Главная страница
Поиск
Статистика
3 пользователь(ей) активно (3 пользователь(ей) просматривают Новости и Деятельность)

Участников: 0
Гостей: 3

далее...
Вход
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?

Регистрация
Деятельность : Певчий дипломат.
Написал admin в 07/05/2021 16:19:00 (92 прочтений)

Об итогах работы Натальи Дрозд на посту главы ОБСЕ в Ашхабадe

4 мая на встрече с министром иностранных дел Рашидом Мередовым глава Центра ОБСЕ в Ашхабаде Наталья Дрозд сообщила, что завершает свою миссию на этом посту. В Туркменистане ее запомнят, как одного из главных участников мероприятий с президентом Гурбангулы Бердымухамедова, будь то День туркменской дыни, высадка саженцев или открытие нового объекта. За пять лет работы дипломат ни разу не критиковала политику главы государства, а скорее даже поддерживала. «Хроника Туркменистана» вспоминает, чем Наталья Дрозд отличилась за время своей работы в одной из самых закрытых и авторитарных стран мира.

Лингвист-дипломат
Наталья Дрозд родом из Беларуси. Там она окончила Минский государственный педагогический институт иностранных языков, затем аспирантуру Белорусского государственного университета (БГУ) и защитила кандидатскую диссертацию на факультете журналистики МГУ по вопросам внешней политики и СМИ.

Поработав какое-то время заместителем декана по работе с иностранными студентами БГУ она устроилась в МИД Беларуси.
В 1998 году начинается ее дипломатическая карьера – Дрозд стала послом Беларуси в Италии, а спустя год, и на Мальте по совместительству. В 2002 году завершила свою дипломатическую миссию. Она также являлась представителем Беларусь в Комиссии ООН по положению женщин. Согласно информации из Википедии, владеет английским, французским, итальянским, сербохорватским и македонским языками.
С 2005 по 2013 годы занимала пост руководителя миссии ОБСЕ в Македонии, потом немного преподавала на факультете международных отношений БГУ, а в июле 2016 года получила должность главы Центра ОБСЕ в Ашхабаде.

Семь бед, один ответ – тренинг
ОБСЕ – одна из крупнейших международных организаций, у которой есть возможность напрямую апеллировать к властям Туркменистана и добиваться позитивных изменений в сфере прав человека.
К сожалению, в последние годы ее деятельность в стране свелась к проведению бесчисленных тренингов – их проводят десятки в год на самые различные темы, причем довольно часто они повторяются. Чему только не учили международные эксперты чиновников, журналистов, судей и студентов: правам человека, борьбе с коррупцией, противодействию отмыванию денег, борьбе с терроризмом, получению экономической выгоды от трудовой миграции и даже обеспечению безопасности ТАПИ. В 2020 году ОБСЕ провела для туркменских пограничников тренинг на тему того, как реорганизовать КПП, чтобы не допустить проникновение COVID-19 в страну. Десятки тренингов касались совершенствования работы туркменских СМИ, работой которых президент по сей день недоволен.
В приватных беседах дипломаты ОБСЕ на вопрос, почему не выдвигаются более жесткие требования к властям, обычно отвечают, что эскалация может привести к выдворению сотрудника из страны, потере контактов и в итоге отсутствию возможности вести диалог с правительством. Жителям страны подобные демарши не помогут.
В реальности очень многое зависит от личности посла.
Возможно, от дипломата не стоит ждать разоблачений, громких заявлений и ультиматумов. Его работа заключается в поиске компромиссных решений и сохранении контактов.
Но если дипломат не может (из-за личностных качеств, условий, которые поставила принимающая сторона или головной офис, или по какой-либо другой причине) активно противодействовать политике властей, то вполне нормально ожидать, что он, по крайней мере, не будет эту политику активно поддерживать. О Наталье Дрозд такого сказать, к сожалению, нельзя. Ее в Туркменистане запомнят, как дипломата бездействовавшего, а иногда и содействовавшего ужесточающемуся авторитарному курс президента Гурбангулы Бердымухамедова.
С неизменной улыбкой на лице она присутствовала на всех крупных мероприятиях и никогда не высказывала озабоченности действиями власти. Складывалось ощущение, что, наоборот, всячески ее поощряла.
Дрозд всегда была среди главных участников на проводимых в стране праздниках, будь то День туркменской дыни или акция по высадке саженцев.

