Главная страница
Поиск
Статистика
5 пользователь(ей) активно (4 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 5

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Пандемия коронавируса в Туркменистане – трагедия с неизвестным концом
Написал admin в 04/02/2021 13:12:00 (236 прочтений)

Действие первое. Январь – март 2020 года. Тучи сгущаются…

Первые сообщения из китайского Уханя не вызывали в мире особого беспокойства. А в Туркменистане эти сообщения и вообще зачисляли в разряд вестей с Марса – далеко и не очень понятно… В общем, в январе руководство Туркменистана совершенно не придавало значение серьезности угрозы из далеких восточных земель. Главное, что новый выявленный коронавирус уж точно не представлял угрозы газопроводу в Китай – единственной, нормально функционирующей газовой артерии, осыпающей голову президента Туркменистана долларовым дождем.

Первые тревоги появились, когда уже в конце января стали поступать сообщения о вспышках заболевания в разных регионах мира, и, особенно, в соседнем Иране. От руководства Балканской области потекли запросы в Ашхабад с одним вопросом – что делать с границей с Ираном и пограничными переходами в Иран? Что делать с гражданами Туркменистана в приграничных областях? После многочисленных обращений, из Ашхабада 2 февраля 2020 г. пришло наконец-то долгожданное решение – полностью закрыть границу с Ираном. Параллельно с февраля были закрыты границы и с другими сопредельными странами. Были сначала частично, а потом и полностью отменены авиарейсы за рубеж, прибывшие пассажиры международных рейсов стали отправляться на карантинный досмотр в Чарджоу (Туркменабат). В городе Красноводск (Туркменбаши), где находится единственный в стране международный порт, на территории инфекционной больницы было создано специальное карантинное отделение для граждан, прибывающих из-за рубежа морским транспортом, включая и экипажи туркменских судов. 4 марта 2020 г. первые пациенты были отправлены в наспех созданное карантинное отделение, а за день до этого полицейские в авральном порядке снимали в Домах здоровья (поликлиниках), рукомойники, умывальники и другие санитарно-гигиенические средства для людей, помещенных на карантин. В середине марта в Туркменистане были заблокированы и поездки в приграничные области. Попасть в приграничные посёлки можно было только по прописке, а выехать через посты карантинного контроля можно было только по справке здоровья, которые, впрочем, выписывались без какого-либо тестирования на COVID, и были не более, чем формальными документами. Меры контроля были усилены в морском порту и в аэропортах Туркменистана – появились блокпосты с тепловизорами.

11 марта 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила, что распространение нового коронавируса достигло стадии пандемии, так как эпидемия затронула более 100 стран и все континенты.

Глава ВОЗ Тедрос Гебрейесус сказал, что новая классификация распространения Covid-19 никак не меняет рекомендации властям затронутых стран о том, как бороться с новым коронавирусом. При этом Гебрейесус подчеркнул, что он “серьезно озабочен тревожным уровнем бездействия” по поводу коронавируса. Он призвал все правительства принять “срочные и агрессивные меры” по предотвращению распространения коронавируса.

Все меры, которые предпринял Туркменистан с января и до конца марта, были совершенно оправданными. В принципе страна сделала то, что всегда умела хорошо делать – ограничивать свободу передвижения, придирчиво досматривать и изолировать подозрительных граждан. Но имея несколько крупных международных точек въезда в страну, сохранить статус страны свободной от коронавируса Туркменистану даже теоретически было невозможно. К тому же крайне негативную роль сыграла широчайшая коррупция в органах здравоохранения – справку, что ты здоров, можно было получить за взятку, а карантинные лагеря совершенно не могли обеспечить режим эффективного карантина. Вот что нам написал один из пациентов обсерватора под Туркменабадом: «Вдали от города были разбиты две 10-местные солдатские палатки, в которые загнали 28 человек. Жили без еды и нормальной питьевой воды. Пищу везли родственники из Чарджоу и торговцы – маркитанты, торгующие сомнительной едой в разнос, с разрешения начальства лагеря. Вокруг чудовищная антисанитария. Никаких бытовых удобств: ни рукомойников, ни отхожих мест…». Т.е сами лагеря вполне могли стать очагами не только коронавирусной, но и других инфекций. Вирус в страну был завезён и началось его трагическое шествие по Туркменистану. Но даже в условиях очевидных фактов начала эпидемии, власти уже в марте встали на скользкий путь дезинформации международного сообщества о ситуации с коронавирусом в стране. 6 марта 2020 г. на брифинге в МИД Туркменистана по ситуации с коронавирусом замминистр иностранных дел В. Хаджиев и министр здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана Н. Аманнепесов рассказали о принимаемых в стране мерах для предотвращения проникновения на территорию Туркменистана особо опасных инфекционных заболеваний, в частности коронавируса COVID-19», — говорилось в сообщении. При этом выступающие подчеркнули, что «ни одного случая заболевания или подозрения на коронавирус в Туркменистане не зафиксировано».

