Главная страница
Поиск
Статистика
5 пользователь(ей) активно (1 пользователь(ей) просматривают Доклады)

Участников: 0
Гостей: 5

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация

2005 - Хьюман Райтс Воч

HRW: ТУРКМЕНИСТАН. ВСЕМИРНЫЙ ДОКЛАД - 2005

Режим пожизненного президента Сапармурата Ниязова относится к одним из самых репрессивных в мире. Свободомыслие безжалостно подавляется, практически все стороны жизни общества находятся под контролем государства, а страна активно отгораживается от остального мира. В общественной жизни и образовании доминирует уродливый культ личности Ниязова. Гражданское общество, и без того почти полностью обескровленное, в минувшем году получило новый удар с введением уголовной ответственности за участие в незарегистрированных неправительственных или религиозных организациях. Несмотря на отмену в 2004 году выездных виз и некоторое смягчение законодательства о религии и об общественных организациях, на практике права на свободу передвижения и свободу совести по-прежнему жестко ограничиваются. Реальная ситуация с правами человека в Туркменистане сегодня заметно хуже, чем несколько лет назад.

Свобода выражения мнений

Туркменское законодательство запрещает любую критику президентского курса, приравнивая ее к государственной измене, поэтому открытое выражение альтернативной точки зрения практически невозможно. Драматическим примером того, к чему могут привести такие попытки, стало в феврале принудительное направление в психиатрическую клинику жителя Небит-Дага Гурбандурды Дурдыкулиева, обратившегося к властям с запросом о проведении мирной акции с осуждением политики президента.

Все национальные и местные СМИ являются государственными, кабельное телевещание и доступ в Интернет находятся под плотным контролем, а иностранная пресса фактически запрещена. В июле власти блокировали вещание на республику российской радиостанции "Маяк", после того как в ее эфире прошло интервью с лидером одной из туркменских оппозиционных партий в эмиграции.

Немногочисленные граждане, поддерживающие контакты с зарубежными СМИ, в особенности с радио "Свобода", подвергаются преследованиям со стороны властей. В минувшем году по надуманному обвинению в контрабандном ввозе в республику романа о средневековой Индии "Венценосный скиталец" были задержаны автор Рахим Эсенов и Аширгулы Байриев, оба - корреспонденты Туркменской службы радио "Свободная Европа"/радио "Свобода". После этого несколько родственников обоих задержанных были уволены с работы. Кинорежиссер Халмурад Гылычдурдыев также задерживался для дачи объяснений о его выступлениях на радио "Свобода". В июле республику был вынужден покинуть ашхабадский корреспондент РС Сапармурад Овезбердыев. 30 апреля в Москве был жестоко избит неизвестными внештатный сотрудник РС туркменский политэмигрант Мухамедгельды Бердыев. Как предполагают, нападение было связано с критикой Бердыевым президента С.Ниязова на одном из интернет-сайтов оппозиции.

Гражданское общество

В ноябре 2003 года вступил в силу новый закон об общественных объединениях, устанавливающий уголовную ответственность за деятельность незарегистрированных неправительственных организаций. Вскоре после его принятия активисты десятков незарегистрированных групп стали получать предупреждения о возможном возбуждении против них уголовных дел. При этом даже известные и официально зарегистрированные НПО ликвидировались в судебном порядке по надуманным основаниям. В конце года правительство пошло на компромисс, отменив уголовную ответственность за участие в незарегистрированных НПО, однако деятельность таких организаций по-прежнему запрещена. Сокрушительный удар по и без того обескровленному неправительственному сообществу был нанесен в апреле, когда был закрыт ашхабадский экологический клуб "Катена". Активисты незарегистрированных НПО подвергаются давлению со стороны органов безопасности, которые в ряде случаев препятствовали их контактам с иностранцами, передвижению по стране и выезду за рубеж.

Система образования продолжает деградировать. Обязательное образование ограничено девятью годами. Все большее место в учебном процессе отводится изучению поэтического труда С.Ниязова "Рухнама" и воспеванию Президента. Преподавание на языках национальных меньшинств почти полностью прекращено. Получившие высшее образование за рубежом после 1993 года должны подтверждать диплом, чтобы получить государственную работу в таких областях, как юриспруденция, медицина, образование и пр. Одним из элементов такого подтверждения является сдача экзамена по "Рухнаме".

До последнего времени единственными разрешенными конфессиями в Туркменистане оставались русское православие и суннитский ислам. В начале года драконовский режим, установленный законом "О свободе совести и религиозных объединениях" 2003 г., был несколько смягчен, после чего возможность зарегистрироваться получили несколько групп, представляющих так называемые "нетрадиционные религии" (баптисты, адвентисты, бахаисты и кришнаиты). Из мест заключения были освобождены семь иеговистов, осужденных за отказ от военной службы. Однако в мае-июне аналогичный приговор был вынесен в отношении еще двух последователей "Свидетелей Иеговы", а в августе спецслужбы препятствовали собраниям адвентистов и баптистов, которые зарегистрировались после мартовского постановления.