Этим активно пользуются в Туркменистане для легитимации власти. Местные СМИ преподносят участие представителей международных организаций в многочисленных церемониях как полную поддержку политики главы государства международным сообществом.
И это на фоне того, что центральный офис ОБСЕ критиковал политику президента. Например, в своем отчете, посвященном выборам в туркменский парламент 2018 года, Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) отметило, что «политическая среда в Туркменистане носит номинально плюралистический характер, и несмотря на попытки продемонстрировать прозрачность выборов, их справедливость вызывает сомнения». В докладе подчеркивалось, что отсутствие плюрализма и независимых СМИ в стране лишает избирателей доступа к различным точкам зрения. Для решения этой проблемы рекомендовалось «создавать независимые СМИ, поощрять свободу слова и обеспечить доступ населения к информации». Что сделал офис организации в Туркменистане? Провел еще десяток тренингов для СМИ, после которых ничего не изменилось.
В 2018 году представители международных организаций поддержали инициативы Гурбангулы Бердымухамедова на брифинге по итогам первого саммита Международного Фонда по спасению Арала в 2018 году. Тогда Наталья Дрозд заявила, что «избрание Туркменистана председателем МФСА является свидетельством высокой оценки деятельности страны по обеспечению экологической безопасности в регионе».
Во время пандемии коронавируса Наталья Дрозд также не стала опровергать информацию о том, что в Туркменистане якобы не зафиксированы случаи заражения COVID-19. Наоборот, на брифинге МИД, который был устроен для иностранных дипломатов в апреле 2020 года, представители международных организаций, в числе которых были главы страновых офисов ООН, ВОЗ и ОБСЕ, отметили «эффективность реализуемых в Туркменистане действий в области здравоохранения, включая высокий уровень иммунизации населения в стране, а также программы по борьбе с инфекционными и неинфекционными заболеваниями».
Единственным диппредставительством, которое периодически публикует альтернативную официальному Ашхабаду информацию, остается Посольство США. В том же апреле оно распространило заявление, в котором отметило, что «Туркменистан не склонен признавать наличие COVID-19 даже в случае выявления заражения».
Кроме того, посол ОБСЕ от США Джеймс С. Гилмор серьезно раскритиковал работу ОБСЕ в Туркменистане после отчета Натальи Дрозд в июне 2020 года на встрече постоянного Совета ОБСЕ в Вене. В частности, американский дипломат оценил усилия Наталии Дрозд по развитию в Туркменистане института омбудсмена, но подчеркнул, что «важно обеспечить ему политическую поддержку и независимость для эффективного исполнения своих функций».
Гилмор напомнил, что США по-прежнему относят Туркменистан к числу стран, вызывающих особую озабоченность, в связи с нарушениями прав граждан на свободу религии и призывал миссию ОБСЕ в Ашхабаде направить усилия для решения этой проблемы. По его словам, ОБСЕ также следует усилить работу по развитию гражданского общества и независимых СМИ в Туркменистане. Затрагивая тему распространения СOVID-19, дипломат отметил, что «прозрачность и надежность официальных данных – обязательные условия для преодоления кризиса и правительство ответственно за публикацию детальных и достоверных данных». Однако на позицию Натальи Дрозд это никак не повлияло.
Представители международных организаций также сопровождают президента во время некоторых его поездок. Например, в феврале 2019 года Гурбангулы Бердымухамедов показал дипломатам искусственное озеро «Алтын асыр». Как тогда писало госинформагентство ТДХ, «представители международных организаций выразили признательность президенту за поддержку их проектов и плодотворное сотрудничество».
Наталья Дрозд принимала участие в церемонии открытия президентом 15 апреля этого года Конгресс-центра и Центр приемов и конференции «Международное сотрудничество независимого, постоянно нейтрального Туркменистана во имя мира и доверия».
В своем выступлении руководитель Центра ОБСЕ отметила «исключительную своевременность» инициативы президента о провозглашении 2021 года Международным годом мира и доверия.
«Туркменская сторона стремится предоставить эффективную платформу для поддержания равноправного диалога и укрепления международного сотрудничества по животрепещущим вопросам глобального развития. ОБСЕ высоко оценивает позицию Туркменистана в отношении укрепления мира и доверия. А сотрудничество страны и ОБСЕ строится на приципах открытости и доверия, и учета интереса всех сторон», – сказала Дрозд.