19 марта 2020 г. состоялись телефонные переговоры президента Туркменистана К. Бердымухамедова с президентом Узбекистана Ш. Мирзиёевым. В ходе телефонного разговора руководители обсудили вопросы взаимодействия двух государств в борьбе с коронавирусом нового типа. И уже 20 марта, в официальных туркменских СМИ появилось сообщение: «В целях оказания гуманитарной помощи населению Ирана, в связи с распространением в стране острого респираторного заболевания президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подписал распоряжение о предоставлении Исламской Республики Иран гуманитарной помощи». В общем, подпись Аркадага под документом сообщающем не о коронавирусе в Иране (к этому времени в Иране заболело более 45 тыс. чел), а об ОРЗ, и стала для всех ветвей власти в Туркменистане инструкцией к действию.

Действие второе. Апрель – июнь 2020 года. Слова Аркадага священны…

Вышеупомянутое распоряжение Аркадага об ОРЗ всеми чиновниками было воспринято с воодушевлением и однозначно – о коронавирусе не упоминать. Есть только проблема с ОРЗ. Дополнительно самый влиятельный чиновник, старожил туркменского министерского Олимпа и главный идеолог туркменского репрессивного национализма (туркменбашизма), министр иностранных дел Туркменистана Р. Мередов на брифинге «Развитие системы здравоохранения Туркменистана и международное сотрудничество», состоявшемся в здании МИДа 22 апреля 2020 г. заявил: «Если был бы в Туркменистане хотя бы один зарегистрированный случай (COVID-19 – прим. ред.), мы в первую очередь сказали бы об этом нашим международным партнерам, Всемирной организации здравоохранения. Мы несём ответственность за те обязательства, которые приняли на себя как член ООН, как страна с постоянным Нейтралитетом, признанным ООН еще 25 лет назад. Поэтому, мы ничего не скрываем, мы открыты». Так МИД Туркменистана превратился в главный рупор не только туркменбашизма, но и дезинформации в отношении истинного положения дел с разгорающейся эпидемией коронавируса в Туркменистане. Самое интересное, что Мередов даже не упомянул на основании чего было сделано такое заявление – насколько нам известно, на тот момент в Туркменистане вообще отсутствовали средства объективного контроля в виде тест-систем на коронавирус – на сайте Роспотребнадзора России мы не нашли подтверждения, что в марте Туркменистану были поставлены тест-системы для обнаружения вируса SARS-coV-2.

Политику дезинформации туркменских властей, как ни странно, поддерживали представители международных организаций. Например, 27 апреля 2020 г. руководитель офиса ВОЗ в Туркмениcтане Полина Карвовска высоко оценила работу правительства Туркменистана, направленную на профилактику коронавируса и предотвращению распространения вируса в стране. Хотя усилия должны были быть направлены на поиск очевидной истины, которая заключалась в том, что коронавирус уже стал собирать свои первые жертвы в Туркменистане.

Чиновники, услышав авторитетное мнение от Мередова, подтверждающее слова Великого Аркадага о том, что коронавируса в Туркменистане нет, вовсе ринулись наперегонки в бой угодничества. Помпезно были отмечены многочисленные праздники: Всемирный день здоровья, Праздник туркменского скакуна, День Победы, День Конституции Туркменистана и Государственного флага Туркменистана, День туркменского ковра и другие праздники. Кроме всеобщих и пышных праздников, отмечались и другие культурные мероприятия меньшего масштаба. Так, например, 25 мая 2020 г. в Красноводске (Туркменбаши) во Дворце культуры нефтяников состоялись съемки выступления сводного хора Балканского велаята. Все эти мероприятия проходили при массовом участии граждан, без соблюдения рекомендаций ВОЗ по предотвращению распространения и заражения коронавирусом.

