы в Дашогузе как "ваххабиты".

Власти затягивали перерегистрацию 12 приходов и монастыря Русской православной церкви и отказали в выдаче виз нескольким священникам, которых РПЦ пыталась направить в Туркменистан. Одновременно С.Ниязов предложил московскому патриарху вывести приходы в Туркменистане из подчинения Центральноазиатской епархии, что было расценено как промежуточный шаг к созданию подконтрольной туркменским властям "независимой православной церкви".

Хотя под давлением Вашингтона в 2005 г. было зарегистрировано пять протестантских общин, многие религиозные меньшинства (в том числе мусульмане-шииты, католики, лютеране, Армянская апостольская церковь) по-прежнему не могли получить регистрацию. В некоторых случаях даже зарегистрированные общины продолжали подвергаться гонениям и ограничениям. Полиция допрашивала религиозных активистов, препятствовала проведению религиозных собраний, изымала литературу. Некоторые верующие, например "Свидетели Иеговы", были избиты полицией и подвергались запугиваниям за "отказ от мусульманской веры". В декабре 2004 г. и феврале 2005 г. двое иеговистов были приговорены к тюремному заключению за отказ от службы в армии по религиозным мотивам. Двое других, осужденных в мае-июне 2004 г., продолжали отбывать наказание.

Ключевые международные игроки

В декабре 2004 г. и в ноябре 2005 г. Третий комитет ГА ООН принимал резолюции, в которых выражалась озабоченность в связи с серьезными нарушениями прав человека в Туркменистане и отсутствием прогресса по ключевым пунктам резолюций Комиссии ООН по правам человека 2004-2005 гг. В очевидной попытке смягчить международную критику Туркменистан в 2005 г. присоединился к нескольким документам ООН, в том числе к факультативному протоколу к Конвенции о правах ребенка, касающемуся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, и к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Ашхабад также представил первоначальный доклад в Комитет ООН по ликвидации всех форм расовой дискриминации (первый и пока единственный доклад, направленный в договорные органы ООН). Как отмечалось выше, доклад был рассмотрен в августе 2005 г.

Отношения между Туркменистаном и ОБСЕ оставались напряженными. Экспертам ОБСЕ было отказано в визах для наблюдения за парламентским выборами в декабре 2004 г. Однако в начале 2005 г. президент С.Ниязов согласился возобновить диалог с ОБСЕ и даже, как сообщалось, пообещал действующему председателю Димитрию Рупелю отказаться от пожизненного президентства и уйти в отставку в 2009 г. В мае власти разрешили поездку в страну комиссара по делам национальных меньшинств Рольфа Экеуса, а в сентябре официальный представитель Туркменистана впервые принял участие в варшавском имплементационном совещании ОБСЕ по человеческому измерению.

Давление США способствовало дальнейшему смягчению законодательства о религии и упрощению регистрации религиозных меньшинств. При этом, несмотря на рекомендацию Комиссии США по свободе религии в зарубежных странах, Госдепартамент в очередной раз не воспользовался в полной мере механизмом давления в рамках соответствующего закона и не включил Туркменистан в число "стран, вызывающих особую озабоченность".

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Туркменистаном оставалось замороженным.

Россия, напротив, приглушила критику С.Ниязова даже по спорному вопросу об одностороннем упразднении Ашхабадом двойного гражданства.

Хьюман Райтс Вотч
18 января 2006 г.