Орден за нейтралитет
За свою лояльность президенту Наталья Дрозд стала одной из немногих работающих в Туркменистане дипломатов, которых в декабре 2020 года президент наградил государственным орденом «Битараплык» («Нейтралитет») по случаю 25-й годовщины постоянного нейтралитета Туркменистана. Свою медаль она получила «за вклад в развитие международных отношений и укрепление сотрудничества между ОБСЕ и Туркменистаном». Орден также получил посол России в Ашхабаде Александр Блохин, тот самый, который на пресс-конференции летом прошлого года отрицал наличие в стране коронавируса, а также нехватку продуктов питания.
Через две недели в своем новогоднем поздравлении Наталья Дрозд отметила, что «для Центра ОБСЕ в Ашхабаде главным событием года стало празднование 20-летия своей деятельности». А в январе этого года дипломат провела для туркменских дипломатов и преподавателей Института международных отношений и представителей СМИ брифинг, посвященный нейтралитету Туркменистана. В своем выступлении она «высоко оценила» политические, экономические и гуманитарные аспекты нейтралитета, способствующие укреплению региональной и глобальной безопасности и стабильности.

Потерянный авторитет
За последние годы ОБСЕ растратила свой авторитет среди жителей страны, превратившись в очередную организацию, которая в лице Натальи Дрозд бесконечно поддакивает президенту. В тот момент, когда в Туркменистане начали обостряться экономический кризис и усугубляться репрессии, ашхабадский офис ОБСЕ проводил тренинги кинологов.
Запрос:
«1 октября на сайте ОБСЕ была опубликована новость о передаче ашхабадским представительством организации туркменским погранвойскам десяти служебных собак, которых доставили из Минска.
Позднее это сообщение было удалено.
Могли бы вы уточнить, по какой причине новость была снята с сайта? Информация была ошибочной?».

Ответ:
«Уважаемый г-н Тухбатуллин,
Благодарим за Ваше сообщение. В ответ на Ваш запрос, хотели бы сообщить, что, действительно, 1 октября было опубликовано информационное сообщение касательно передачи служебных собак Государственной пограничной службе (ГПС) Туркменистана. Хотели бы подтвердить, что служебные собаки были доставлены и переданы Кинологическому центру ГПС. Однако, в силу того, что передача служебных собак является неотъемлемой частью тренинга для кинологов, планируемого в более поздние сроки, было принято решение отложить публикацию данного информационного сообщения до проведения вышеупомянутого тренинга.
С наилучшими пожеланиями.
Центр ОБСЕ в Ашхабаде».

Редакция «Хроники Туркменистана» несколько раз пыталась направлять в офис ОБСЕ в Ашхабаде вопросы и просьбы. Однако, все полученные ответы можно охарактеризовать лишь словом «отписка».Например, обращение в ОБСЕ с вопросами по поводу тренинга в 2017 году:
Запрос:«Центр ОБСЕ в Ашхабаде регулярно проводит тренинги для местных журналистов. На днях был проведен обучающий курс по правам и обязанностям журналистов.
Не могли бы вы ответить на несколько вопросов на эту тему?
Что вы думаете об уровне подготовки туркменских журналистов? В каких изданиях пишут присутствовавшие журналисты и есть ли у них возможность применять полученные знания на практике?
Приводят ли тренинги к каким-то позитивным изменениям? Могли бы вы привести примеры?
Как заявила посол ОБСЕ в Ашхабаде, «Центр ОБСЕ в Ашхабаде организовал данный обучающий курс с целью оказать содействие правительству принимающей страны в выполнении Национального плана действий и внести вклад в продвижение международных стандартов и обязательств ОБСЕ в области свободы выражения». В Туркменистане не существует ни одного независимого СМИ, означает ли это, что ОБСЕ вносит вклад в успешность продвижения единой официальной точки зрения правительства принимающей стороны? Соответствует ли эта ситуация стандартам и обязательствам ОБСЕ в области свободы выражения?».