Но властям страшно не было. Перед празднованием Всемирного дня здоровья 7 апреля 2020 г. дважды герой Туркменистана, академик, врач и писатель, президент Туркменистана и Великий Аркадаг посоветовал уничтожать и изгонять острую респираторную заразу старым шаманским способом – окуриванием домов травой гармала (могильник).

Конечно, в Туркменистане есть хотя и не дважды герои, но здравомыслящие медики. К огромному сожалению, репрессивный авторитаризм Аркадага крайне опасен для трезвомыслящих людей, да и вообще для всех, кто иначе думает. В мае – июне 2020 г. мы получили несколько писем от знакомых врачей из Туркменистана, которые просили связать их с инфекционистами России или инфекционистами других стран, которые уже имели практику лечения коронавирусной инфекции, так как традиционные методы лечения странной пневмонии больных, поступающих в клиники Туркменистана, не помогали и зачастую давали только негативный эффект.

Несмотря на начавшуюся эпидемию коронавируса жители Туркменистана всё же пребывали в относительном спокойствии примерно до начала июня 2020 г. Но после распространения информации о том, что в столице заболело уже более 200 человек, а в Казанджике (Берекет) «роют могилы как в Бразилии – хоронят по 5 человек в день», тревога охватила всё население, по крайней мере к западу от Ашхабада. Штатные пропагандисты разъясняли населению, что всё это не подкреплено фактами, и имевшие место события связаны, как сказал Великий Аркадаг, только с ОРЗ. Но им мало кто верил, да и сами пропагандисты не верили своим же словам.

В конце июня горожане по собственной инициативе стали надевать защитные маски, их задерживали на улице во избежание паники, и даже штрафовали. В аптеках запретили продавать маски, и их стали шить на дому – к производству масок подключились по собственному почину частные швейные мастерские и самозанятые портнихи. Люди больше не верили, что они находятся в безопасности от COVID-19.

Этот этап можно считать самым трагическим. Он и предопределил дальнейшее, тяжёлое и неконтролируемое распространение коронавируса в стране. Меры, которые предприняли власти Туркменистана в январе – марте были своевременными и правильными. Они, конечно, не смогли остановить проникновение коронавируса в страну, но объективно дали властям 3 месяца для принятия срочных мер, тем более были уже ясны возможные масштабы бедствия на примере соседних стран. В срочном порядке власти должны были мобилизовать торговую отрасль для закупки и создания больших резервов медикаментов, дезинфицирующих средств, защитных костюмов для медиков, необходимо было немедленно начать строить современные модульные больницы, кислородные станции, необходимо было наладить международный обмен информации для врачей, чтобы получать самые современные рекомендации для лечения больных с коронавирусом. Увы, время было упущено! Страна под давлением властей пела и плясала на многочисленных праздниках, многие граждане, веря и следуя рекомендациям светоча медицины Великого Аркадага, массово закупала на базарах траву – гармалу для окуривания своих жилищ, хотя на дворе давно уже 21 век…

В конце июня пандемия COVID-19 добралась и до Туркменистана…

Действие третье. Июль – декабрь 2020 года. Ревизоры приехали, президент сбежал…

6 июля 2020 г. в Туркменистан прибыла миссия Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения. Туркменистанцы ждали её с надеждой на объективное и прозрачное разъяснение эпидемической обстановки в стране. Жители надеялись, что миссия наконец-то скажет им Правду, так как всем было понятно, что власть через официальные рупоры информации давно пропагандирует ложь. Но туркменистанцы, конечно не знали, что любая международная миссия обязана выполнять требования приглашающей стороны и следовать заранее согласованному регламенту, включающему время и объекты для посещения.

Туркменистан выразил согласие принять миссию ВОЗ еще в конце апреля 2020 г. Но специалистам ВОЗ потребовалось еще более двух месяцев ожидать окончательного решения вопроса. И Туркменистан сознательно оттягивал это решение, так как перед властями стояла архисложная задача – необходимо было обмануть уже не население, а медицинских специалистов, и сделать их участниками грандиозного спектакля лжи и дезинформации об отсутствии коронавируса в Туркменистане.