Свобода передвижения

Свобода передвижения и выбора места жительства жестко ограничивается. Для посещения двух из пяти областей и приграничных районов необходимо предварительное разрешение органов внутренних дел. В некоторых крупных городах действуют ограничения на продажу недвижимости иногородним. Несмотря на отмену в январе выездных виз, "невыездными" остаются тысячи человек. В середине года несколько родственников так называемых "врагов народа" были арестованы по обвинению в том, что они планировали "нелегально перейти границу".

По указу президента было снесено несколько кварталов в Ашхабаде и сельских поселений в ряде областей, причем часть жителей переселялась в принудительном порядке.

В качестве меры наказания власти продолжают применять ссылку. Характерным примером служит дело Сазака Бегмедова, высланного из столицы в сентябре 2003 года.

Борьба с "внутренним врагом"

В республике продолжается "чистка рядов", начавшаяся после покушения на президента 25 ноября 2002 года. В минувшем году С.Ниязов санкционировал аресты и закрытые суды по ряду бывших министров, руководителей областей и других бывших должностных лиц, подозреваемых в нелояльности режиму. Официально арестованные обвинялись в коррупции, злоупотреблении властью и других аналогичных преступлениях. Нескольким чиновникам удалось уйти за границу, других задерживали при попытке покинуть страну. Нередко аресты сопровождались конфискацией имущества и притеснениями родственников.

В марте бывший муфтий Туркменистана Насруллах ибн Ибадуллах был приговорен к 22 годам лишения свободы за измену родине. По его делу нет никакой официальной информации, однако некоторые наблюдатели полагают, что оно связано с покушением на президента в 2002 году. О причастности муфтия к покушению говорится в книге, приписываемой бывшему министру иностранных дел, который сам получил срок как главный заговорщик. Книга была опубликована уже после суда и может рассматриваться как квазиофициальный источник.

Родственники известных политэмигрантов также подвергаются давлению. Им отказывают как в праве на работу, так и в праве на выезд из страны.

Неизвестной остается судьба более 50 человек, осужденных в связи с покушением на президента. По неофициальным сведениям, они находятся на строгом режиме в новой тюрьме в Овадан-Тепе близ Ашхабада. Свидания с родственниками осужденным не разрешены. Имеются неподтвержденные сообщения о жестоком обращении и смерти нескольких человек.

Несмотря на то что официально все национальности в Туркменистане пользуются равными правами, некоторые наблюдатели отмечают, что узбекское население считается политически неблагонадежным. Тень подозрения на узбекское меньшинство ложится в связи с тем, что правительство обвинило Ташкент в причастности к покушению на президента. В конце 2003 - начале 2004 года десятки этнических узбеков были сняты с руководящих постов в Дашогузской и Лебапской областях, расположенных на границе с Узбекистаном; несколько человек были арестованы.

Ключевые международные игроки

В условиях политического изоляционизма Ашхабада и его пренебрежения мнением мирового сообщества ни правительства, ни неправительственные организации не имеют эффективных возможностей обеспечить улучшение ситуации с правами человека в Туркменистане.

После принятия в декабре 2003 года резолюции ГА ООН по правам человека в Туркменистане Ашхабад заговорил о намерениях укреплять отношения с международными организациями, однако во многих случаях эти заявления оставались голословными.

Комиссия ООН по правам человека в апреле приняла резолюцию по Туркменистану, в которой, хотя и отмечалось смягчение законодательства о свободе совести, указывалось на отсутствие прогресса по другим ключевым пунктам декабрьской резолюции Генеральной Ассамблеи.

Отношения Туркменистана с ОБСЕ остаются напряженными. Ашхабад продолжал игнорировать рекомендации прошлогоднего доклада ОБСЕ, подготовленного в рамках Московского механизма, и использовал свое право вето, чтобы блокировать переназначение главы ашхабадского центра ОБСЕ П. Бадеску. В октябре туркменские власти объявили, что не намерены приглашать наблюдателей ОБСЕ на декабрьские парламентские выборы.

США пытались проводить политику увязки преференций с проблемами свободы совести и свободы передвижения, что способствовало некоторому прогрессу на обоих направлениях. При этом в других областях Вашингтон не проявлял желания добиваться улучшений, что, возможно, было связано с соображениями сохранения коридора в Афганистан и права пролета через туркменское воздушное пространство.

Россия, имеющая в Туркменистане сильные экономические позиции, напротив, смягчила критику режима и занимала пассивную позицию даже по проблеме положения лиц, имеющих двойное гражданство.