Ответ:
«Уважаемый господин Тухбатуллин,
Cпасибо за Ваше письмо и интерес к деятельности Центра ОБСЕ в Ашхабаде. Ваше письмо было переправлено для рассмотрения в Отдел коммуникации и связей со СМИ. Мы предоставляем Вам следующий ответ на Ваши вопросы.
«Центр ОБСЕ в Ашхабаде организует различные мероприятия, направленные на продвижение международных стандартов и обязательств ОБСЕ в области свободы средств массовой информации, а также на повышение профессиональных навыков журналистов и специалистов по коммуникации.
Тренинг по правам и обязанностям журналистов, на которые Вы ссылаетесь в своем электронном письме, был организован Центром для оказания помощи в осуществлении Национального плана действий в области прав человека, который также включает положения, касающиеся свободы средств массовой информации и свободы выражения. Мероприятие предназначалось не только для журналистов из СМИ Туркменистана, но и для судей и юристов, и его целью было повышение их осведомленности о международных стандартах, касающихся свободы выражения мнений, а также прав и обязанностей журналистов. Деятельность Центра, связанная с проведением таких тренингов, заключается не в том, чтобы оценить уровень профессионализма участвующих журналистов, а в том, чтобы предоставить им возможность обмена лучшими международными практиками.
Еще раз спасибо за Ваш интерес».

ХТ, не имея возможности отправить своих корреспондентов на тренинг ОБСЕ, обращалась в офис организации с просьбой поделиться хотя бы учебным материалом, чтобы изучить курс самостоятельно. К сожалению, безуспешно.

Бадеску
Но так было не всегда. С начала 2000 и до середины 2004 года миссию ОБСЕ в Ашхабаде возглавляла посол Параскива Бадеску (Paraschiva Badescu).

Она серьезно и ответственно относилась к своим обязанностям как в работе с правительством Туркменистана, так и с существовавшими тогда в стране неправительственными организациями (НПО).
«Несмотря на то, что общественники работали в соответствии с законами, спецслужбы все равно оказывали на нас серьезное давление. Во много благодаря поддержке ОБСЕ, послов США, Германии, Великобритании мы могли продолжать выполнять свою деятельность. В частности, с помощью Бедеску был восстановлен в правах Дашогузский Экологический Клуб. Он был закрыт по инициативе регионального управления КНБ, хотя закон позволял сделать это только по решению суда», – вспоминает глава Туркменской Инициативы по Правам Человека Фарид Тухбатуллин.
Посол также способствовала освобождению правозащитника из заключения в апреле 2003 года.
При содействии Параскивы Бадеску в мае 2004 года в стране находилась делегация ОБСЕ, которая затем подготовила доклад о нарушениях прав человека в Туркменистане.
Через два месяца после этого посол была вынуждена покинуть Ашхабад.
«Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов без объяснений отказал послу ОБСЕ в продлении аккредитации. Причина президентской немилости лежит на поверхности: именно при содействии Параскивы Бадеску в стране целую неделю работала делегация ОБСЕ. Итогом этой работы стал официальный доклад о нарушениях прав человека в Туркменистане. Официальному Ашхабаду его выводы явно не понравились – со всеми вытекающими отсюда последствиями», – писала «Независимая газета» в июле 2004 года.

С надеждой на перемены
Как стало известно, после Натальи Дрозд главой Центра ОБСЕ в Ашхабаде станет Джон МакГрегор (John S. MacGregor) – гражданин Канады, ранее возглавлявший представительство международной организации в Узбекистане.

В 2020 году он был удостоен награды Gender champion ОБСЕ за вклад в продвижение гендерного равенства.
У туркменских правозащитников нет возможности апеллировать к властям страны напрямую. Представители Туркменистана не встречаются с активистами ни в стране, ни во время международных конференций за рубежом.
Деятельность сотрудников ОБСЕ, которые имеют возможность общаться с властями и влиять на принятие решений, связанных с правами человека в Туркменистане – один из немногих существующих способов добиваться прогресса в этой сфере. Последние годы правозащитники были лишены этой возможности. Хочется верить, что новое руководство офиса будет более открытым к контакту с представителями НПО и станет настойчивее требовать соблюдения прав человека в диалоге с властями Туркменистана.

https://www.hronikatm.com/2021/05/osce-song-thrush/

Версия для печати Отправить эту статью другу