В апреле туркменские власти начали активную работу по созданию бутафорских отделений для больных с COVID, тщательно разрабатывался маршрут, готовились планы по эвакуации больных с симптомами коронавирусной инфекции из клиник, куда по плану туркменских властей должны были приехать специалисты ВОЗ. О суете с подготовкой к приезду миссии ВОЗ мы получали от многих туркменистанцев. Во выдержки только из нескольких писем, полученных с апреля по июнь: «Нас вызвали на работу в 23 часа (в больницу) и приказали отмывать 2 палаты. Сказали, что утром придут их красить. Больных с пневмонией куда-то увезли, кажется в военный госпиталь», «…утром притащили 5 пыльных коробок. Оказывается, это аппараты ИВЛ. А так как кислорода не было, шланги спрятали за тумбочки…», «М. (указывается имя) еще больной. Но его и еще 6 ребят тоже больных выгнали в часть. Сказали, что на их место привезут больных с городской (больницы)», «…к моменту прибытия в город экспертов ВОЗ в инфекционную больницу доставили аппараты ИВЛ, медикаменты, тесты и т.д., для создания благоприятной картины. Автомобили с ашхабадскими и другими номерами беспрерывно въезжали и выезжали во двор больницы, оцепленной полицейскими…».

Но порядок нужно было наводить и на улицах страны. Самое интересное, что даже 11 июля 2020 г., несмотря на пребывание в стране миссии ВОЗ, в аптеках городов не было масок, а людей в масках полиция продолжала останавливать на улицах и заставляла их снимать.

Ситуация резко менялась непосредственно перед приездом экспертов ВОЗ, в тот или иной город. Вот что происходило, например, в Красноводске. 13 июля 2020 г., в связи с приездом в город экспертов ВОЗ, жители его все как один неожиданно предстали в масках. Их с раннего утра сотрудники дорожной службы полиции раздавали водителям автомашин и продавцам на рынке. Полицейские удивлённым горожанам объясняли, что «пришёл грязный воздух с Арала». В этот же день и аптеки стали торговать одноразовыми масками по цене 1 манат за штуку. Маски продавали по две штуки в одни руки. Вскоре цены на них возросли до 2-6 манатов за штуку – ведь теперь людей останавливали за отсутствие на лице масок. За ночь до приезда в город ВОЗ, места кассиров в магазинах всех форм собственности, были отделены от покупателей прозрачными экранами из стеклопластика, как это делается в аптеках.

В общем, к приезду миссии ВОЗ подготовились основательно, и главная задача властей – обмануть специалистов ВОЗ была решена. Итоги 10-дневного визита миссии ВОЗ были подведены 15 июля 2020 г., на брифинге в Торгово-промышленной палате Туркменистана, с участием заинтересованных ведомств Туркменистана, а также местных и зарубежных СМИ. На брифинге было «подтверждено отсутствие случаев заражения COVID-19 среди местного населения», газета НТ, №180 (29540) от 16 июля 2020 г.

Мы совершенно не склонны обвинять миссию ВОЗ в том, что она вынесла заведомо ошибочный вердикт. Специалисты сделали вывод основываясь на том, что им показали гостеприимные хозяева в Туркменистане: чистые и без больных палаты с ИВЛ, маски на лицах туркменистанцев на улицах городов. К тому же им никто не дал бы право провести независимое тестирование больных, так как это не было предусмотрено регламентом. Да и больных с признаками коронавирусной инфекции эвакуировали и попрятали по другим заранее подготовленным клиникам. В итоге священные слова Великого Аркадага, что в Туркменистане коронавируса нет, подтвердились.

А сам президент и дважды герой Туркменистана в день приезда миссии ВОЗ… сбежал. Точнее он не сбежал, а отправился в отпуск, но в народе его отъезд назвали бегством. А держать ответ перед миссией ВОЗ он оставил своего верного глашатая – министра иностранных дел Р.Мередова. По информации официальных СМИ, президент в отпуске посвящал себя творческим делам – писал книги и сочинял стихи, общался с внуками, ловил рыбку. А в это время пандемия COVID собирала свою страшную жатву, унося в могилу тысячи и тысячи туркменистанцев. Те, кто потерял близких родственников, слали проклятия в адрес президента и его семьи. Вот фрагмент одного из многих писем, которые мы получили в конце июля. Мы сохранили текст оригинала: «… мой любимы С. умер. Какое страшное горе! В бальнице не было даже кислорода. а эта тварь Аркадаг рыбку ловит на Каспии.Будь он проклят и все его родственники!»

С 7 июля 2020 г. Аркадаг отправил в отпуск и весь состав правительства, тем самым давая понять миссии ВОЗ, что чрезвычайной ситуации в стране нет… В общем, всё работало на конвейер дезинформации мирового сообщества, об отсутствии в стране коронавируса. Но международное сообщество всё же продолжало получать тревожные вести из солнечной страны. И продолжало настаивать на независимой экспертизе.

7 августа 2020 г. президент Туркменистана провёл онлайн-встречу с директором ВОЗ Т. Гебрейсусом. Кроме важных и ценных рекомендаций Аркадага специалистам ВОЗ «внимательно изучать геном коронавируса», была достигнута договорённость о проведении COVID – независимой экспертизы биоматериалов из Туркменистана в иностранных лабораториях.

10 августа 2020 г. готовность на независимую экспертизу, на онлайн-встрече с директором Европейского отделения ВОЗ Г. Клюге, подтвердил и один из главных дезинформаторов Туркменистана – министр иностранных дел Р. Мередов.

Несмотря на отрицание эпидемии коронавируса в стране, мы получали много жалоб на неоднократное продление запретов городской санэпидстанции на работу спортивных секций и других центров профессиональной деятельности малого и среднего бизнеса в связи с пандемией коронавируса. Предприниматели жаловались на отсутствие постоянного и ответственного органа за принятие решений о приостановке частных видов деятельности в условиях пандемии. Несанкционированное администрациями городов решение об этом мог принять любой надзорный орган, в том числе жилищно-эксплуатационные тресты, сдающие в аренду предпринимателям комнаты на первых и цокольных этажах жилых домов, подвальные и полуподвальные помещения. Эта неразбериха стала благодатной почвой для взяток чиновникам в обмен на возобновление деятельности представителями малого бизнеса. Организаторы криминальных схем находятся под надёжной защитой мэрии и местных правоохранительных органов, имеющих поддержку в региональных и центральных структурах власти и управления.

Да и тестирование граждан на коронавирус и упорядоченное оформление справок об их здоровье для приобретения авиабилетов в кассах «Туркменховаёллары», было налажено только в ноябре, спустя почти полгода после начала эпидемии COVID в Туркменистане (!). Сейчас этим занимаются санитарно-эпидемиологические станции, в которых организованы специализированные лаборатории.

Но здесь, для тестирования на COVID-19 и получения результирующей справки для покупки авиабилета, жителям сначала необходимо сдать анализы с обследованием всех органов: сердца, печени, легких, почек, кровеносной системы, нервной и т.д. Суммарная стоимость услуг на деловой ниве коронавируса сейчас 200 манатов, что превышает в полтора-два раза стоимость билета «Дашогуз-Ашхабад», но главное отнимает у людей массу времени и нервов. К государственным сборам за диагностические услуги медработники требуют взятки, выписывая формальные справки о здоровье и, тем самым, подвергая риску эпидемической опасности население Ашхабада и других городов страны, куда вылетают пассажиры.

Отрицая эпидемию коронавируса в стране и скрывая от мирового сообщества истинные масштабы эпидемии, Туркменистан в сентябре всё же приобрёл в России комплекты на проведение 138 тыс. тестов. Правда, результатов мы никогда не узнаем.

13 ноября Великий Аркадаг снова подтвердил, что коронавируса в стране нет и продолжил свой спектакль по дезинформации мирового сообщества.

Действие четвёртое. Январь 2021 года. В потёмках лжи…

Новый год по теме коронавируса в Туркменистане начался с комментария директора Европейского отделения ВОЗ Г. Клюге. Руководитель Европейского отделения ВОЗ выразил сожаление, что августовские обещания президента Туркменистана и министра иностранных дел Р. Мередова, о проведении COVID – независимой экспертизы биоматериалов из Туркменистана в иностранных лабораториях, так и остались невыполненными. Эта ситуация, мягко говоря, возмутительна, так как главными лгунами оказались руководитель туркменского государства и его главный соратник по цеху дезинформации – министр иностранных дел. Но для этих деятелей, уверовавших в свою богоизбранность и неприкасаемость, вообще отсутствуют понятия чести и приличия. Им можно всё, включая право карать граждан за инакомыслие и право обманывать международное сообщество. Цена такой дезинформации – тысячи и тысячи безвинных жизней, которые унесла эпидемия коронавируса.

Эти господа проявили преступную халатность в апреле – июне, когда вместо концентрации всех государственных ресурсов на борьбу с надвигающейся пандемией коронавируса, они всю свою кипучую энергию направляли на обман населения и международного сообщества.

Многие спрашивают и просят сообщить о количестве умерших от пандемии COVID в Туркменистане. Ответ страшен – это число никто не знает. Неточны и многочисленные сообщения на различных интернет-ресурсах. Туркменская власть глубоко законспирировала объективные данные, в частности данные по количеству выданных справок о смерти органами ЗАГС.

Число жителей, которые могут погибнуть от пандемии коронавируса в Туркменистане, можно примерно определить на основании данных, полученных в других странах. Как показала история развития пандемии в Европейском Союзе, число населения заразившихся коронавирусом может достигать 25-35 процентов. Если принять, что население Туркменистана 5 миллионов человек, то заразиться может 1 млн.250 тыс. – 1млн.500 тыс. жителей. Сложнее определить число возможных жертв от пандемии коронавируса. В Туркменистане вполне возможен йеменский сценарий. В Йемене, из-за низкого уровня медицины, умирает около 21 процента жителей заразившихся коронавирусом. Медицина в Туркменистане имеет те же проблемы, что и в Йемене: низкая квалификация медицинского персонала, недостаточность лекарственного обеспечения и современных больниц, коррупция. Близки и климатические условия. В итоге в Туркменистане от пандемии коронавируса могут погибнуть от 262 до 315 тыс. жителей. Это будет самым трагическим итогом пандемии COVID-19 среди стран СНГ. Это итог лжи и неумения туркменских властей правильно действовать в условиях чрезвычайной ситуации, итог государственного авторитаризма, порождающего чувство непогрешимости и собственной исключительности у «вождя нации» Аркадага Великого.

Возникает вопрос, а виноват ли руководитель государства в трагической ситуации с пандемией коронавируса в Туркменистане? Несомненно! Как показала практика лечения больных, заразившихся вирусом Cars-Cov-2, при правильной организации лечебного дела, процент смертельных исходов можно сократить до нескольких процентов. А применительно к Туркменистану, это десятки и десятки тысяч спасённых жизней. Конечно, некоторые проблемы, как, например, коррупцию в системе здравоохранения и низкую квалификацию медицинского персонала, невозможно решить за несколько месяцев, но эти проблемы необходимо и нужно было энергично начать решать сразу, после появления информации о распространении нового и опасного вида коронавируса. Увы, власть допустила преступную халатность, не только не признав наличие коронавируса в стране, но и усугубляя ситуацию многочисленными праздниками и сомнительными шаманскими рекомендациями для борьбы с эпидемией.

Кроме личной ответственности президента Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедова, ответственность за смерть десятков тысяч туркменистанцев несёт и главный популяризатор и защитник на международной арене туркменбашизма, как политической системы, министр иностранных дел Рашид Мередов. Именно Мередов возглавил компанию по дезинформации международного сообщества о ситуации с коронавирусом в стране, и лишил Туркменистан возможности получать международную помощь в лечении больных, заразившихся коронавирусом.

18 января 2021 года Туркменистан первым среди стран Центральной Азии зарегистрировал и разрешил на своей территории применение вакцины «Спутник V». Сейчас многие спрашивают, для чего Туркменистан зарегистрировал вакцину, если коронавируса в стране нет, если он обошёл стороной страну Великого Аркадага? Мы думаем, что в Туркменистане сейчас пишется новый спектакль дезинформации, и мы скоро об этом узнаем после завершения работы над сценарием…

Демократический Гражданский Союз Туркменистана

Версия для печати Отправить эту статью другу